Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

Поездка в Австралию (14-19 марта), часть 1

Дорогие друзья!
В позапрошлом году осенью должен был состояться мой визит в Австралию по приглашению спикеров двух палат австралийского парламента. Всё было запланировано, но в последний момент что-то не сложилось, пришлось в экстренном порядке визит отменять, и я пообещал, что всё равно визит состоится.
И вот 14 марта, в субботу вечером, вылетели из Москвы в Канберру. Лететь нужно было сначала до Джакарты 13 часов, в Джакарте полтора часа техническая стоянка, и потом 7 часов от Джакарты до Канберры.

Когда вылетели из Москвы, часа три поработал с документами, готовился к переговорам, затем лёг спать. Проснулся, когда мы летели над океаном.
Сделал очень интересный снимок, на мой взгляд, прямо иллюстрация к самому началу сотворения мира, изложенному в Библии, где: "И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды". Ну а здесь тверди никакой не было, просто синева океана через белесую полоску переходила в ещё более глубокую синеву неба.

Потом неожиданно увидел в океане какой-то интересный зеленоватый овал:

Сделал на фотоаппарате увеличение, моя гипотеза – это, вероятно, то, что называется атоллом, возможно, это близко находящийся к поверхности воды кратер подводного вулкана. Справа видны белые барашки, там, видимо, скалы выходят на поверхность.
Вообще, посреди океана такая штуковина мне показалась любопытной:

После технической стоянки в Джакарте взяли курс на Австралию. И вот буквально через пару часов за иллюминатором уже появилась земля.
И тут я обратил внимание на одну интересную особенность, а именно – на борозды. Под нами (а летели мы на высоте где-то 11600 метров) была абсолютно ровная, похоже, пустыня или полупустыня и до горизонта везде тянулись прямолинейные борозды:
 
И так на протяжении двух часов всё время были такие борозды, потом они немножко стали видоизменяться, но всё равно вытянутость этих элементов была заметна:

Если бы я это наблюдал в северной части России, я бы нисколько не сомневался, что это следствие наползания десятки тысяч лет тому назад ледников и это то, что у нас, например, в Карелии и на Кольском, называется морена. А что это в Австралии? – я не знаю.
Кстати, если кто-нибудь знает, был бы признателен, если напишите.

ДЛЯ СПРАВКИ - ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВСТРАЛИИ >>>

В Канберру - см. Австралийская Столичная Территория (Australian Capital Territory, ACT),  самоуправляемая территория столицы Австралии -  прибыли полдесятого местного времени .Разница с Москвой плюс восемь часов. Встречал Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации Александр Викторович Блохин.
Из самолёта нас сразу не выпустили. Ещё по поездке в Новую Зеландию мне это было знакомо. Проходили какой-то специальный осмотр и где-то минут двадцать сидели в самолёте.
Потом, наконец, нам разрешили спуститься и у трапа мы увидели двух очень неформально одетых людей, которые, как нам объяснили, на традиционных аборигенских духовых инструментах исполняли какую-то радостную мелодию в честь нашего прибытия:


Проснулся на следующий день довольно рано. С утра, перед поездкой в парламент, была запланирована небольшая прогулка по городу.
Нужно сказать, что Канберра стала столицей только в начале двадцатого века, до этого два крупнейших австралийских города – Мельбурн и Сидней – спорили: кому из них быть столицей?
Как в таких случаях обычно бывает, было решено: да не достанься ты никому. Было принято решение строить в чистом поле новую столицу. Взялся за строительство один американский архитектор, который до этого много лет пытался в разных странах предложить свои услуги – построить очень комфортный для обитателей город.
Главная задумка этого архитектора заключалась в том, что Канберра представляет собой отдельные кварталы, находящиеся, скажем так, в лесу, связанные очень широкими и чётко проложенными трассами.

В частности, наша гостиница, такое ощущение, что находилась на окраине, посреди то ли парка, то ли леса, она была небольшой, двухэтажной. Прямо через дорогу я видел небольшой парк. Так как с утра было время, я решил прогуляться по парку.
Только я зашёл под тень деревьев, как услышал громкие крики птиц. Подняв голову, я увидел огромного белого какаду, который пролетал надо мной. Заметив, где он сел, я подошёл, увидел, что на ветке сидит второй (или вторая?) и, конечно, с большим удовольствием заснял первых обитателей австралийского континента, которых увидел утром 16 марта:

Парк представлял собой полуостров, выдающийся в искусственный пруд. Кстати, условием архитектора при строительстве гостиницы было наличие водной акватории, и это было сделано – запрудив небольшую речку, получили огромный (более 15 км в длину) пруд. На берегу пруда на лужайке я увидел странное сооружение. И мне очень быстро объяснили, что такие сооружения имеют место быть во всех мало-мальски доступных местах в Австралии. Это ничто иное, как плита или мангал с подключённым газом и в выходные дни жители Канберры здесь могут себе приготовить барбекю.
Всё это абсолютно бесплатно и, как я уже сказал, таких мангалов с подведённым газом или с баллонным газом довольно много.


