Category: еда

Миронов С.М.

Личный блог Сергея Миронова






Дорогие друзья!

В своем блоге я пишу обо всем, что волнует и кажется мне важным как человеку и как политику. За все время существования блога я по-настоящему прикипел к нему и к тому живому общению с вами, которое он дает.

Приглашаю к обсуждению любых интересующих тем и вопросов. Приветствую неравнодушную конструктивную критику, открытый разговор и любые предложения. С особым интересом всегда читаю ваши отклики. Надеюсь, наше общение будет взаимно полезным и интересным.

Сообщения не по теме, личные просьбы и жалобы предлагаю писать в комментариях к этому посту, а в остальных постах давайте высказываться по существу.

Читайте меня и в других социальных сетях:
ВК: https://vk.com/mironov_sergey
Facebook: https://www.facebook.com/sm.mironov
Instagram: https://www.instagram.com/mironov.online/
ОК: https://ok.ru/sergeymironov
Twitter: https://twitter.com/mironov_ru
Мой сайт: http://mironov.ru/

И обязательно подпишитесь на социальные сети Партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ:
ВК: https://vk.com/spravo_ross
Facebook: https://www.facebook.com/spravoross/
ОК: https://www.ok.ru/spravoross
Instagram: https://www.instagram.com/spravoross/

Миронов С.М.

ЧЕТКИ ПАМЯТИ. Героиня

Эту зарисовку я написал в 1989 году. Это рассказ-быль, здесь не изменены ни имена, ни фамилии. События эти произошли в 1981 году в Свердловске. К сожалению, героини этого рассказа уже нет в живых, несколько лет назад она скоропостижно умерла. Царство ей небесное! Дочитав до конца, вы убедитесь, что слова «героиня нашего рассказа» можно и убрать, оставив просто — героиня.

Был солнечный апрельский день. Звонко чирикали воробьи, время от времени задувал легкий ветерок, причесываясь о «гребенку» новых домов, еще не плотно стоящих друг к другу. Утренние часы обычного дня в новом, строящемся микрорайоне Свердловска. Те, кто работает, — уже на работе, школьники — в школе, малыши — или в яслях и садиках, или, радуясь весеннему солнышку и всему на свете, гуляют со своими бабушками. Почти все скамейки у домов заняты теми, кто уже свое отработал и сейчас полноценно использует свое право на заслуженный отдых. Мирно течет их беседа, тихо и солнечно. Так хорошо дремлется под неспешный рассказ какой-нибудь Марьи Ивановны о «жутких» соседях, или о перебоях с молоком в магазине, или о «вредной врачихе с их участка». Тишину этой идиллии нарушает лишь гомон малышей, которым еще очень долго не будет дела до проблем, волнующих Марь Иванну, да легкий скрип детских колясок, в которых блаженно спят самые маленькие. На их милые мордашки то встревожено (не проснулся ли?), то светясь любовью, смотрят молодые мамы. Одна из них — героиня нашего рассказа.

В коляске — вторая в семье девочка, шести месяцев от роду. Старшенькая — в садике, муж — на работе. В голове ее мамы — сложная комбинация больших и малых проблем (стирка и штопка, кормление младшенькой и новые колготки для старшей, ужин для мужа и парикмахерская для себя, и многое-многое другое — вам, дорогие читательницы, конечно же, очень знакомо), и еще легкая дрема под лучами чуть-чуть пригревающего солнышка...

— Ребенок тонет!! — крик раздался совсем рядом.
Collapse )
Сергей Миронов

ЧЁТКИ ПАМЯТИ - (Из полевого дневника 1975 года)

Решил разместить в  блоге фрагменты из своего полевого дневника 75-го года "ЛЕНИНГРАД – АЛДАН (июль-август 1975 года)". Сегодня - начало.

8 июля 1975 года. Вечер. 19.00 местного времени.
Почти весь день провозился с машиной. Расконсервация. Т.н. смазка и прочее. Мне досталась смазка. Впечатлений – масса ...
Как приятен вид карданного вала, грязь с которого сыпется тебе в глаза и все в таком духе. Но это все, конечно, лапша.
С утра ждал указаний, стоял у конторы ТУКЭ. Подъезжают и уезжают машины, ходят взад, вперед бородатые мужики в кирзе, в воздухе пахнет романтикой (шучу).  Познакомился с одним мужиком.
– Что задумался? – спрашивает.
– Начальство жду.
– Своих?
– Да, своих, из Ленинграда.
Помолчали.

Collapse )
Mironov S.M.

"ЧЁТКИ ПАМЯТИ" - (Редисочно-черешневая история)

В детстве, как и все пацаны, я любил лазить по чужим садам. Своего сада у нас не было, но даже потом, когда отдыхал в деревне у дяди или тётушки, у которых был шикарный сад, всё равно самые вкусные яблоки были из других садов, куда нужно было залезать ночью, с риском получить солью из берданки в одно место и с другими всеми прелестями.
Одним словом, главное — не тот или иной плод или овощ, а главное — экстрим, адреналин и, как бы сейчас сказали, драйв.


РЕДИСОЧНО-ЧЕРЕШНЕВАЯ ИСТОРИЯ
Однажды, когда только-только начались летние каникулы (после окончания пятого или шестого класса), мы как-то шастали за дровяным складом в конце нашей улицы Красной Артиллерии. На этот склад по железной дороге привозили брёвна, полубрёвна, распиленные плошки, которые потом, видимо, вывозили на те или иные объекты, прежде всего, в военные училища и в военные городки в качестве дров.
И вот за этим дровяным складом мы шли по железной дороге и заметили огородик. Подойдя поближе, увидели, что из земли торчат аппетитные красно-белые головки редиски. Естественно, мы начали выдёргивать редиску, вытирать её об штаны и тут же громко хрумкать. Вкусно было, невероятно!

Вдруг мы услышали крик и увидели, что к нам бежит мужик с соседнего огорода. Мы бросились врассыпную — нам было не привыкать. Бежали что есть силы и по уже хорошо отработанной технологии именно врассыпную Но среди нас был один совсем маленький мальчишка, наверное, после первого или второго класса, как потом оказалось, его мужик всё-таки догнал и ничего умнее не придумал, как сдал бедного пацана в милицию.
Тот, размазывая слёзы и по поводу своей дальнейшей судьбы, и от страха, что совершает с точки зрения мальчишеского кодекса недопустимые вещи, конечно, "заложил" всех нас.

И вот меня с мамой в один прекрасный день повесткой вызывают в детскую комнату милиции города Пушкина.
Collapse )
Миронов С.М.

"ЧЁТКИ ПАМЯТИ" (Как пилили снаряд)

Продолжаю "Четки памяти".
Недавно вспомнился мне такой эпизод из детства ...

КАК ПИЛИЛИ СНАРЯД
Недалеко от нашего дома в Пушкине был военный аэродром, а также рембаза и склад артвооружения как раз у "пятачка"-осинничка, куда мы ходили за колосовиками буквально уже в середине июня. Часовые с вышек на нас ругались, когда мы подходили слишком близко к охраняемой территории.

Артсклад представлял из себя навесы, огороженные колючей проволокой, за колючей проволокой был глубокий ров. Самое интересное - именно по склону этого рва росла и созревала самая вкусная земляника. Когда мы шли за грибами, конечно, норовили полакомиться земляникой, а часовые нас шугали.
Мы прекрасно знали, что на этом складе артвооружения в ящиках лежат снаряды от авиационных пушек, наверное, миллиметра 32, то есть, так называемый калибр, точнее калибр сказать не могу - не помню.

И вот однажды, мы решили, немного-немало, а стащить несколько таких снарядов.
Мы прекрасно знали всю местность, когда часовые меняются, как они себя ведут, что есть два-три места, которые плохо просматриваются, и где можно пролезть под колючей проволокой и проползти до ближайшего навеса, где стояли эти ящики. Очень много ящиков стояло не закрытыми, и мы видели, что они полупустые, видимо, в них после стрельб складывали снаряды.

Очень захотелось нам иметь несколько таких снарядов. Сказано-сделано. Не буду пересказывать всю эту эпопею.
Сползали – никто нас не заметил. Три снаряда мы стащили. Дальше – что с ними делать? Просто так не интересно. Мы знали, что внутри артиллерийский порох, из которого можно сделать ракеты и кучу всяких интересных вещей. Как его достать?
Да очень просто – надо распилить гильзу, не трогая снаряд, и высыпать оттуда порох.
В сарае у Альки Просветова (а он жил в частном доме) на верстачке были тиски. Зажав снаряд в тисках, взяли ножовку по металлу и стали пилить.
Но ведь, чертята, понимали, что может дело плохо кончиться, что может рвануть, поэтому была "техника безопасности": пока один пилил, другие ждали на улице метрах в двадцати.

Помню, когда подходила моя очередь, сначала ждал, чтобы металл остыл, потом аккуратненько начинал пилить, при этом всё время проверял пальцем, чтобы гильза очень не нагревалась. Самое интересное – всё получилось, ничего не взорвалось и пороху мы достали очень много.
Порох был артиллерийский, колбасками, горел круто!
Что мы сделали со снарядами, уже и не помню, но не кидать их в костёр ума хватило. По-моему, в каком-то пруду их затопили.

Когда сейчас слышу про глупости, которые совершают мальчишки, думаю: через это, наверное, все проходят. Но иногда просыпаюсь в холодном поту, потому что снится этот звук ножовки по латуни и чувствую, как нагревается металл гильзы.
Вот такие детские страсти-мордасти.

Ваш Сергей Миронов.

ЧЁТКИ ПАМЯТИ

Дорогие друзья!
Начинаю записывать очень короткие даже не рассказы, а скорее зарисовки из прошлого. Эту серию зарисовок хочу назвать "Чётки памяти". Часто всплывает, непонятно почему, и непонятно по какому поводу, тот или иной эпизод из жизни, из детства и, как правило, это действительно эпизод, какая-то короткая либо история, либо просто наблюдение.
Вот поэтому я и решил так назвать эту своеобразную рубрику, которую буду вести, пока не надоест или пока всё не перевспоминаю, хотя всё вспомнить, конечно же, невозможно.
Итак, "Чётки памяти" ...

ДВА ВОСПОМИНАНИЯ О БАБУШКЕ
Бабушку мою звали Дарья Ильинична, фамилия у нёё была Варламова. Это мама моей мамы. На лето нас с сестрой Маринкой увозили в Новгородскую область к бабушке в деревню, по-моему, она называлась Большая Любунь. Ездил я туда, когда мне было три или четыре годика, потом ездить почему-то перестали. Впрочем, помню, что потом бабушка стала жить у нас в Пушкине.

Маринка никогда не пила молоко, и не ела ничего молочного. Ну и я, как маленькая обезьянка, тоже заявлял, что молоко я не пью. И тогда бабушка придумала вот что ...
Когда в саду поспевала малина, бабушка её насыпала в стакан, заливала молоком, давала мне ложечку и говорила: "Серёнька, давай, ешь". Ну, я и ел, стараясь вылавливать ягоды, а молоко не трогать. С каждым разом, изо дня в день, в стакане малины становилось всё меньше, а молока – полный стакан. И так, потихонечку, я привык пить молоко в прикуску с малиной. Кстати, этот вкус до сих пор вспоминаю с удовольствием.
Вот так бабушка приучила меня пить молоко.
* * *
Вторая история связана как раз с тем периодом, когда бабушка жила у нас в Пушкине.
Collapse )

ФРУКТОВОЕ МОРОЖЕННОЕ
Дело было после армии, в Пушкине.
Лето, жарко. Захотелось окрошечки и пошёл я за квасом.
С улицы Красной Артиллерии нужно было свернуть на бульвар Киквидзе, там, в торце продовольственного магазина, летом стояла бочка с квасом и, естественно, там всегда выстраивалась здоровущая очередь. И вот встал я с 3-литровым бидоном в очередь, стою, солнышко греет, птички поют, очередь хоть медленно, но движется. А рядом лоток с мороженым.
И как раз между очередью за квасом и лотком с мороженым моё внимание привлекла очень интересная троица.

Две девочки, наверное, второклассницы – только что закончили первый класс и перешли во второй, а с ними маленький, годика три, братик одной из них. Методично, перекладывая копеечки с ладошки одной девочки на ладошку другой, девочки вели счёт – чай, почти второклассницы, считать уже умеют!
А мальчишка, взглядом следя за денежкой, которая кочует с ладошки на ладошку, аж рот открыл от тревоги и в то же время сладостного ожидания.
Collapse )
Геология, воспоминания

Михайловы

Дорогие друзья!
Предлагаю очередной эпизод из моих воспоминаний о работе в Монголии. Как я уже писал, в Монголии вместе со мной работали мои земляки из Питера – Коля и Лена Михайловы. Они были мужем и женой и оба – геофизики. Обычно они у меня в отряде делали СДВР – это один из методов электроразведки, называется сверхдлинноволновое радиопрофилирование.


Работать нужно было в паре. На груди у оператора (обычно это был Коля) висел небольшой приборчик, от приборчика тянулась метров на двадцать антенна, на самом деле, обычный, но довольно толстый кабель. А рядом шёл записатор, как мы говорили, это была Лена. Она в пикетажку записывала данные электроразведки. Иногда им приходилось менять СДВР на радиометр, когда не хватало рук для поиска и заверки аэрогаммаспектрометрических аномалий.

Коля и Лена были (к счастью, и сейчас они живы и здоровы) настоящими петербуржскими интеллигентами, особенно Лена. Колька играл в шахматы, любил рыбалку и был большой спорщик. А ещё мы с Колей составляли ту самую редколлегию стенной газеты, выдержки из архивов которой я уже как то здесь на своём блоге публиковал. Чувство юмора у Коли было отличное, а Леночка была настоящим эрудитом. У костра иногда до хрипоты мы спорили о политике, о поэзии серебряного века, о геофизике, о полётах в космос, да о чём только не спорили. У каждого за плечами был уже какой-то жизненный опыт, были разные экспедиции, разные ситуации. И где, как не у костра, об этом рассказать, поделиться с товарищами.
Жили Коля и Лена всегда в отдельной палатке как супружеская пара. Иногда мы, мужики, немножко им завидовали – у нас жёны далеко, а они всё время вместе и все радости и все "прелести" полевой не очень-то уютной жизни они делили пополам.
Collapse )