Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

Независимость от здравого смысла

Министерство энергетики РФ на днях не без гордости сообщило, что в 2013-м году наша страна установила рекорд нефтедобычи, выкачав из «подземных кладовых» 523,2 млн. тонн «черного золота». Таких показателей не было за все годы существования новой России. Вроде бы надо порадоваться за наших нефтяников, но на общем фоне негативного развития экономической ситуации радоваться рекордному росту нефтедобычи что-то не хочется. Особенно когда сопоставляешь это с некоторыми иными цифрами, характеризующими, к примеру, структуру российского экспорта.

Судите сами. Если в 2011 году доля экспорта сырья (в первую очередь той же нефти и газа) в общем объеме составляла 70,3 %, то в 2012-м она выросла до 74%, а в 2013-м (по данным за январь-октябрь) уже до 75%. И как же уныло на этом фоне выглядит динамика экспорта машин и оборудования! 2011 год – 4,5%, 2012 – 3.6 %, 2013 – уже и вовсе 3,3%. То есть все меньше, меньше и меньше. Под разговоры о том, что надо слезать с «нефтегазовой иглы», под призывы к инновационному развитию сырьевая зависимость России, увы, не только не уменьшается, а усугубляется. И именно в этом кроется сегодня одна из тех фундаментальных причин, которые обуславливают торможение российской экономики, вхождение ее в очень тревожную фазу стагнации. Экономический рост уже не способны подстегнуть ни стабильно высокие мировые цены на нефть, ни рекордные показатели нефтедобычи. Все! Эти источники роста исчерпаны. Нужен переход к другой экономической модели.

В Интернете как-то попался на глаза один довольно едкий, но меткий анекдот на эту тему. С высокой трибуны некий руководитель гневно вопрошает: «Мы все гоним и гоним нефть на Запад. А где же, спрашивается, наши достижения в инновациях, науке, образовании, медицине?». А в ответ – голос из зала: «Так все это там же, где и наша нефть, – на Западе!». Как говорится, не в бровь, а в глаз. Ведь в соответствии с близорукой стратегией, выработанной еще бывшим министром финансов Кудриным, Россия многие годы огромные доходы от продажи сырья вкладывала (и продолжает вкладывать) не в развитие собственных производств, а в ценные бумаги США и других государств. Это называется «стерилизацией» излишней денежней массы. А в сущности это – «стерилизация» шансов на модернизацию нашего промышленного потенциала, шансов на высокотехнологический рывок.

СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ давно выдвигает требование о том, что нефтегазовые доходы должны идти не на кредитование чужих экономик, а на инвестирование в свою, причем главным образом в развитие несырьевого сектора и инфраструктурные проекты. Определенный поворот в этом плане в последнее время вроде бы наметился, но, на наш взгляд, он должен делаться гораздо более решительно. России, как воздух, нужна промышленная политика. Без нее у страны просто нет будущего. А начинать надо с принятия базового федерального закона о промышленной политике, который должен заложить необходимые предпосылки для концентрации финансовых ресурсов в приоритетных отраслях промышленного производства.

[Spoiler (click to open)]Очень многое зависит от точного выбора приоритетов и стимулов. Почему стал возможным в минувшем году тот же рекорд нефтедобычи? Никакого секрета тут нет. Совершенно понятно, что первопричина – в существенном снижении экспортных пошлин для нефтяных компаний. Стоило дать им послабление, как сразу стало выгодно наращивать объемы добычи и увеличивать экспорт, сразу нашлись дополнительные резервы. Спрашивается, что же мешает находить не менее эффективные меры поддержки для наших несырьевых отраслей и в первую очередь для высокотехнологичных, наукоемких – тех, где Россия по-прежнему еще сохраняет потенциал для успешной конкуренции на мировых рынках?

Хочу напомнить, что СР в свое время выдвинула целый пакет законодательных инициатив, способных кардинально изменить политику в инновационной сфере. В частности, мы считаем, что катализатором позитивных изменений могло бы стать введение так называемого режима «инновационного налогового кредита». Суть проста: если предприятие вкладывается в инновационные проекты, оно получает право вычесть все затраченные на эти цели средства из сумм начисленного налога на прибыль. Убежден: если бы к такому стимулирующему механизму добавить еще и продуманные меры поддержки экспорта продукции с высокой добавочной стоимостью, хороший эффект мы увидим достаточно быстро.

К сожалению, эти и другие совершенно разумные идеи до сих пор не принимаются ни Правительством РФ, ни парламентским большинства в лице «Единой России»? Почему? Видимо, сказываются инерция мышления и привычка к эдакой «нефтяной обломовщине», когда все «дыры» можно было затыкать за счет нефти и газа. Рассуждать-то о необходимости модернизации экономики все горазды, а вот решаться на конкретные шаги, ведущие к ней, – куда сложнее. К тому же тут ведь надо идти наперекор интересам влиятельных олигархически-бюрократичеких кланов, который взросли и укрепились именно на сырьевой модели экономики и которым очень не хочется что-либо менять.

Вот поэтому и не вызывает радости очередной «нефтяной рекорд». И как тут не вспомнить, что в советские времена тоже любили рапортовать о том, как растут валовые объемы добычи нефти, угля, производства чугуна, стали и т.д. Чем это кончилось, мы все знаем. Рост количественных показателей сам по себе не делает экономику современной и динамичной, не спасает от застойных явлений. Нужны качественные изменения.

Запомнилась яркая фраза из одной газетной статьи: «наша нынешняя сырьевая зависимость – это независимость от здравого смысла». Очень точно сказано. И если мы не хотим России участи вечно отстающего, неконкурентоспособного, прозябающего сырьевого придатка Запада, надо возвращаться к здравому смыслу. Причем чем быстрее, тем лучше. Времени и так уже упущено слишком много.
Tags: Правительство, Реформы, СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ, Экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 61 comments