Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

Рецепты от «оффшорной болезни»

Великое дело – политическая воля. Стоило Президенту России В.В. Путину обозначить в своем недавнем Послании ФС РФ некоторые конкретные пути борьбы с оффшоризацией российской экономики, это сразу дало эффект. Появились заявления ряда крупных российских компаний («Русал», КамАЗ, «РусГидро» и др.) о разработке планов переноса финансовых и хозяйственных операций на территорию России, выводе бизнеса из оффшоров и переводе активов под российскую юрисдикцию. Теперь важно, чтобы эти заявления не оказались лишь декларациями «по случаю». Кроме того, хотелось бы, чтобы вслед за «первыми ласточками» начался массовый процесс такого рода.

Хорошо помню, как более 2 лет назад я впервые поднимал тему оффшоризации экономики в Госдуме. Иду от трибуны между рядов и слышу то ли испуганную, то ли угрожающую реплику кого-то из единороссов: «Учтите! Вам этого никогда не простят!». То есть еще недавно сама постановка данной проблемы казалось кому-то «покушением на святое». Сегодня отношение меняется. В том числе потому, что все очевиднее становится, что нынешняя стагнация нашей экономики во многом порождена циничной практикой ведения бизнеса с использованием оффшорных схем. Глубина и запущенность этой проблемы очень велика. Сегодня 70% российского бизнеса управляется из-за рубежа (для сравнения – в США и Европе не более 10%). Многие предприятия ТЭКа, порты и аэропорты, связь, доменные печи, объекты электроэнергетики контролируются из оффшоров. Спрашивается: разве это не бьет по нашему суверенитету? Впрочем, «оффшорной болезнью» поражен не только крупный бизнес, но и сугубо житейские сферы. Идет иной гражданин в магазин по соседству, и даже не подозревает, что торговая сеть, в которую тот входит, управляется откуда-то с Виргинских островов. Идет в негосударственный пенсионный фонд, куда поступают его пенсионные накопления, а НПФ – тоже оффшорный. То же самое – с многими структурами сферы ЖКХ, собирающими деньги с населения и уводящими их все туда же – «за бугор».

На фоне мирового финансового кризиса необходимость жестких мер по противодействию оффшоризации экономики осознается во всех ведущих странах мира. Это уже глобальная проблема. Решения, принимаемые на международном уровне (в том числе мировой «двадцаткой») в отношении так называемых низконалоговых зон, нам на руку. Все это надо поддерживать и активно использовать. В то же время следует ясно понимать: никто за нас самих наши проблемы не решит. Не стоит, кстати, забывать, что, помимо, так называемых «налоговых гаваней», включаемых в различные «черные списки», есть и так называемые «скрытые оффшоры», которыми зачастую выступают респектабельные страны. А нам, собственно, какая разница, куда уводят финансовые потоки из России: на какие-нибудь Каймановы острова или, допустим, в Ирландию, Швейцарию, Люксембург или Нидерланды? Ущерб и в том, и в другом случае очевиден.

Есть существенные отличия в самом характере «оффшорной болезни», с которой сталкиваются, допустим в США, Западной Европе и в России. У них в оффшорах, как правило, создают «дочки» материнских компаний, имеющих «прописку» на своих территориях. У нас сами предприятия превращают в «дочки», «внучки» и «правнучки» зарубежных фирм, куда выносятся и реальные центры управления, и центры формирования прибыли. У них – основная головная боль от оффшоров – сугубо фискальная. У нас – речь идет и о громадных потерях казны, и о реальных угрозах национальной безопасности в результате вывода за рубеж важнейших активов.

Мы часто слышим от иных заинтересованных лиц, что управление бизнесом через оффшоры – это, мол, «техническая проблема». Что вызвано это плохим инвестиционным климатом в России, коррупцией, слабостью судебной системы и т.д. Все это так. И государство, конечно, должно предпринимать все возможные меры для того, чтобы наводить должный порядок по всем этим направлениям. Но логика тех, кто прикрывается формулой «Победите коррупцию – и тогда мы вернемся из оффшоров», неприемлема. Потому что именно там, в оффшорах, и формируются скрытые источники для взяток, подкупов и откатов, с помощью которых идет разложение нашего госаппарата. И именно туда, в оффшоры, кстати говоря, выводятся незаконные доходы коррупционеров всех мастей, превращающиеся в зарубежные банковские счета, пакеты акций, роскошные виллы и особняки. Оффшорная экономика и коррупция – сиамские близнецы. Рассуждать, что от чего зависит, бессмысленно. С чего начинать? Да и с того, и с другого! СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ давно выработала и предлагает развернутый комплекс антиофшорных мер. На наш взгляд, необходимо срочно принимать закон, который обяжет производителя товара либо услуги платить налоги только по месту производства товара либо услуги. При правильных подходах это может стать механизмом, обесмысливающим оффшорные схемы.

Обязательно надо вводить ряд жестких ограничений. Президент, на наш взгляд, правильно поставил вопрос о том, что компаниям, зарегистрированным в иностранной юрисдикции, следует перекрыть возможность пользоваться мерами господдержки, включая кредиты ВЭБа и госгарантии. Любые госзаказы и госконтракты тоже должны быть только для тех, кто зарегистрирован в России. Вообще стоит очень критически посмотреть на многие вещи. Ну, к примеру: разве государственным мужам неведомо то, что оффшоры зачастую используются для манипуляций с так называемыми трансферными ценами? Можно ли создать юридические механизмы, которые бы положили конец этой практике? Вполне возможно. А возьмем такой нюанс: с какой, спрашивается, стати производится экспортовозмещение НДС для оффшорных компаний? Мало того, что они выводят капиталы из России, так страна еще возмещает им немалые средства. Абсурд!

Давно пора перестать делать вид, что это якобы нормально, когда самыми крупными инвесторами нашей экономики являются Кипр и некоторые другие оффшорные государства. Всем прекрасно известно, что никакие это не иностранные инвестиции, а деньги, заработанные у нас и прокрученные через зарубежные фирмы. Тем не менее псевдоиностранные вложения входят в официальную статистику, пользуются определенными преференциями. Зачем обманывать самих себя? У государства достаточно сил средств, чтобы отделить, как говорится, овнов от козлищ, разобраться, какие капиталы, идущие в Россию, на самом деле имеют иностранное происхождение, а какие нет. И это надо делать! Весьма эффективной мерой могло бы стать введение 20-процентного налога на вывоз капитала. Оппоненты пугают: мол, таким налогом мы отпугнем иностранных инвесторов. Если кого и отпугнем, то явных спекулянтов. А вот тем иностранцам, которых связывают с Россией долгосрочные интересы, подобная мера совсем не страшна. Другое дело – наши отечественные оффшорные «флибустьеры». Вот им-то такой налог, – как нож к горлу. Он способен разрушить все их хитроумные финансово-экономические конструкции, сделав их попросту невыгодными.

«Офшорная болезнь», которой сегодня поражена российская экономика, приняла тяжелую форму. Поэтому и лечение должно быть массированным и достаточно радикальным. Какими-то отдельными мерами тут успеха не добьешься. Нужен системный подход. Я бы сказал даже: нужна продуманная антиоффшорная стратегия. Борьба предстоит нелегкая. Сопротивление тех, кто привык обогащаться за счет оффшоров, будет яростным. Но мы обязаны победить, Потому что речь идет о судьбе нашей экономики и судьбе самой России. О проблеме, затрагивающей жизненные интересы страны и народа.
Tags: Бизнес, Власть, Государственная Дума, Законы, Налоги, Политика, Реформы, СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ, Экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments