Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

Монголия - "Гоби–2"

Дорогие друзья!
Продолжаю публикации из серии рассказов о моей работе в Монголии.
Сегодня - "Гоби-2"

 В прошлый раз рассказал три истории, связанные с Гоби, и, как говорится, одно потянуло другое, вспомнил про Гоби кое-что ещё интересное. Вот два коротеньких рассказа. Первый назову :

"Водяное перемирие".
Однажды мы ехали на "топике" (тот самый топопривязчик с гаммаспектрометром) и увидели небольшие горушки. Решили осмотреть место для возможного лагеря, чтобы палатки или хотя бы раскладушки были чем-то защищены от иногда возникающих очень сильных ветров.

Кстати, о ветрах. Что такое пылевые бури в пустыне и даже в самом Улан-Баторе, я думаю, все, кто хоть когда-нибудь был в Монголии, прекрасно знают – штука очень неприятная, когда поднимается пыль на высоту нескольких сот метров, ничего не видно, песок сечёт кожу лица, рук, а если ещё, не дай бог, в "стандартной форме" (одних плавках) застала пылевая буря, то быть всему иссечённому и в мелких царапинах – это уже гарантировано. Однажды разбили мы лагерь, дело было к осени, поэтому поставили палатки, спали внутри них на раскладушках. С вечера всё было тихо, спокойно. И где-то ночью резко, буквально в течение десяти минут начался самый настоящий ураган, причём с нуля: то не было вообще ничего, то вдруг рвануло так, что палатки слетели, пошёл ливень, что было редкостью для Гоби. Сначала пытались каким-то образом эти палатки удержать, потом поняли, что все их не удержим и навалились на одну, остальные уже несло ветром, за ними раскладушки, спальники – всё куда-то уносило, мы даже не пытались ловить. Кончилось тем, что полы сорванной с каркаса палатки подогнули изнутри под раскладушки, на которые улеглись, и прямо практически на лицах лежал мокрый брезент палатки, но, по крайней мере, это давало возможность не находиться под дождём и быть в каком-никаком укрытии. Утром, как очень часто бывает после такой стихии, – абсолютный штиль, никакого дождя, светит солнышко, мы вылезли, завели машину и весь день ездили по пустыне, ища раскладушки, палатки, одежду – всё, что ветром унесло. Всё так и не нашли, дальше всех улетела одна из раскладушек, за 30 с лишним километров. Была она порвана, погнута, но, по крайней мере, мы её нашли, чтобы потом перед начальником отряда можно было отчитаться и списать. Но это так, лирическое отступление.

Так вот, увидели сухое русло, с хорошим песочком, которое выходит из горушек, и поехали на машине по этому руслу. Очень скоро скалы стали сужаться, мы поняли, что на машине дальше не проехать, пошли пешком. И, отойдя от машины метров на 200-300, увидели, что в одном месте под скалой из песка пробивается несколько зелёных травинок – мы поняли, что значит где-то недалеко вода. Сбегали к машине, взяли лопату, начали рыть, и буквально сантиметров через 40 глубины появилась вода. Вода в Гоби вообще вещь уникальная и, даже не планируя пить воду, сам факт, что появляется вода, привёл к тому, что мы вырыли довольно серьёзный котлованчик диаметром метра в полтора и глубиной где-нибудь сантиметров 60. Он очень быстро заполнился водой. Песок лопатой выбрасывали рядом, как я уже говорил, стояла абсолютная тишина, и из той живности, про которую я писал в предыдущих рассказах, конечно, и близко никого не было видно. Мы пошли дальше вверх по руслу. Отсутствовали, наверное, минут 20. И вот мы возвращаемся к вырытой в песке яме. Первое, что видим – яма практически сухая и на наших глазах начинает вновь наполняться водой. А второе – рыхлый песок, который мы выбрасывали, копая яму, и который окружал этот своеобразный "дикий колодец", усеян следами животных. Мы уже неплохо разбирались в следах и обнаружили, что там за эти двадцать минут побывали (уж не знаю, по очереди ли, а похоже, что все вместе) вот такие животные: заяц, дзэрен (косуля), степная лисица (корсак), волк и кто-то там помельче, типа ёжиков и вроде даже и птичьи лапки были, хотя птиц мы ни разу там не видели. Мы стали оглядываться. Стоит тишина, кругом – невысокие скалки, растительности никакой. Где была до сих пор эта живность? Куда она сейчас попряталась? Но самое удивительное, мы поняли, что знаменитое водяное перемирие у Киплинга – это, похоже, не сказка, а реальная быль, потому что в абсолютно обезвоженном месте мы дали возможность зверью напиться воды и тут было не до инстинктов хищников и их жертв. Видимо, как только мы отошли, все, кто из своих укромных местечек наблюдал за нами (оказывается, наблюдают-то всё время!), кинулись к спасительной воде. Лагерь мы там решили не ставить, во-первых, места так и не нашли, а, во-вторых, решили пускай это будет теперь водопоем для зверей. 
 
               *               *               *
И вторая история тоже связана с сухим руслом.
Было это в другом месте, но местность похожая – небольшие каменные, скалистые горушечки, высотой не более 20-30 метров. Когда искали место для лагеря, увидели на горизонте тоненькую-тоненькую полосочку вот этих скалок и огромный вынос в пустыню камней, щебня, сухих веток (откуда там ветки, было сначала непонятно). Мы поняли, что это финал, видимо, огромного временного водотока, который, может быть возникает весной, когда снег начинает таять, – вода аккумулируется и со всех скал стекает по многочисленным ложбинкам, овражкам и логам в одно, видимо, самое главное русло и всё это потом выносится так далеко в пустыню. Мы поехали к горушками и увидели, что прямо за одной из них растёт, как мы его называли, "гобийский вяз". Уж не знаю, вяз это или нет, но это было дерево с тонкими жёсткими листочками. Кстати, несмотря на то, что дерево давало тень, наученные горьким опытом, мы никогда не спали под деревом, потому что на нём очень часто было огромное количество клещей. И если лечь или сесть под дерево, очень скоро эту "приятную" живность можно было обнаружить у себя в голове или на теле.

Разбили мы лагерь, который представлял из себя раскладушки, большой ящик с крышкой (метра два в длину и примерно метр в ширину), в котором мы перевозили и продукты, и посуду, он же был для нас столом. Были у нас складные стульчики, поставили "квасовозку", в ряд расставили раскладушки. Были у нас две машины: "топик" и ещё одна – ГАЗ-66.

И вот однажды мы были все на маршрутах, кто-то дежурил в лагере. Готовили мы в основном на паяльных лампах. Были сделаны специальные таганки, на которые можно было ставить вёдра, заводили паяльную лампу – и завтрак, ужин и обед готовили таким образом. Вдруг посередине маршрута неожиданно небо затянуло огромной тучей, хлынул дождь, я бы даже сказал – хороший ливень. Не помню, говорил об этом или нет, но во время дождя и даже спустя шесть часов после него работать при поисках урана нельзя, потому что повышается радиоактивный фон из-за того, что радиоактивный радон (газ), который находится в воздухе, прибивается дождём к земле. Мы свернули все работы и поехали к лагерю. Когда мы доехали, дождь уже кончился, а потом уже и солнце выглянуло. Мы стали ждать обеда, а сами сели в топопривязчик, окна и двери были открыты, "топик" стоял прямо вдоль русла: открытой дверью в сторону горушек, а капотом в сторону пустыни. И вот мы сидим, о чём-то болтаем. После того как закончился дождь прошло, наверное, минут 30. Тут кто-то из нас услышал шипение. Водитель "топика" спрыгнул, обошёл все четыре колеса, потому что была полная иллюзия, что где-то "травит" колесо. Послюнив ниппели и послушав у колёс, пожал плечами, залез обратно в "топик". Шипение усиливалось, стало очень явственным. Мы прислушались – исходит оно откуда-то извне и, похоже, именно от горушек. Кто-то из нас первым догадался встать, выглянул в дверь, и мы услышали: "О-па!" Выпрыгнув из машины, мы увидели, что по руслу из-за скал движется на нас двухметровая стена какой-то грязной пены, движется довольно медленно и это она издаёт такое неприятное шипение. Мы сначала сдуру не поняли, что нас ждёт, и побежали навстречу этому валу. Мы поняли, что это по руслу идёт саккумулированная со всего этого горного массива вода, которая гонит перед собой эту реку. Уже сквозь шипение мы услышали какой-то грохот – сомнений не было, так могут грохотать только бьющиеся друг о друга камни, причём, большие камни. Когда мы поняли, что сейчас будет, то немножко опоздали. "Топик" мы успели перегнать на ближайшую горушку, а ГАЗ-66-ой, как назло, не заводился. Так же мы успели поднять на небольшую скалку ящик с продуктами (потом дважды перетаскивали ящик ещё выше), успели подхватить и раскладушки, да практически всё, только ГАЗ-66-ой с брезентовым кузовом остался стоять как раз поперёк этого русла. Буквально через пару минут мы, стоя на вершине возвышенности, увидели, как огромный грязеводоселевой поток обрушился на то место, где только что был наш лагерь. Огромные валуны, некоторые чуть ли не в метр диаметром, летели как мелкая галька. Самое ужасное, что всё это начало биться о борт, кабину ГАЗ-66-ого. Был момент, когда вода стала перехлёстывать через кузов. Машина начала раскачиваться, вот-вот норовя упасть под напором этой грязеводы, но не упала. Мощно этот грязевой сель шёл примерно минут 10, потом он стал спадать и уже через час протекали только отдельные тонкие ручейки той грязеводы. Машина была вся ухайдакана. Забегая вперёд, оказалось, что песок попал в двигатель и своим ходом ГАЗ-66-ой с этой стоянки не мог уехать. Но что такое стихия, мы увидели воочию и ещё раз убедились, насколько коварна пустыня Гоби.

Публикации по теме:
Tags: MENTE ET MALEO - воспоминания о геологии, Монголия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments