Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Миронов С.М.

Старый друг лучше новых двух

Хорошая новость последних дней – соглашение между Россией и Монголией о взаимной отмене виз при поездках граждан, подписанное во время визита Президента В. Путина в Улан-Батор. Возвращение безвизового режима, безусловно, положительно скажется на нашим экономическом сотрудничестве, сотрудничестве во многих других сферах.

Но особо я бы хотел выделить сферу туризма. Все больше граждан нашей страны выезжает на отдых за рубеж. В мире много интересных мест. И одно из самых интересных – это Монголия. Будучи геологом, я не один год проработал в это стране, хорошо узнал ее за это время. Но регулярно туда возвращаюсь. Отпуск в Монголии – это замечательный отдых, позволяющий набраться сил и новых впечатлений. Уникальная природа, интересная история, во многом связанная с историей нашей страны, народ, с которым у нас также много общего – все это Монголия. Здесь богатые возможности для организации познавательного туризм, туризма активного – например, замечательная рыбалка.

Я надеюсь, что российские туристические кампании, которые испытывают сейчас нелегкие времена, используют введение безвизового режима для активизации работы на монгольском направлении. Думаю, что направление это весьма перспективное. В последние годы в мире вообще растет интерес к этой части планеты. На улицах Улан-Батора, в степи можно встретить туристов из самых разных стран мира. Люди едут в Монголию, конечно, прежде всего за экзотикой, которой здесь в избытке. Тому, что для нас эта экзотика стала еще ближе, можно только порадоваться. И вспомнить о старой половице: старый друг лучше новых двух.
Миронов С.М.

Плата за посещение заповедников должна быть отменена!

В конце прошлого года в Федеральный Закон «Об особо охраняемых природных территориях» были внесены поправки, среди которых – норма об установлении платы за посещение государственных природных заповедников в целях познавательного туризма, и национальных парков – в целях туризма и отдыха. На мой взгляд, была совершена ошибка, которую надо исправить, желательно до начала нового туристического сезона. Именно поэтому я вместе товарищами по фракции внес законопроект, отменяющий плату за посещение заповедников и национальных парков.

Охрана природы не может сводиться к запретительным и ограничительным мерам, особенно если они малоэффективны. Наиболее надежным гарантом сохранения дикой природы является осознание обществом экологических ценностей. Посещение заповедников, национальных парков как ничто способствует такому осознанию.

Свои отпуска я провожу обычно в самых удаленных от цивилизации, но зато и самых живописных, самых интересных уголках нашей страны. Я многое видел и хотел бы, чтобы красоты и природные памятники России могли увидеть и другие. Чтобы внутренний, в том числе экологический туризм, развивался не только на словах, но и на деле. Плата за посещение заповедников не согласуется с концепцией развития внутреннего туризма, препятствует экологическому просвещению. Такая плата должна быть отменена!
Миронов С.М.

Спортивный туризм для любознательных интеллектуалов

Некоторые любители структурировать «все и вся» уже давно поделили все виды спорта на «спорт для ног» и «спорт для головы». В первую группу они уверенно зачисляют бег, лыжи, прыжки, футбол, во вторую – шахматы и другие интеллектуальные игры. Градация, что и говорить, весьма условна: в большинстве видов спорта надо думать головой, заявляю это без намека на кавычки.

И сразу вопрос: а куда прикажете внести туризм? В какую группу? Это что – «топанье ногами» или «спорт для головы»? Давайте не будем спорить. В любом виде спорта нужна и важна хорошая физическая подготовка, но как президент Федерации спортивного туризма России уверенно заявляю: наш спорт годится для самых взыскательных и любознательных интеллектуалов. Посмотрите лишь на малую часть тех экскурсий, которые проводит Федерация спортивного туризма Москвы, и вы убедитесь в этом. Династия Романовых, мировые религии, московские монастыри, сюжеты древних сказаний – вот те страницы отечественной и мировой истории, которые можно «прочесть» только в Москве. А есть еще Санкт-Петербург и Суздаль, Великий Новгород и Псков, Ярославль и Казань.

Поэтому любителям увидеть в туризме «спорт для ног» предлагаю: присоединяйтесь к экскурсиям, которые вам поведают многое об истории вашего города и края. А после второй-третьей экскурсии мы и поговорим, как нам определять спортивный туризм и в какую группу его заносить. Как вам мое предложение?
Миронов С.М.

Федор Конюхов снова в пути! Пожелаем удачи!

Завтра мой друг Федор Конюхов отправляется в очередное путешествие. На этот раз не один. Его спутником на маршруте «Карелия – Северный полюс – южная оконечность Гренландии» станет карельский путешественник Виктор Симонов. Средство передвижения – единственно возможное для Федора и для этих широт – собачья упряжка.

Покорив все возможные полюса, океаны и высоты, Ф. Конюхов снова бросает вызов судьбе и природе. И колоссальный опыт – вовсе никакая не гарантия того, что это будет легкая прогулка. Арктика есть Арктика. А по запланированному маршруту полностью никто еще не проходил, хотя попытки были. Неудивительно: переход через Гренландию – одно из труднейших испытаний в полярных широтах. То есть именно то, что нужно Федору.

Но это нужно не только ему. Я не говорю о научных и технических задачах, которые будут решаться во время экспедиции, например, об испытании системы ГЛОНАСС. Я говорю, прежде всего, о силе примера, который помогает жить очень многим. Конечно, вряд ли кто, кроме самого Федора, способен повторить его путешествия. Да и не нужно этого. Но каждому нужна вера в себя и просто вера, которая помогает преодолевать любые трудности и делает возможности человека поистине безграничными. Вот почему миллионы людей во всем мире опять с волнением будут следить за ходом нового путешествия нашего замечательного соотечественника.
Давайте вместе болеть за Федора и Виктора. Им ведь тоже нужна наша поддержка!
Миронов С.М.

ЧЕТКИ ПАМЯТИ. Поездка в Северную Осетию-Аланию.

Сегодня хочу поделиться с вами небольшим рассказом и фотографиями, которые я сделал во время прошлогодней  поездки в Северную Осетию-Аланию - это была одна из моих предвыборных поездок.

Летели до Минеральных Вод, потом поехали в город Моздок, там провели встречу с избирателями, переехали в село Чикола Ирафского района, тоже провели встречу, дальше был город Ардон Ардонского района, в котором тоже состоялась большая, интересная встреча с избирателями. Уже совсем поздно ночью, когда стемнело, уехали в посёлок Верхний Фиагдон. Там переночевали. Я знал, что в этом поселке находится самый южный и самый высокогорный (на высоте 2000 метров) мужской православный монастырь – Свято-Успенский. Поэтому я попросил встать пораньше и заехать, чтобы хоть одним глазком глянуть на этот монастырь.

Гарий Юрьевич Кучиев – руководитель регионального отделения партии – сказал, что рядом с этим поселком Верхний Фиагдон есть уникальное место – очень красивое ущелье, где сделана смотровая площадка, куда можно будет заехать. Я, естественно, дал добро.
Collapse )
Миронов С.М.

ЧЕТКИ ПАМЯТИ. Поездка в ЮАР. Часть 3.

Дорогие друзья!
Как и обещал, представляю вашему вниманию третью, заключительную часть моих путевых заметок о поездке в ЮАР.


В годы Второй Мировой войны вблизи мыса Доброй Надежды были построены укрепления, потому что даже сюда доходили японские, а по слухам - и немецкие подлодки. Вот фотографии одного из таких фортов.


Collapse )
Миронов С.М.

ЧЕТКИ ПАМЯТИ. Поездка в ЮАР. Часть 2.

Дорогие друзья!
Как и обещал, спустя ровно неделю делюсь с вами заметками об экскурсии на мыс Доброй Надежды, организованной в один из дней проведения XXIV-го Конгресса Социнтерна.

Мыс Доброй Надежды – это самая южная точка Капского полуострова. Именно здесь сходятся Атлантический и Индийский океаны. Говорят, что с площадки, на которую мы поднимались, в абсолютный штиль видно, что вода в двух океанах разного цвета и где-то в районе этого мыса, якобы, идёт хорошо заметная граница.


Ехать нужно было на машине часа полтора. Я время от времени прямо из окна машины фотографировал:


Collapse )
Миронов С.М.

ЧЕТКИ ПАМЯТИ. Зимний поход

Во время моей учебы в техникуме в Ленинграде у нас сложилась очень дружная группа. Хочу рассказать об одном из наших зимних приключений.
Мы слышали, что в Карелии есть знаменитый водопад Кивач – по-моему, он находится на реке Суна. Тогда подробных, как сейчас, карт не было – все они оставались строго секретными. Для туристов рисовали некое подобие, а в туристических картах не только масштабы были перевраны, но и многие нанесенные населенные пункты или реки не совпадали с реальностью. Тем не менее, нас это не тревожило, и мы решили отправить в поход к водопаду Кивач.

С лыжами, рюкзаками мы доехали на поезде Ленинград–Мурманск до станции, которая, по-моему, называлась, «Суна». Когда выгрузились из поезда, а сделали это мы очень быстро, потому что поезд стоял буквально две минуты, мы увидели, что река под мостом рядом со станцией покрыта льдом (это-то не удивительно – стоял январь, и морозы были под 30 градусов), но снега на льду не было. По льду можно было кататься на коньках, а идти на лыжах, мягко говоря, проблематично. Но и это нас, юных геофизиков, остановить не могло. Я предложил связать лыжи вместе, сделать из них нарты, положить на них наш груз, впрячься и волоком тащить до тех пор, пока не появится снег.

У меня сохранилась редкая фотография того периода, она показывает наше изобретение в действии. Я дал ей шуточное название «Но, залетные!». С трех раз догадайтесь, кто из этих пятерых ваш покорный слуга? Все правильно. Изобретатель этого транспортного средства, конечно же, должен был его и оседлать.

1968/1969 годы.  «Но, залетные!»
Но, если по правде, сел я туда, конечно же, только для того, чтобы сделать такое прикольное фото, а после мы все вместе тащили эту довольно тяжелую поклажу.
Collapse )
Миронов С.М.

ЧЕТКИ ПАМЯТИ. Поездка в Сибирь. Часть 5

Доехал я до Тайшета, там спокойно пересел и примерно часов в восемь вечера я оказался в том самом «Гидростроителе». Мороз стоял градусов под 40, ботиночки-то у меня хоть и назывались зимними, но я не раз вспомнил про те, которые остались в спертом чемодане – да только что же делать? И стал я бегать по поселку (причем именно поселку), приставать к редким одиноким прохожим с вопросом, где тут такая улица – на «М» начинается и на «ская» кончается, причем точно помнил, что это не «Московская». Никто не знал.

Бегал я, наверное, часа два. И, судя по всему, не только замерз, но и простыл. Не найдя эту «М….скую» улицу, проклиная все на свете, я вернулся в здание вокзала. Оно представляло собой павильон, к счастью, отапливаемый печкой, со стандартными деревянными креслами-сидениями (хорошо, что без поручней – на них можно было вытянуться). На одной из скамеек так уже развалился какой-то мужик. Я улегся и провалился в никуда.

Проснулся я от того, что меня тормошили милиционеры. Вдруг почувствовал, что как будто я пьяный – а на самом деле меня бил кашель и, видимо, поднялась очень высокая температура. Все плыло, сам я шатался. Милиционеры сначала меня действительно приняли за пьяного. Я показал им паспорт, они посмотрели на мою ленинградскую прописку. Я им сплел какую-то историю, сейчас уже не помню, какую, они меня и оставили. Так как это была станция конечная, поезд стоял в тупике, и я знал, что где-то в 8 утра пойдет этот поезд-подкидыш до Тайшета.

Collapse )
Миронов С.М.

ЧЕТКИ ПАМЯТИ. Поездка в Сибирь. часть 1.

«Поезд тронулся. Перрон серой змеей заскользил за окном и оборвался: змее отрубили голову – я уезжаю из Ленинграда». Так начиналась моя запись о поездке в Сибирь, сделанная примерно через год после той эпопеи. Рукопись, которую я назвал – ни много ни мало – как «Исповедь», куда-то безвозвратно исчезла, но что интересно, начало той самой исповеди почему-то запомнилось, и сейчас я его привел абсолютно дословно.

Эта история приключилась в 1970-ом году. В 1969-ом, осенью, после того как мы с Толяном ушли из девятого класса, узнав, что в Питере есть Индустриальный техникум, в котором открыт факультет «Геофизические поиски и разведка полезных ископаемых». Узнали мы об этом только в девятом классе, иначе бы ушли в техникум после восьмого. Одним словом, 1 сентября 1969 года мы с ним были студентами индустриального техникума, который находился на улице Толмачева – сейчас это улица Караванная. Эта улица идет от цирка мимо Манежа, мимо кинотеатра «Родина», выходит на Невский, практически прямо напротив Дома пионеров. Налево – в нескольких буквально сот метрах Аничков мост, направо – недалеко Елисеевский магазин, площадь Островского, Садовая, Гостиный Двор. Одним словом – самый центр города.

Первый семестр мы окончили неплохо, сдали все экзамены, на каникулах сходили в лыжный поход в Карелию с ночевками, начался второй семестр. Один из наших однокурсников, который уже отслужил в армии, устроился работать дворником недалеко от БКЗ «Октябрьский». Ему дали служебную отдельную однокомнатную квартиру, вход в комнату был прямо из подъезда, а через комнату можно было пройти на кухню, в углу которой из досок был выгорожен туалет. Эти детали хорошо помнятся, потому что каждый день в 5-6 утра мы все вместе по специальному графику лед кололи, а осенью листья мели, а затем грелись на квартире чаем, а иногда и не только чаем. Зато на заработанные нашим однокурсником деньги мы иногда по-студенчески кутили. Жизнь была веселая, студенческая, не буду вдаваться в подробности.

Потом что-то на меня нашло, и я надумал вдруг где-то в феврале, по-моему, после моего дня рождения (а стукнуло мне семнадцать годиков) навсегда уехать куда-нибудь в Сибирь, устроиться в геологическую партию и гори синим пламенем и техникум, и Ленинград, и все друзья – надо срочно начинать серьезную, взрослую, полевую, геологическую жизнь. Одним словом – типичные проблемы переходного возраста плюс юношеский максимализм.
Collapse )