Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

«Раскольников» из Отрадного

​Сознательно не стал впопыхах комментировать трагедию в московской школе №263 (район Отрадное), как это сделали некоторые коллеги-политики, потому что хотелось получить более полную картину происшедшего и осмыслить все, руководствуясь не только эмоциями. Хотя осмыслению подобное, конечно, поддается с трудом. Старшеклассник, вооружается винтовкой и карабином, идет в родную школу, берет в заложники своих же товарищей, убивает учителя и полицейского, еще одного полицейского тяжело ранит, - все это просто шокирует. Раньше мы с ужасом узнавали о подобных историях, периодически повторяющихся в США и некоторых других странах. Но вот эта страшная беда пришла и к нам.

Сегодня многие первым делом заговорили о проблемах безопасности школ. Прокуратура взялась за проверки, московские власти планируют комплекс дополнительных мер. Все это правильно. Если есть «дыры» в этом важном деле, их надо немедленно устранять. Вместе с тем в данной ситуации и охрана была на месте, и «тревожная кнопка» сработала, и видеонаблюдение имелось, и милиция прибыла вовремя. Но ничто из этого не помогло остановить зло, главным носителем которого оказался не террорист, не бандит, а свой ученик. Вот почему, когда сегодня говорят о выстраивании каких-то новых «периметров безопасности» в школах, мне представляется, что самый главный «периметр» должен быть не из мер сугубо физической защиты школьников, а из мер защиты их сознания. От злобы, жестокости, лжи, агрессии, несправедливости, безнравственности, - вот от чего в первую очередь надо оборонять внутренний мир детей и подростков, если мы не хотим выращивать таких спонтанных, неадекватных убийц, как старшеклассник из Отрадного.

Три года назад был принят Федеральный закон "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию". Но, во-первых, по моему мнению, мы приняли его с большим опозданием. А, во-вторых, жизнь показывает, что он явно нуждается в совершенствовании, ибо многие вредоносные воздействия на детские умы так и не перекрыты. Разве исчезли бесчисленные сцены насилия из эфира общедоступных телеканалов? Разве перестали доминировать в наших кинотеатрах голливудские боевики, смотря которые молодежь, жующая попкорн, пропитывается ядом легкого отношению к смертям и убийствам. А взять многочисленные игры-«стрелялки», за которыми иные школьники проводят многие часы. Разве это не может приводить к негативным сдвигам в сознании, к нервным срывам? Конечно, может и приводит. Кстати, в ряде западных стран есть жесткая регламентация по доступу к такого рода явно недетским забавам, у нас же, увы, этого пока нет. А зря.

Но это только один комплекс проблем. Не менее важен и другой, связанный с утратой нынешней российской школой ее воспитательной функции. Что мы сегодня слышим о виновнике трагедии? Что он был отличником, шедшим на золотую медаль, что в конфликтах с одноклассниках не замечен и т.д. Одним словом, - все характеристики сугубо внешние. А вот, что за личность формировалась из отличника, какие процессы шли в его душе, - об этом толком никто не знал. Вот она – реальная опасность превращения школьного образования в утилитарную «сферу услуг», ориентированную лишь на наполнение головы ученика формальными знаниями! Вот плоды чего мы пожинаем!

Предвижу вопрос: а что, собственно, может школа? Да очень многое. Талантливый учитель литературы за несколько уроков по «Преступлению и наказанию» Достоевского может дать ученикам такую прививку нравственности, которая раз и навсегда создаст для них табу на вседозволенность и тем более на право распоряжаться чужими жизнями. Новоявленный «Раскольников» из Отрадного, судя по некоторым деталям, такой прививки не получил и по-своему решал вопрос «Тварь я дрожащая или право имею?». Он, видите ли, пришел в класс, чтобы «открыть одноклассникам смысл жизни», он, понимаете ли, «хотел увидеть, как выглядит смерть». Понятно, что все это надо исследовать на предмет психических расстройств. Но девиантное поведение подростка возникло явно не вдруг. Опасные перокосы в личностном становлении юноши, ущербность его зарождающегося мировоззрения все просто-напросто проморгали.

​Особо хочется сказать о родительской ответственности. Есть расхожая фраза «Сын за отца не отвечает». А вот отец за сына отвечает! Должен отвечать полной мерой. В данной истории именно отец подростка выглядит, как один из главных антигероев и виновников трагедии. Если ты имеешь в доме законно зарегистрированное оружие, то соблюдай же элементарные правила! Оружие должно храниться в сейфе, в разобранном виде. Ключ или код от сейфа должен быть исключительно у взрослого. Я уж не говорю о том, что, в данной семье, судя по всему, наплевательское отношение проявлялось не только к тому, как хранилось оружие, но и к тому, что происходило с сыном. Я полагаю, что таких родителей тоже надо судить, причем достаточно сурово. Возможно, стоит даже внести поправки в Уголовный кодекс, ужесточающие родительскую ответственность за подобные случаи.

​Больше всего не хочется, чтобы все ограничилось лишь кампанейщиной, принятием каких-то частичных мер, установкой новых видеокамер, замков и турникетов и т.д. Нет, трагедия в Отрадном ставит нас перед очень серьезными вызовами. Если мы хотим, чтобы подобное больше не повторялось, надо не только усиливать меры безопасности, но очень многое менять и в семейном воспитании, и в школах, и в системе образования в целом, да и больше того - в духовно-нравственном состоянии общества. Безусловно, тут есть немало поводов и для конкретных законодательных решений. Прозвучал первый звонок тревоги. Надо делать срочные выводы!
Tags: Безопасность, Дети, Общество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments