Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Миронов С.М.

Личный блог Сергея Миронова






Дорогие друзья!

В своем блоге я пишу обо всем, что волнует и кажется мне важным как человеку и как политику. За все время существования блога я по-настоящему прикипел к нему и к тому живому общению с вами, которое он дает.

Приглашаю к обсуждению любых интересующих тем и вопросов. Приветствую неравнодушную конструктивную критику, открытый разговор и любые предложения. С особым интересом всегда читаю ваши отклики. Надеюсь, наше общение будет взаимно полезным и интересным.

Сообщения не по теме, личные просьбы и жалобы предлагаю писать в комментариях к этому посту, а в остальных постах давайте высказываться по существу.

Читайте меня и в других социальных сетях:
ВК: https://vk.com/mironov_sergey
Facebook: https://www.facebook.com/sm.mironov
Instagram: https://www.instagram.com/mironov.online/
ОК: https://ok.ru/sergeymironov
Twitter: https://twitter.com/mironov_ru
Мой сайт: http://mironov.ru/

И обязательно подпишитесь на социальные сети Партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ:
ВК: https://vk.com/spravo_ross
Facebook: https://www.facebook.com/spravoross/
ОК: https://www.ok.ru/spravoross
Instagram: https://www.instagram.com/spravoross/

Миронов С.М.

Плата за посещение заповедников должна быть отменена!

В конце прошлого года в Федеральный Закон «Об особо охраняемых природных территориях» были внесены поправки, среди которых – норма об установлении платы за посещение государственных природных заповедников в целях познавательного туризма, и национальных парков – в целях туризма и отдыха. На мой взгляд, была совершена ошибка, которую надо исправить, желательно до начала нового туристического сезона. Именно поэтому я вместе товарищами по фракции внес законопроект, отменяющий плату за посещение заповедников и национальных парков.

Охрана природы не может сводиться к запретительным и ограничительным мерам, особенно если они малоэффективны. Наиболее надежным гарантом сохранения дикой природы является осознание обществом экологических ценностей. Посещение заповедников, национальных парков как ничто способствует такому осознанию.

Свои отпуска я провожу обычно в самых удаленных от цивилизации, но зато и самых живописных, самых интересных уголках нашей страны. Я многое видел и хотел бы, чтобы красоты и природные памятники России могли увидеть и другие. Чтобы внутренний, в том числе экологический туризм, развивался не только на словах, но и на деле. Плата за посещение заповедников не согласуется с концепцией развития внутреннего туризма, препятствует экологическому просвещению. Такая плата должна быть отменена!
Миронов С.М.

ЧЕТКИ ПАМЯТИ. Катание на османах

В реках и озерах Монгольского Алтая (Запад Монголии) водится такая рыба – осман. Мое первое впечатление о ней было не самым лучшим – огромная, абсолютно бесполезная и противная на вид рыба. Противная, потому что не менее одной трети всей рыбины составляет голова. Ловить его было проще простого. Когда морда рыбы появлялась над водой, раздавался щелчок – осман разевал на воздухе пасть. Такое ощущение, что у него выскакивали какие-то челюстные хрящи, потому что рот больше не закрывался. Вот с такой «трубой» диаметром иногда сантиметров до 15-ти мы его и брали. А бесполезной я ее назвал потому, что если варить из османа уху, на поверхности воды не будет ни одной жиринки. Если жарить – абсолютно безвкусное и пресное мясо.
Иногда в редкие выходные мы приезжали на озеро купаться, надували автомобильные камеры, брали в руки спиннинг, заплывали недалеко от берега, забрасывали спиннинг с любой блесной – не имело значения. Глупый осман тут же брал, и потом можно было довольно долгое время кататься по озеру. «Османка», как хороший трактор, таскал тебя на камере. Потом мы аккуратно подтягивали османа, не вытаскивая его из воды, и освобождали блесну. Осман плыл восвояси, а мы – к берегу.

Кстати, в 90-ом году, когда мы стояли у озера в так называемом «пионерском лагере», в этом озере тоже были османы. Мы их не ловили, пока не приехал из Союза один водитель, уже пожилой, опытный. Он научил нас коптить османов, делать из него рыбу горячего копчения. И оказалось, что именно в этом варианте он очень даже ничего. Мы с большим удовольствием весь последний сезон лакомились копченым османом.
Миронов С.М.

Помним и скорбим о трагедии над Боденским озером

Сегодня 10 лет со дня авиакатастрофы над Боденским озером. Столкновение унесло жизни всех, кто находился на борту обоих самолетов, в том числе 52 детей, летевших на отдых. Помним и скорбим.

Трагедии над Боденским озером будет посвящен мой сегодняшний прямой эфир на телеканале «Россия 1». Смотрите передачу «Прямой эфир с Михаилом Зеленским» с 20:40 до 21:20. Интернет-трансляцию можно будет найти здесь.
Mironov S.M.

ЧЁТКИ ПАМЯТИ - (Как я научился плавать)

На этой неделе, когда в Москве началась июльская жара и страждующие горожане ищут любые водоёмы – хотят искупаться, мне вспомнилась история-быль, как я научился плавать. Я уже рассказывал начало этой истории - теперь она полностью.

КАК Я НАУЧИЛСЯ ПЛАВАТЬ
Жил я в Пушкине (Царское Село), на самой окраине города на улице Красная Артиллерия, дом 30. У нас был большой дом в четыре подъезда, трёхэтажный. Через дорогу напротив была огромная детская площадка с футбольным полем, с качелями, беседками, горками, песочницами для малышей. За детской площадкой – несколько домов частного сектора, сараи, а за ними начиналось поле. Иногда на нём что-то сеяли, но чаще там просто росли клевер, ромашки, васильки, колокольчики. В поле было много земляники, особенно в овраге, до которого примерно три километра.

Купаться мы ходили в Екатерининский парк. Шли по улице Огородной, катя перед собой надутые камеры, желательно от грузовиков, громко галдя, радостно предвкушая купание в большом пруду парка. Заходили в калитку, в которую упиралась улица Огородная, и буквально через тридцать метров оказывались на небольшом мыске, в правой части которого лежали шлюпки, на которых курсанты военно-морского училища имени Ленина, находящегося через дорогу от парка, отрабатывали навыки гребли. Шлюпки, кстати, всегда охранялись часовым под "грибком".

Мы располагались рядом на газончике, который обрывался прямо в пруд (к концу лета газончик мы хорошо вытаптывали, но мы на это внимание не обращали), скидывали одежду и, как сейчас бы сказали, в семейных трусах сигали в воду. У берега было примерно по пояс, так можно было пройти по шею где-то метра три-четыре от берега, дальше становилось глубоко – нужно было плыть.

Большинство моих друзей, такое ощущение, что плавали чуть ли не с рождения и очень многие доплывали до Чесменки (по середине пруда стоит Чесменская колонна с орлом наверху, с рострами – носами кораблей по колонне, и с большой площадкой на высоте примерно 4-5-ти метров, на которую можно было забраться по немножко наклонным стенам, выложенным гранитными плитами с глубокими прорезями, которые, собственно говоря, и являлись своеобразными ступенями).

Я с тоской и завистью смотрел на своих друзей, которые кто кролем или саженками, как мы называли, кто брасом, а кто просто по-собачьи, кто-то быстро, а кто-то очень медленно, но доплывали до Чесменки. А я плавать не умел, поэтому изображал, что мне на Чесменку вовсе даже не хочется, плескался в камере, даже на ней боясь далеко отплывать от берега.

И так было и после первого класса, и после второго, и после третьего, одним словом – аж до шестого. И вот после шестого класса для меня мама получила от военного училища, в котором работала, путёвку в Карелию в Лахденпохский район, как сейчас помню – почтовое отделение Хуонхомяки или что-то в этом духе. Ехать нужно было на поезде с Финляндского вокзала.

Collapse )
Mironov S.M.

ЧЁТКИ ПАМЯТИ - (Рыбалка в Монголии)

Память штука странная и избирательная. Подчас во всех деталях всплывает то, что казалось давно пережито и вроде бы забыто. Та история, которую хочу рассказать сегодня, произошла в 90-ом году в самой западной части Монголии, в Котловине Больших Озёр.

РЫБАЛКА В МОНГОЛИИ
Стояли мы в тот год лагерем в уникальном месте. Обычно, прямо в пустыне или где-то под горушкой ставили палатки, юрты, в большинстве прошедших полевых сезонов воды там никакой близко не было. Воду мы привозили в "квасовозке", поэтому привыкли располагаться там, где удобнее с точки зрения организации маршрутов, организации поиска и проверки аномалий.

А в 90-ом году мы нашли шикарное место – это был бывший пионерлагерь на берегу потрясающе красивого озера, причём это озеро, видимо, было местом гнездования самых разных водоплавающих птиц. Бывший пионерлагерь представлял из себя пять деревянных домиков, стоящих на срубах. Домики щитовые.
Когда мы приехали, не было ни окон, ни дверей, но крыша была. Мы быстренько всё подлатали, даже печки сделали, поставили ещё пару юрт.

Наш лагерь стоял на скале, а на другом берегу озера были самые настоящие песчаные барханы. Слева (лагерь стоял на небольшом мыске) озеро вытягивалось в протоку, поросшую камышом. Именно в этих камышах вся живность (птица) и находилась. Потрясающе красивы были закаты.

У нас была любопытная традиция: каждый вечер, без пяти девять, мы выходили из домиков на улицу, где у нас стояли скамейки, "посмотреть программу "Время"" – так мы это называли. Никакого телевизора там, конечно, не было. И вот что из себя представляло ежевечернее зрелище.
Collapse )
Миронов Сергей Михайлович

ЧЁТКИ ПАМЯТИ - (Гоби. Три монаха)

За время  работы в Монголии случались со мной разные  истории. Но одна из них запомнилась особенно. Помнится,  рассказывал её уже раньше. Сейчас - хочу познакомить вас с отредактированным вариантом этой истории, из которой убрал все лишнее. Думаю, что для тех, кто не читал - будет  интересно.

ГОБИ. ТРИ МОНАХА.
Однажды, когда работали в Гоби, придя с маршрута, мы сидели, ждали остальных и ужина. Вдруг приезжает машина, выскакивают наши возбуждённые коллеги, начинают наперебой что-то рассказывать, махать руками, звать нас куда-то. Толком ничего не понимая, мы садимся в кунгу ГАЗ-66-го, чтобы ехать вместе с ними.
Ехать оказалось не очень далеко, буквально километров пятнадцать. В том месте, не очень типичном для Гоби, были небольшие горушки, изрезанные сухими руслами, оврагами, горки высотой буквально метров 30-40, не больше. Из чего они были сложены, честно говоря, не помню.

Бросив машину в том месте, куда сумели проехать, ещё километра два пройдя пешком, мы подошли к пещере. Пещера, как потом выяснилось, имела три "комнаты", если можно так сказать.
Первая – "прихожая" – была хорошо освещена, на самом деле это была такая ниша в скале, из неё было прорублено естественным путём отверстие во вторую "комнату", там света было поменьше. И с левым поворотом из второй находилась совсем маленькая пещерка, вход в которую (мы долго спорили: естественный или искусственный) уж больно был похож на дело рук человеческих. В третье пещерное помещение свет попадал едва-едва, но всё равно, немножко постояв и присмотревшись, можно было всё увидеть.
Collapse )
ГЕОЛОГИЯ

ЧЁТКИ ПАМЯТИ - (ГОБИ. Мираж)

Считается, что мираж – это индивидуальное свойство оптического обмана и, возможно, мозга конкретного человека. То, что идущие вереницы верблюдов на горизонте выглядят как комары на длинных ножках – это довольно обычно.  Но вот чему я был однажды свидетелем во время работы в Монголии ...

МИРАЖ
Ехали мы как-то то ли на маршрут, то ли с маршрута на ГАЗ-66. Кузов был покрыт брезентовым верхом, там у нас стояла одна бочка с бензином, а вторая с водой. Между кабиной и кузовом был сделан деревянный помост, чтобы не прогнуть крышку аккумуляторного ящика и не замкнуть сам аккумулятор. К крыше кабины со стороны кузова были приварены две обыкновенные дверные ручки.
Дело в том, что под брезентом ехать было просто невозможно.
Во-первых, из-за жары и духоты, а во-вторых, из-за пыли, поэтому обычно в ГАЗ-66-ом ездили либо втроём (это комфортный вариант), либо впятером (это уже было немножко напряжно).

Впятером это выглядело так: в кабине трое – понятно, водитель, и, обычно, геолог, который сидел на пассажирском месте, третий сидел между водителем и пассажиром на двигателе, и двое стояли на аккумуляторном ящике, на этом помосте за кабиной, держась за ручки, приваренные к крыше кабины. Вдвоём стоять было можно, но немножко тесновато. Поэтому, как я сказал, пятеро – это напряжный вариант, а трое или четверо – самое то.
И вот, однажды, едем мы, как сейчас помню, с геологом Славой Татауровым из Зеленогорской экспедиции (город Свердловск). Водитель, по-моему, был Лёшка, а я, геофизик, стоял на аккумуляторном ящике. Приборы лежали в ногах у Славки, я ехал налегке, сверху было всё хорошо видно. Ветерок, несмотря на то, что очень тёплый, всё-таки создавал иллюзию прохлады, одним словом – лафа. И вот мы едем по дороге с хорошей скоростью – километров 60-70, абсолютно ровная, как стол, местность.

Вдруг вижу, что слева от нашего маршрута движения, километрах, по ощущениям, в 15-ти виднеется огромное-огромное озеро.
Причём явственно вижу саму воду, которая сверкает на солнце, более того, вижу полоску зелёных камышей на берегу. Но это ещё не всё, я даже чаек вижу, которые носятся в воздухе над этим озером. Я знаю, что вроде бы на ближайших планшетах никаких озёр (а озеро в Гоби – это вообще нонсенс), ни даже болот или такыров, как их называли, которые в сухое время года представляют собой потрескавшуюся глинистую почву, а после дожей превращаются в небольшие озёрца и, не дай бог, туда заехать на машине – вытащить будет практически невозможно. Так вот, вроде бы ничего такого на карте нет.

И вот едем мы десять минут, пятнадцать, полчаса, озеро не исчезает, более того, такое ощущение, что линия берега то приближается, то удаляется, то есть не просто параллельно нашему движению, дороге, а как реально бывает, когда изрезанный берег. Через полчаса я решил постучать по кабине. Машина остановилась. Славка из кабины прокричал: "Что, озеро видишь?" Я удивился, думал, что только я вижу. Оказывается, уже полчаса они с Лёшкой спорят: мираж это или действительно озеро?
То есть, видим все трое, и что интересно, все одинаково: и синюю воду, и зелёные камыши, и даже чаек.

Это был уже второй сезон в Гоби, ко всяким миражам, в том числе озёрным, мы уже привыкли, но тут явно что-то было не очень традиционное. После короткого "ругательного" совещания всё-таки принимаем решение километров пять проехать в сторону озера и посмотреть – будет оно приближаться или будет удаляться? Поехали.
Кончилось тем, забегая вперёд, что проехали мы не менее 20-ти километров. После каждых пяти километров мы начинали горячо спорить: приблизилось или, наоборот, удалилось озеро, или остаётся на месте? У меня сложилось такое впечатление, что у нас на троих было примерно пять точек зрения на эту проблему.

Отмахав от намеченного маршрута километров двадцать, всё-таки убедившись, что никакого озера в помине нет, чертыхаясь и выслушивая проклятие Лёшки, который начал говорить, что может бензина не хватить до базы, мы поехали вновь туда, куда направлялись.
Должен сказать, что более красивого, я не побоюсь этого слова, прекрасного миража в своей жизни я больше никогда не видел.
Миронов

Клинок из краеведческого музея (в дополнение к посту "Экспедиция на Патомский кратер")

Когда в блоге рассказывал про экспедицию на Патомский кратер, упомянул, что в поселке Мама в  местном краеведческом музее видел старинную саблю, на которой выбита дата "1747 г." и какие-то странные знаки. Я их перерисовал, пообещал показать историкам – чтобы это значило.

Один из френдов в комментариях к посту спросил  меня: "А нельзя ли выложить фотографию непонятных знаков на сабле ? Может общими усилиями разгадали бы загадку ..."
Я пообещал выложить.  Collapse )

Миронов

ЧЁТКИ ПАМЯТИ ("Северное сияние")

Продолжаю "Четки памяти" ...

"СЕВЕРНОЕ СИЯНИЕ"

Первая моя экспедиция после первого курса техникума (первое поле) была на Кольский полуостров. Это было в 1971 году. Нам досталась геофизическая партия северо-западного геологического треста, которая работала на проверке радиоактивных аномалий. Кстати, это как раз то, чем потом всю жизнь в геологии я и занимался.
Поехали мы вдвоём с моим однокурсником Олегом. До армии я был довольно тщедушным юношей с точки зрения комплекции, а Олег – здоровый парень. Он играл в футбол, по-моему, за юношескую сборную "Смена".

И вот мы с некоторыми приключениями, о которых здесь рассказывать не буду, где-то в середине июня прибыли на место базирования нашего геофизического отряда в посёлок Кузрека, это южный берег Кольского полуострова, или по-другому – северный берег Белого моря.
Приехали мы от посёлка Умба, до которого доплыли на пароходике из Кандалакши. В Умбе нас ждал геологический УАЗик, который довёз до Кузреки. Так совпало, что приехали мы в пятницу. Все члены отряда находились в посёлке, на базе, и этот день был банным. Нас завели в большую просторную избу.

Collapse )