Затем мы поехали на смотровую площадку, с которой открывался вид на город:

Перед прудом жёлтая полоса – это бульвар, который ведёт к Военному музею – на переднем плане, не очень хорошо видно, это такое здание с зеленоватым куполом.
А за прудом, прямо напротив этой мемориальной аллеи видно двухэтажное белое здание – это старый парламент, а за ним на холме такая железная четырёхнога (здесь её может не очень хорошо видно, но потом будет более крупно), на которой развивается австралийский флаг – это новое здание парламента, которому не более 30 лет.
 
А с другой стороны смотровой площадки уже, можно сказать, вид на окружающую Канберру природу:

Кстати, все практически на 90 процентов попадающие в объектив деревья – это различные разновидности эвкалипта, которыми, как мы помним, очень любят питаться коалы. Коалу мы увидим позже в Сиднее, поэтому просто обращаю ваше внимание на эту австралийскую флору. На горе сфотографировал машину "ГАИ", которая нас сопровождала, очень весёленькая машинка:

А раз уж заговорил о машинах, покажу ещё одну, на которой нас возили, она называется "Холден". Эту машину делают в Австралии на базе "Опеля". Большинство машин в Австралии своего производства и, как правило, это именно те самые "Холдены":


Пока мы ходили на смотровую площадку, посол рассказал, что где-то в 150 километрах от Канберры находится место, где в большом количестве живут прикормленные кенгуру и все туристы едут туда посмотреть на кенгуру в диком виде. Когда мы стали спускаться с горы, вдруг увидели на дороге сбитого, видимо, какой-то машиной кенгуру. Я спросил посла: "Откуда кенгуру?" И получил ответ, что, оказывается, и в Канберре довольно много кенгуру.
И вообще это проблема для Австралии, имеется в виду, что они выскакивают на хайвэи и можно на любой трассе увидеть сбитых кенгуру.

Здесь приведу услышанную от посла цифру. Популяция кенгуру, а их несколько самых разных видов (бывают крошечные, а бывают гигантские – до трёх метров ростом), 57 миллионов. Каждый год отстреливается на мясо, на шкуру 2-3 миллиона кенгуру. Услышав эту цифру, стало этих милых сумчатых, конечно же, жалко. Но, говорят, что иначе нельзя, что нужно держать некое видовое равновесие.

Так вот, увидав сбитого кенгуру и услышав, что кенгуру, оказывается, из Канберры, я спросил: "А есть где-то место в Канберре, где на них можно посмотреть в естественных условиях, чтобы не ехать за сто пятьдесят километров?" На что посол сказал: "Да есть такой Weston park, где обитает несколько семей кенгуру, но не факт, что увидишь, если только перед закатом солнца, когда не так жарко".
Я это отметил, но, зная, что после официальных мероприятий в парламенте предполагается около полутора часов свободного времени, я предложил после парламента всё-таки поехать в Weston park на удачу. И действительно, потом мы поехали.

               *                *                 *
Но об этом позже. А сначала мы поехали в парламент.
Новое здание Федерального парламента, открытое в мае 1988 г. в рамках торжественных мероприятий по случаю 200-летия страны, является уникальным архитектурным сооружением и одним из символов современной Австралии. Строительство нового здания началось в 1980 г., когда по итогам конкурса на лучший проект первый приз был присуждён совместной работе американской компании "Архитекторы Митчелл и Гьюргола" и австралийского архитектора Ричарда Торпа (считается, что наибольший вклад в разработку проекта внес Ромальдо Гьюргола).

Комплекс зданий парламента включает в себя 4 основных элемента: здания Сената, Палаты представителей, центральную часть и правительственную часть. Снаружи парламент окружён зелеными насаждениями, компактно расположенными площадками для отдыха и спорта. 


Над комплексом зданий парламента возвышается флагшток с развевающимся флагом Австралии. Высота флагштока 81 метр, вес вместе с поддерживающей его стальной конструкцией 220 тонн.
 
Флагшток и стальная конструкция были изготовлены в Сиднее и доставлены по частям, длина каждой из которых составляла 38 м. Флагшток виден практически из большинства районов Канберры и выглядит особенно впечатляюще ночью, когда включается подсветка. 

 В парламенте была проведена встреча с членами парламентской группы "Австралия–Россия" во главе с депутатом Палаты представителей Дженни Джорджем.
Затем наши радушные хозяева поступили очень гостеприимно и просто здорово – они дали нам возможность полчаса поприсутствовать на дебатах и в Палате представителей, и на заседании Сената. Причём мы попали на заседании Палаты представителей (а это наши коллеги – председатель Палаты представителей и председатель Сената – постарались) во время дебатов, в которых участвовал премьер-министр господин Кевин Радд, и он должен был отвечать на вопросы оппозиции.
Должен сказать, это было достойное зрелище.
Председатель Палаты представителей Гарри Дженкинс, который восседал на высоком деревянном кресле перед небольшим столиком, внимательно следил за дискуссией. На задавание вопроса отводилось не более двух минут и не более двух минут давались премьеру для ответов на вопрос оппозиции. По правую руку спикера  сидела фракция правящей партии (Лейбористская партия), а по левую – оппозиция (либералы). У длинного стола, который торцом упирался в стол спикера, по правую руку находился премьер-министр и лидер фракции большинства. По левую руку находился лидер фракции меньшинства. По очереди подходили депутаты от оппозиции и с очень большими эмоциями и очень горячо спрашивали премьера о тех или иных проблемах.

Как я понял, в основном речь шла о проблемах, связанных с экологией. Господин Радд считает, что Австралия должна следовать в русле киотских и посткиотских договоренностей и сокращать выбросы углекислого газа, а оппозиция считала, что это невольно может привести к сокращению рабочих мест. Причём, после удачно, на взгляд оппозиции, заданного вопроса, оппозиционеры хором выкрикивали: "Yes!", при этом ещё делая различные воинствующие жесты руками. В свою очередь после удачного ответа премьер-министра, а должен сказать, что, как правило, все его ответы были очень лаконичны и очень удачны, причём чувствовалось, что господин Радд, мягко говоря, за словом в карман не лезет, уже правящая фракция хором кричала: "Yes!", поддерживая своего премьера.

Всё это было довольно шумно, ну уж точно оживлённо, очень непохоже на то, что происходит ни в нашей Государственной Думе, ни в Совете Федерации. Скажу честно, на меня и на моих коллег эта дискуссия в Палате представителей произвела сильное впечатление. Причём многие депутаты, как оппозиционной партии, так и правящей, время от времени вставали со своих мест. Депутаты правящей фракции проходили мимо нас, потому что мы сидели на специальных креслах за такими стойками со шнурами, какими обычно в музеях отгораживают место, куда посетителям заходить нельзя, так вот, мы сидели тоже по правую руку, а оппозиция ходила по своему краю, ближе к выходу, где на столике стояла вода в бутылках, стаканы и большие кувшины с водой. Они наливали воду, пили там и несли своим коллегам. Чувствовалось, что дискуссия была жаркая.

Когда мы сели, при ближайшей паузе спикер Палаты представителей Гарри Дженкинс представил депутатам нашу делегацию, мы встали, нам поаплодировали, и снова вернулись к дискуссии. Это я к тому, что все знали, кто мы и почему здесь сидим. А ещё нужно сказать, что мы сидели, то, что называется в партере, а с четырёх сторон всего зала были амфитеатром расположены балконы, на которых могут присутствовать все желающие. Выступление премьера пользуется довольно большой популярностью, потому что большинство мест (по моим прикидкам там могло сидеть одновременно до 250 человек) было занято.

Кстати, ёще выше находилась ещё одна галерея, но она была отделена от зала стеклом, а за стеклом сидели дети. Стекло, наверное, для того, чтобы кто-нибудь из шалости не начал бросаться фантиками или ещё чем-нибудь в господ депутатов. А взрослым гражданам Австралии парламентарии абсолютно доверяли и, конечно, они не рассчитывали, что в них полетят помидоры, либо тухлые яйца, потому что никаких оградительных барьеров не было. Граждане Австралии, которые находились в тот момент в парламенте, видимо, предупреждённые, вели себя очень корректно. Чувствовалось, что многим из них вслед за депутатами хотелось крикнуть: "Yes!", но они все соблюдали абсолютную тишину и даже, как я понял, не могли себе позволить выразить какие-либо иные эмоции…

Так вот, я отвлёкся, когда один из депутатов правящей партии прошёл за водой, набрал полные, только что не с горкой, два стакана с водой, и медленно, чтобы не расплескать, шёл мимо нас, поравнявшись с нами, он сказал, заговорщицки улыбнувшись: "К сожалению, только вода, а не водка". Мы его поняли.
 
Потом специальный церемониймейстер подошёл к нам и вывел нас из зала Палаты представителей, и мы пошли в зал Сената.
 
Должен сказать, что я находился в Австралии по приглашению спикера Сената Джона Хогга и поэтому, наверное, (сначала, разместившись по левую руку от спикера, тоже на специальных сидениях, тоже за такими же стойками с тяжёлыми шнурами) меня предупредили, что после того, как спикер представит нашу делегацию, за мной придёт отдельный церемониймейстер и отведёт на кресло, которое находилось слева и чуть-чуть сзади от самого спикера. Действительно, спикер Сената Джон Хогг прервался, поприветствовал нас, и буквально через минуту подошёл церемониймейстер и проводил меня на место рядом со спикером. И здесь, что мне очень понравилось, этот же церемониймейстер дал мне схему парламента, где были указаны имена и партийность всех находящихся в зале депутатов, и я смог вполне адекватно понимать, кто задаёт вопрос, кто отвечает.
 
Спикер постоянно держал руку на кнопке, перед ним был таймер и очень быстро я понял, что здесь какая-то странная закономерность. Во-первых, я понял, что здесь тоже идёт дискуссия и на вопрос оппозиции отвечает (я сначала подумал, депутаты правящей партии, а потом понял, что здесь присутствуют министры правительства – все, безусловно, правящей партии) тот или иной министр. Но, внимательно следя за работой спикера, который прерывал заседание, делая те или иные замечания, время от времени призывал к тишине, говорил: "Тихо! Тихо!", я обратил внимание, что в одном случае человек задаёт вопрос в течение минуты, в другом случае в течение двух минут. И министры, которые отвечали, отвечали только лишь одну минуту, а в другом случае – две минуты. Какое-то время я не мог понять, в чём же здесь сермяжная правда. Я, улучшив минуточку, нагнулся к господину Хоггу и спросил его: "Каков регламент и почему разное время на ответы?" И получил очень интересный ответ. Оказывается в зале заседания Сената премьер-министра по его поручению представляет один из министров и вопросы оппозиции адресуются премьеру через этого министра, причём отвечать им должен не премьер, а сам министр, который в данный момент отвечает как бы за всё правительство и являет собой по поручению премьера как бы самого премьера, в таком случае, действительно, вопрос для министра, представляющего премьера, задаётся в течение двух минут и в течение двух минут этот министр может иметь право отвечать.
Сразу хочу сказать, дискуссия велась, по сравнению опять же с нашими заседаниями Госдумы и Совета Федерации намного оживлённее, но, должен сказать, на порядок менее эмоционально, чем в Палате представителей. Это, наверное, закономерно, потому что там всё-таки вопросы задавали самому премьеру.
Должен сказать, что  время пролетело очень быстро. Не скрою, с некоторым сожалением вслед за церемониймейстером мы покидали зал Сената.
Ниже размещаю фотографию, где я стою с двумя спикерами. Слева – господин Джон Хогг, председатель Сената, справа – господин Гарри Дженкинс, председатель Палаты представителей.

 
Выйдя из зала, мы пошли на крышу парламента. Нужно сказать об одной архитектурной особенности австралийского парламента.
Как я уже говорил, парламент был построен лет 30 тому назад, и интересное было найдено и архитектурное, и, я бы сказал, идеологическое решение.
Дело в том, что только с одной стороны видно, что здание парламента имеет несколько этажей, а это каменное здание.  А с той стороны, которая обращена к городу, или к зданию старого парламента, это похоже на какой-то зелёный холм с очень хорошим стриженным газоном, которые вершится какими-то низкими бетонными сооружениями, над которыми на четырёх ногах возвышается флагшток с развивающемся национальным флагом Австралии:

Этот зелёный газон ничто иное, как крыша парламента, и именно под этим газоном находятся оба зала заседания, как Сената, так и Палаты представителей.
И вот какой символизм заложен в этом. Выше сенаторов и выше депутатов Палаты представителей – народ, который, как я уже сказал, свободно может приходить и в здание парламента, и находиться во время заседаний в залах, тем самым демонстрируя, кто реально главный носитель власти в Австралии.

С этой крыши-газона вот такая панорама открывается уже наоборот на впереди стоящее старое здание парламента белого цвета, потом идёт пруд, за которым та самая мемориальная аллея, которая упирается в здание Военного музея:

А над музеем как раз та самая гора, со смотровой площадки которой мы смотрели в обратную сторону на Канберру.
Внутри здания парламента было довольно многолюдно, ходили экскурсии, и обращало на себя внимание большое количество школьников. Все школьники каждой школы имеют свою форму. Вот эта группа, которая нам повстречалась, похожая на бойскаутов, видимо, это какая-то мужская гимназия, там были одни мальчишки в такой интересной форме.


               *                *                 *
Тут у нас как раз были те самые свободные полтора часа и по моей просьбе под непрестанные предварительные разговоры посла и других работников посольства, что, к сожалению, нас ждёт неудача и мы не увидим кенгуру, но я всё-таки настоял поехать в Weston park. Как в таких случаях бывает, нам повезло! Только мы въехали в этот парк, как слева увидели под невысокими деревьями эвкалиптов целое семейство кенгуру. Я так и не сосчитал, сколько всего их было, по-моему, где-то особей 15-20.
Было видно, что среди них есть самцы:

Были и самки:


Посол сказал, что кенгуру подпустят нас максимум метров на тридцать. Но кенгуру оказали нам такое же дружелюбие и гостеприимство, как и парламентарии, и подпускали нас намного ближе. Вот ваш покорный слуга довольный показывает – как здорово, что всё-таки мы кенгуру увидели:


Конечно, очень хотелось заснять прыгающих кенгуру и это тоже удалось:

И кроме фото, грех было не сделать видео, что я и сделал. Показываю видео.


 А вот, когда мы уже тронулись, самое шустрое кенгуру перебежало дорогу, слава Богу, успело:

А это, конечно, уникальный снимок – кенгуру-мама в полёте и, по-моему, балдеющий от того, что его катают, кенгурёнок у неё в сумке. И ещё две замечательные фотографии, где видно, как кенгурёнок уже большой и лапку из сумки вытащил – явно интересуется, где бы тут что-нибудь поесть:

 
И ещё пара фотографий:

              
              *                *                 *

Здесь я сделаю небольшую паузу и расскажу о двух публикациях.
В одном случае это была какая-то австралийская газета в Канберре, а другую заметку я прочитал в сиднейской газете. Как обычно делают, утром у своего номера я находил на полу газеты и, конечно, из любопытства брал и просматривал. И вот за три дня пребывания в Австралии два экзотических (на мой взгляд, даже для этой страны) события.

Первое сообщение было о том, что где-то в центральной части Австралии, насколько я понял, судя по упоминаю штата, ночью в центре какого-то городка (то есть, это была не окраина) в открытое окно детской спальни заскочила крупная особь кенгуру, естественно, перепугав детей. Хозяин дома вступил с кенгуру в схватку. Он понимал, что не может использовать никакого оружия. Во-первых, в кенгуру просто так стрелять нельзя, а, во-вторых, он боялся, вероятно, за детей, поэтому пошёл в рукопашную и в конце концов выгнал уже через дверь кенгуру из дома. Причём, судя по размеру статьи, это не было заурядным событием и, наверное, вся Австралия это обсуждала.
 
А другая заметка касалась тоже инцидента с животным, но она трагическая и, честно говоря, просто страшная.
Дело в том, что на севере Австралии водятся, не знаю, может единственные в мире, морские крокодилы. Эти твари (крупные особи самцов достигают размеров 16-ти метров!) свободно плавают в море, отплывая от берега на двести и более миль, причём за счастье считают настигнуть и сожрать гигантскую белую акулу. К сожалению, эти твари свободно заплывают в пресноводные реки на расстояние более 45 миль. И вот сообщение из одного маленького городка на берегу реки, которая впадает в Индийский океан на севере Австралии, этот городок находился почти в двухстах милях от океана. В этой заметке рассказывалось о том, как этот гигантский крокодил схватил девочку на берегу и утащил в реку. Девочка погибла.
Вот такие, к сожалению, страсти-мордасти.

Продолжение следует ...

Tags: Визиты, ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ, Фотографии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments