sergey_mironov

Categories:

Интернет-приемная. Итоги недели 3–9 августа.

Продолжаю работу с письмами, которые приходят через Интернет-приемную сайта mironov.ru / миронов.рф. Еженедельный объем корреспонденции – не меньше 400-450 обращений. География обширна: пишут люди со всей страны – из Москвы и Петербурга, из небольших городов – Краснослободска, Альметьевска, Сызрани, Скопино, Знаменска, Юрги и других населенных пунктов. Обращаются и из стран СНГ, и из-за рубежа. В каждое письмо вникаю лично, прежде чем дать указания по дальнейшей работе. Письма, конечно, самые разные: большинство – это просьбы о помощи, по которым продолжают плотную работу мои помощники. 

Огромный поток писем сейчас – о сборах детей в школу. Ценники по многим позициям подскочили. Ежегодная закупка формы, канцтоваров, обуви, дополнительных пособий для учеников всегда была накладной для большинства российских семей, многие вынуждены брать кредиты, искать помощи у благотворительных организаций. А сейчас благосостояние миллионов россиян оказалось подорвано кризисом. «Нет денег не то, что на новый рюкзак и цветы учителю, даже на канцтовары наскребли с трудом», – пишет Мария К., мама второклассника из Набережных Челнов. Она четвертый месяц без работы, сама воспитывает двоих детей. Работала администратором в спортивном клубе, который прогорел. Как и многие, надеялась на еще одно пособие в августе – предыдущие «путинские» выплаты разошлись на оплату коммуналки и продукты. 

С аналогичными просьбами обратились и Наталья М. из Томска, которой надо собрать трех школьников, и Владислав К. из Чебоксар: от коронавируса умерла его жена, медсестра. Теперь он на водительскую зарплату растит двух сыновей 8 и 9 лет. Владимиру Б. из Краснодара помогли купить рюкзаки для двух первоклассников. Он инвалид первой группы, живет на мизерную пенсию. Направили всем адресную помощь, но проблему надо решать глобально. Считаю, что выплаты по 10 тысяч рублей должны стать регулярными. Их надо начислять всем семьям, где есть дети до 18 лет. Пока государство не начнет оказывать реальную поддержку семьям, не стоит удивляться, почему у нас такая низкая рождаемость.

Помимо подготовки к школе родители очень обеспокоены форматом обучения в грядущем учебном году. «Дистанционная учеба стала сущим адом, к тому же мне пришлось взять кредиты на новый ноутбук и смартфон, отдавать придется еще два года. Если в сентябре все продолжится, я уже не переживу», – пишет Елена П., бабушка двоих учеников из Петрозаводска. А учителя возмущены намерением Министерства просвещения во что бы то ни стало провести Всероссийские проверочные работы уже в сентябре. «Хотя руководство декларирует, что результаты ВПР нужны только для того, чтобы сделать срез знаний и составить план по устранению пробелов, в реальности за плохими оценками следуют санкции для педагогов. Очевидно, что сентябрьские ВПР дети напишут плохо, а значит будут очередные проверки с целью снять категории и урезать зарплаты», – пишет коллектив одной из петербургских школ

Продолжаются проблемы с безработицей. Удалось помочь Ольге Ф. из Вологодской области. Она потеряла работу в связи с эпидемией. Вопреки распоряжению президента пособие назначили ничтожное – 1750 рублей. Совершенно непонятно, о чем думают чиновники: как на эти копейки прожить человеку?! После моего обращения Ольге пересчитали пособие и выплатили в полном объеме. Считаю, что пособие по безработице необходимо установить не ниже прожиточного минимума независимо от того, при каких обстоятельствах гражданин потерял работу.

Самой бесправной группой в нашей стране остаются инвалиды и их близкие. «У нас тяжёлое течение болезни, – пишет Ольга П. из Перми. Пять лет назад у её дочери нашли сахарный диабет первого типа. – Инсулин, который мы вводим, убивает иммунная система, и сахар почти все время высокий. Я хотела хоть как-то помочь и набрала кредитов почти на миллион. Эти деньги ушли на медицинские приборы: магнит, кварц, шприцы для инсулина, иголки, тест-полоски (выдают на 10 дней бесплатно, остальные покупать самим нужно), глюкометры. На месяц нужно два датчика глюкозы, стоят они 10 тысяч, а пенсия на ребенка – 15 тысяч. Я не могла поступить иначе, а сейчас уже нет сил и возможности жить в этом аду». Отправили Ольге материальную помощь. Однако это капля в море безысходности, в которой живут наши инвалиды. Продолжаем настаивать на централизованном повышении выплат как людям с ограничениями по здоровью, так и тем, кто за ними ухаживает.

Обратилась Екатерина Д. из Кемерово, мама четырехлетнего ребенка с крайне тяжелым заболеванием – спинальной мышечной атрофией (СМА). Это заболевание неизлечимо, но его развитие можно сдерживать. Для этого нужно очень дорогое лекарство «Спинраза», одна инъекция которого стоит 125 тысяч долларов. Недавно прошли слушания по включению этого препарата в программу высокотехнологичной медпомощи. Тем не менее, до сих пор нет уверенности, что мнение экспертов услышат в Минздраве. Легко могут ради экономии оставить за бортом сотни несчастных детей, которые могли бы при своевременном лечении стать полноценными гражданами.

И на фоне острой социальной напряженности, депрессивных настроений Минфин заявил о том, что существенно урежет расходы на нацпроекты по развитию здравоохранения и образования! Зато на содержание госаппарата дополнительные деньги нашлись – 671 млрд рублей. А на всю «социалку» добавили только 265 млрд! Мы будем настаивать на увеличении финансирования важнейших отраслей, только так можно добиться выхода из кризиса.

В заключение хочу обратиться ко всем: если у вас возникли серьезные проблемы, если вы столкнулись с несправедливостью, которую нельзя исправить в одиночку, обязательно пишите в мою Интернет-приемную на сайте mironov.ru / миронов.рф. За восемнадцать лет работы нам удалось помочь в решении десятков тысяч вопросов. Уверен, что каждый конкретный шаг по улучшению жизни россиян способствует глобальным изменениям к лучшему. 

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.