Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

Categories:

Монголия -"Монгольский фотоальбом-3".

Дорогие друзья!
Поймал себя на мысли, что Монголия не отпускает. Глубоко погрузившись в воспоминания и особенно рассматривая фотографии, вскрываются всё новые и новые пласты памяти. Случайно нашёл ещё несколько фотографий как того, монгольского периода, так и юбилейной встречи в Екатеринбурге 2006 года. Сначала переберу фотографии из времён 80-х. 

Типичный полевой лагерь, "квасовозка", ящик-стол, внутри которого продукты, складные стульчики:
 
Спиной к фотографу сидит, по-моему, Слава Татауров. А смотрит он на небольшой караван, который идёт своей дорогой, и наверняка погонщик верхом на лошади мог бы проехать километров в пяти стороной, скорей всего дорога там и лежала, но, зная, что здесь стоят советские геологи, не отказал себе в удовольствии проехать мимо.
Воспоминаний у погонщика будет потом на целый год, даже если он не остановится, не подойдёт, не поговорит. 

А это начальник наземного отряда Витя Чувилин - блестящий геолог и вообще - хороший мужик. Доля начальника всегда непростая, трудно всем угодить, поэтому бывало и ругались… 
 
А сегодня я с уверенностью могу сказать, что Витька Чувилин был настоящим геологом, настоящим полевиком, настоящим товарищем. А, впрочем, - почему был? - он таким и остаётся по сей день. Здесь он залихватски пьёт скорей всего воду, но всем своим видом, в том числе косящим на камеру глазом, показывает, что там явно брагулька, хотя с этим у нас была не то, что напряжёнка, а просто был в основном "сухой" закон, за исключением редких праздников. 
               *               *               *
Кстати, о праздниках.
День рождения у Виктора был летом, то ли в июле, то ли в августе, к стыду своему уже точно не помню, но помню, что во второй половине полевого сезона. В тот сезон, о котором хочу рассказать, у нас уже постоянно с собой был вагончик, для перевозки которого мы вызывали специальный МАЗ или КрАЗ с базы, был дизель электрогенератор, в вагончике находилась столовая а в заднем закутке, в торце вагончика была маленькая комнатка у Виктора. Я спал через фанерную перегородку, голова к голове с Витькой, в камералке. Когда были дождливые дни, целый день в камералке все работали, потом, когда народ расходился по палаткам или юртам, я укладывался на свою раскладушку. Я знал, что Витьке очень нравился романс из фильма "Жестокий романс", где такие слова: "А на прощанье я скажу...". В поля мы уезжали обычно в конце апреля. И вот уезжая из Улан-Батора, я взял переносной кассетный магнитофон со специально записанным на кассету любимым романсом Виктора (батарейки у нас всегда были для геофизической аппаратуры). Спрятал магнитофон на дно вьючника под свитера, хэбэ и прочую одежду. А здесь нужно сказать, что такое вьючник. Это деревянный ящик, обитый алюминиевыми уголками, с ремнями и с брезентовой ручкой. На боку этого ящика под брезентовые ремни продеты специальные кольца, с помощью которых деревянный ящик вьючился на лошадь, на осла, одним словом, на любой так называемый гужевой транспорт. Отсюда и название - вьючник. Естественно, лошадей у нас никаких не было, но вьючник был незаменим для перевозки и хранения как носильных вещей, так и любых документов. У меня обычно было три вьючника. В одном действительно хранилось бельё и вещи, второй был под всякие геофизические пикетажки, геофизические материалы и прочее, а третий был с книгами, журналами, которые я забирал из Улан-Батора, а прочитав, возвращал посылками в Улан-Батор, потом мне присылали новые. Одним словом, была такая маленькая походная библиотечка.
 
Весь полевой сезон (май, июнь, июль), вернее, полсезона никому не говорил, что у меня есть магнитофон, хотя искус был - были пару праздников, приёмники ловили плохо и народ сокрушался: "Вот бы сейчас сюда магнитофончик, музычку бы послушали ". Но я не доставал - готовил Виктору сюрприз.

В день его рождения мы устроили почти выходной день. С утра съездили в маршруты, а после обеда поехали в ближайший сомон, купили мяса - баранины, приготовили шашлыки, к этому дню запасли специально архи и хорошо посидели. Витька отлично играл на гитаре, а кроме него ещё играл на гитаре и Санька Груздев. Вот они по очереди брали гитару в руки, пели мы хором, иногда они пели какие-то песни, что называется соло. Одним словом, душевно посидели. В первом часу ночи народ разошёлся по палаткам, мы с Витькой пошли в вагончик. До этого момента я магнитофон не показывал. Вот Витька прошёл к себе, через тонкую фанерную перегородку было слышно, как он усаживается, а потом укладывается на скрипучую раскладушку. Когда он затих, я ему сквозь стенку говорю: "Витька, я тебя ещё раз поздравляю с днём рождения и у меня для тебя необычный подарок-сюрприз, слушай!" - и включил магнитофон. Я не видел и никогда не узнаю, какое выражение лица было у Витьки. Когда романс закончился, он только хрипло сказал: "Ещё!" Я гонял, по-моему, этот романс раз десять. Где-то после восьмого раза на фоне романса он стал что-то говорить. О чём мы говорили, честно говоря, не помню, да и не важно, просто я знал, что мой сюрприз удался, и Витька просто был растроган от такого нежданного подарка. А если учесть, что поначалу, в первые несколько сезонов у нас отношения складывались, мягко говоря, не очень, то такой подарок был на самом деле знаком того, что мы сработались.
И именно с тех пор и до сих пор я могу с гордостью говорить, что Витька - настоящий геолог и настоящий товарищ.
                
               *               *               *

Уже на фотографии были сарлыки.
Здесь как раз сарлык переходит вброд небольшую протоку:
  
На втором плане арат, видимо, с сыном на конях. 

А это опять Димитрий. Как видно, он на рыбалке и рыбалка удачная.
   
В руках у него ленок, а может быть даже небольшой таймешок. Вообще, судя по выражению лица Димитрия-рыбака, похоже, всё-таки действительно таймешок - уж больно гордо Димитрий стоит. А в руках у него орудие труда - спиннинг со знаменитой катушкой "Нева-2". 

А этот снимок в каком точно сделан году не скажу, но то, что это 11 июля, скажу точно, потому что 11 июля Надом - национальный праздник - День монгольской революции 1921 года. 
  
В это время в любом населённом пункте Монголии, в любом сомоне на стадионе устраиваются спортивные игры. Монголы проводят состязания по своей национальной борьбе. Обязательно устраивают скачки и обязательно стреляют из лука.
И вот на этой фотографии Лёва Гертман пытается продемонстрировать, что советские геологи тоже кое что могут. А рядом с ним стоит Серёжка Чечулин. 

На этом снимке виден борец в такой интересной форме:
 
В принципе правила монгольской национальной борьбы похожи на правила борьбы классической: нельзя делать подсечки, можно только корпусом и руками делать различные броски и нужно обязательно положить противника на лопатки. Рядом стоит, может быть, тренер, а может быть товарищ в национальной одежде.
У обоих на ногах национальная обувь с загнутыми носами. Кстати, очень интересный ритуальный танец исполняет победитель любого состязания, но особенно живописно это смотрится после состязания по борьбе, называется танец "Танец орла".
Когда у меня в жизни уже после Монголии бывали редкие, как и должно быть, удачи, очень часто ловил себя на мысли, что мне хочется тут же исполнить настоящий "Танец орла", потому что в этом танце легко высказать и радость по случаю победы, и уверенность в будущих победах, и торжество по поводу преодолённых либо трудностей, либо покорённого противника. 

Ещё два пейзажных снимка, может что-то похожее уже было, но это точно другой ракурс:
 
Это мы, наверное, на берегу Хубсугула, а может быть Харгисула.
Здесь мы стоим лагерем. 

А на этом фото возможно у того же озера, только в другой его части, это явно обед во время переезда с точки на точку, потому что не видно палаток и по концентрации сваленного груза видно, что достали только то, что необходимо для перекуса:
   

На этой фотографии Олег Зимин корчует саксаул, добывает дрова:
 
И, между прочим, дрова он добывает для бани. Виден край палатки, натянутый на каркас, над палаткой пластмассовая ёмкость для воды, она чёрная и за день в ней вода нагреется градусов до пятидесяти.
Сначала на ровном месте, ещё без палатки, укладывали камни, разжигали костёр, бочка стоит на земле, греется. Иногда полдня, а иногда и всю ночь жжём костёр, чтобы камни раскалились. Потом убираются угли, ликвидируется костёр и на этом месте быстро ставится палатка. На верх водружается ёмкость, от неё идёт шланик с обычным разбрызгивателем, как у душа, и всё - можно мыться. Берётся ковш, или даже кружка, выплёскивается горячая вода на камни. Нужно сказать, что брезент держит пар великолепно.
Таким образом мы и парились, и мылись в полевых условиях. 

А на этой фотографии Славец - Слава Татауров, тоже начальник наземного отряда, геолог, отличный мужик: 
 
В руках у него геологический молоток, на груди висит прибор радиометр, который показывает наличие или отсутствие радиоактивности. Нужно всё время смотреть за стрелкой, но нужно также смотреть и под ноги, особенно когда идёшь. Для того, чтобы не пропустить аномалию, одеваешь наушник. Когда идёшь по породам, у которых нормальный радиоактивный фон, там редкое потрескивание, как только радиоактивность повышается, сразу же резкое повышение шума в ушах. Иногда даже удобнее искать центр аномалии не по стрелке, а по этому звуковому эффекту.
На переднем плане полевая офицерская сумка - обязательная принадлежность любого геолога. Там в планшеты вставлены карты, карандаши. Кстати, пикетажки всегда должны были заполняться только карандашом. Уже на моей памяти, где-то во второй половине 80-х наконец-то разрешили заполнять их шариковой ручкой. 

На этой фотографии слева направо: Лев Гертман, Димитрий - Дима Демежко и Калистрат Решетников, геофизик:
 
Все - Зеленогорцы. 

Как я уже говорил, в 2006 году в Екатеринбурге на резиденции, которую любезно предоставил губернатор Свердловской области Россель, мы - "монголы", провели встречу.
Из Питера прилетела Елена Борисовна, я, остальные были Зеленогорцы. Вот на этой фотографии, посидев в помещении, вышли на шашлыки на улицу, поём песни:
 
Слева направо: тёзка - Сергей Павлов, за ним - Лёня Трофимович, потом - Калик, Калистрат Решетников с гитарой, потом Витя Чувилин с гитарой и Димитрий - Дмитрий Демежко. 

Эта фотография сделана в тот же день в помещении:
 
Я рядом с Шурцами. У них даже рубашки одинакового цвета, только у Шуры Кусова с длинными рукавами, а у Шуры Шевелы с короткими. Вот такие они Шурцы 25 лет спустя. 

А на этой фотографии руководство нашей аэропартии:
  
Слева направо: Юрий Сергеевич Шмелёв - главный геолог партии, в последующем главный геолог Зеленогорской экспедиции, затем ваш покорный слуга, слева от меня Альберт Васильевич Исаков - начальник аэропартии, золотой души человек, и крайний справа - Владимир Иванович Панев, старший геофизик.

Должен сказать про всех троих: дай Бог всем иметь таких начальников, какими были они. Если сегодня мои подчинённые не очень обижены и не очень сердятся на своего начальника, то, думаю, немалая заслуга в этом моих замечательных учителей из геологии: и Альберта Васильевича, и Юрия Сергеевича, и Владимира Ивановича.
Спасибо Вам, дорогие коллеги, за великолепную науку. 
              
На этой фотографии Димитрий рассказывает очередную какую-то быль из геологии:
  
Видно, как остальные трое слушателей внимательно следят за ходом развития сюжета.
Слева направо: Серёжа Чечулин, Димитрий - Дмитрий Демежко, Шура Шевела и Ваш покорный слуга. 

А на этой фотографии я со Славцом, со Славой Татауровым:
   

А это Коля Исаев. Замечательный товарищ, прекрасный геолог и великолепной души человек:
  
Коля из тех, кому интересно жить и кому всё время хочется познать что-то новое, будь то в профессии или просто в мире. Любознательность, неподдельный интерес ко всему новому, очень глубокая порядочность - вот отличительная черта моего доброго товарища Коли Исаева. 

А это мы с Витей Чувилиным:
  
На всех фотографиях видно, но, по-моему, на этой особенно, как всё-таки нам хорошо друг с другом и как живо всё то, что было 20-25 лет тому назад. 

А это Юлий Михайлович Гаврилов, геолог, блестящий интерпретатор аномалий, блестящий эрудит, блестящий шахматист и просто замечательный человек:
 

А это мы с Еленой Борисовной Высокоостровской:
 
В Питере встречаемся очень редко и были рады встретиться в Екатеринбурге с родными для нас Зеленогорцами. 

И завершающая, на всякий случай напишу, пока, фотография, сделанная в 2008 году в Улан-Баторе:
 
Там поставили замечательный памятник Будде, в наше время его, конечно же, не было.
Слева направо: Саня Груздев, Ваш покорный слуга и Димитрий - Дима Демежко.

Публикации по теме:
Tags: MENTE ET MALEO - воспоминания о геологии, Друзья, Монголия, Фотографии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments