Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

Монголия - "Как я поддержал Сахарова"

Дорогие друзья!
Сегодня размещаю еще один рассказ о работе в Монголии.


Перестройка застала меня в Монголии. Я уже говорил, что выписывал все газеты и журналы. Разница с Москвой была четыре часа и до поздней ночи мы смотрели советское телевидение. Уже появились передачи, идущие в прямом эфире. Очень мы любили программу "Взгляд", снова возродился и набирал силу "КВН". Шутки были уже очень острые. Мы чувствовали, что что-то в воздухе витает: свобода, перестройка, гласность – похоже, это не просто слова. Я уже писал про первый Съезд народных депутатов СССР, который открылся 25 мая 1989 года.

И вот, по-моему, в начале лета 89-ого года, Андрей Дмитриевич Сахаров на очередном пленарном заседании съезда выступил с инициативой о новой Конституции. Он обратился ко всем (а так как транслировалось заседание в прямом эфире, получается не только к делегатам съезда, но и ко всему населению Советского Союза) с просьбой поддержать эту его инициативу.
Не долго думая, на следующий день в обеденный перерыв я побежал на Главпочтамт и дал монгольской девушке в окошко телеграмму такого содержания: "Москва. Кремль. Съезд народных депутатов СССР. А.Д.Сахарову. Уважаемый Андрей Дмитриевич, полностью поддерживаю Вашу инициативу о новой Конституции. С уважением, старший геофизик аэропартии Миронов".
Довольный, я вернулся на работу и весь день, да и все последующие дни был преисполнен гордости, что я своё слово в поддержку новой жизни сказал. На следующий день, незадолго до обеда, меня вызывает начальник аэропартии и говорит:
– Сергей, ты что такое натворил?
– А что такое?
– Не знаю, тебя срочно вызывают в Посольство.
Я пошутил:
 – Так может награду какую дадут?
– Да нет. Судя по тону, вместо награды тебя ждёт что-то совсем другое. Давай, потом приедешь, расскажешь!
Мне даже дали машину, чтобы я быстрее доехал до Посольства.
Вот я захожу в Посольство, называю фамилию. Мне сказали, что нужно идти в такой-то кабинет. Я подошёл к указанному кабинету, постучался. Услышал: "Входите!" Захожу. Стоит стол, почему-то мне запомнилось, чуть ли не по середине комнаты. По-моему, в комнате больше ничего и не было. Стол прямо напротив двери, за столом трое солидных мужчин, со скорбно-злыми лицами, все в костюмах, при галстуках. Одним словом – вид нехороший. Сердце у меня ёкнуло.
– Как же так понимать, товарищ Миронов, вашу антисоветскую выходку с поддержкой диссидента Сахарова?
Я очень удивился, но на всякий случай уточнил:
– Это вы по поводу телеграммы?
– Да, да, по поводу вашей идиотской выходки с этой телеграммой.
Тут уже взбеленился я, насмотревшись "Взгляда", начитавшись газет, не без основания вспомнил о нашей советской Конституции, где, как я помню, гарантируется тайна переписки, о чём я с гордостью поведал товарищам из Посольства.
Услышав это, один из них побагровел, стал красным как рак, и хриплым голосом сказал: "Партбилет на стол положишь!" На что я невозмутимо сказал:
– Вы знаете, а я не член КПСС.
– Как так не член КПСС?! Как же ты сюда попал работать?!
Я не стал долго объяснять, что я очень ценный специалист и, несмотря на отсутствие партийного билета, меня давным-давно, ещё 10 лет назад позвали работать в Монголию, что я с удовольствием и делаю. Поняв, что таким образом меня не ущучишь, другой строго сказал: "Ну, всё, в двадцать четыре часа в Союз!" Тут на меня что-то нашло, и только что не встав в гордую позу и не скрестив руки на груди (ну, это мне сейчас так представляется, на самом деле, наверное, всё-таки было страшновато, но то, что я ответил, помню точно), сказал: "А вы меня Родиной не запугаете!" Повисла немая пауза, после которой третий, молчавший до этого (вообще-то почему-то и тогда, а особенно сейчас, вспоминается, что он, кажется, даже с какой-то долей симпатии смотрел на меня и совсем не с симпатией на всё то, что говорили его товарищи), сказал: "Ладно, езжайте на работу, мы здесь разберёмся без вас!"

Я уехал. А в это же время проходили известные события в Литве. И вдруг буквально на следующий день прямо у нас в советском геологическом городке всех приглашают на открытое партийное собрание, где должны были рассматриваться два вопроса: первый – недостойное гражданина Советского Союза поведение старшего геофизика Миронова за рубежом, и – осуждение литовских событий. Вот тут товарищи коммунисты и организаторы этой затеи, что называется, дали маху: начав с вопроса осуждения старшего геофизика Миронова, итог был такой (уж не знаю, чем закончилось это открытое собрание для секретаря партийной организации нашей экспедиции) – никакого осуждения старшего геофизика Миронова и полная поддержка событий, которые происходили в Литве.

Вот так я чуть не побывал диссидентом.  

Публикации по теме:
Tags: MENTE ET MALEO - воспоминания о геологии, Воспоминания, Монголия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 72 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →