Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

Народной дружине быть!

Первые добровольные дружины, которые оказывали содействие правоохранительным органам в период празднований, коронаций и других массовых мероприятий, возникли еще в далекие царские времена. В Советский период эта традиция продолжилась — в 20-е годы по инициативе граждан в крупных промышленных городах начали создаваться группы оказания помощи милиции, но носили они в те времена разные названия, и народной дружиной являлись лишь фактически. Официально же добровольные народные дружины появились в конце 50-х годов по инициативе ленинградских рабочих. Инициатива эта была одобрена ЦК КПСС и Советом Министров, и 2 марта 1959 года было принято постановление «Об участии трудящихся в охране общественного порядка в стране». С тех пор добровольные народные дружины стали носить массовый характер, и к 1971 году в стране насчитывалось уже порядка 7 миллионов дружинников. Они помогали сотрудникам милиции бороться с преступностью, с любыми нарушениями общественного порядка, помогали раскрывать преступления, принимали участие в розыске преступников. В итоге добровольные народные дружины внесли огромный вклад в противодействие преступности.

Но в конце 80-х годов народные дружины практически прекратили свое существование, особенно после принятия в 1995 году закона «Об общественных организациях», вследствие которого действующие ранее положения о деятельности дружин утратили свою силу, а ничего нового взамен законом предложено не было. Но и это продолжалось недолго, тем более что на самом деле их деятельность не прерывалась – по крайней мере в Москве. Просто со временем дружины стали носить менее массовый и необязательный характер. Правда, настоящей дружиной это назвать было уже нельзя, так как это были лишь отдельные единицы сознательных граждан, в свободное время помогающих милиции.

В последнее время однако к нам пришло понимание того, что без участия тех самых граждан, без поддержки общественности справиться с преступностью очень и очень сложно. В последнее время на улицах наших городов все чаще можно увидеть дружинников, патрулирующих территорию совместно с сотрудниками полиции. Отрадно видеть, что энтузиастов – людей, которые готовы охранять общественный порядок на добровольных началах – становится все больше. Причем подавляющее большинство дружинников – мужчины в возрасте 40-50 лет, а это означает, что некоторые из них были дружинниками еще в советское время – они хорошо помнят, как это было... Таким образом, народная дружина возвращается.

И именно сейчас назрела необходимость в четкой регламентации ее организационно-правовой формы, в определении единого порядка организации ее деятельности, правовых и социальных гарантий дружинников. Ведь, к примеру, в настоящее время, федеральным законодательством никак не установлена ответственность за воспрепятствование законным действиям граждан, участвующих в обеспечении общественного порядка.

И вот в Санкт-Петербурге решили разработать документ, предусматривающий наказание за неповиновение дружиннику в виде штрафа в размере от 1,5 до 2 тысяч рублей. Эта инициатива сразу породила много споров в рядах той самой общественности, которую дружина призвана защищать... Высказываются разные мнения, в том числе, например, и такое: «Почему я должен выполнять требования человека, который требовать что-либо не имеет права?» Возможно. Ведь народные дружинники действительно не обладают практически никакими полномочиями, а участвовать в охране общественного порядка им разрешено только совместно с сотрудниками полиции. Но это не означает, что дружинника можно игнорировать! Ведь, если вдуматься, то чем дружинник отличается от обычного, рядового человека? У дружинника такие же права, как у любого частного лица. А любое частное лицо имеет право попросить согражданина прекратить те или иные противоправные действия. Более того, в идеале это право должно бы стать потребностью! Другой вопрос, что не каждый на такое осмелится в силу разных на то причин.

Соглашусь, что, возможно, было бы логичнее сначала наделить народных дружинников соответствующими правами, а уж потом вводить санкции за несоблюдение этих прав. Но и тут есть некоторая доля опасности: не будут ли дружинники этими правами злоупотреблять? Вполне может быть и такое. Согласитесь, пока у дружинников нет прав, туда идут люди добросовестные. Как только эти права у них появятся, может статься, что в дружину потянутся люди, преследующие свои, не всегда благородные цели. И вот тогда ситуация может стать еще хуже.

В народную дружину не могут быть приняты граждане, имеющие неснятую или непогашенную судимость, а также ранее осужденные за тяжкие и особо тяжкие преступления; люди, состоящие на учете в наркологическом или психоневрологическом диспансере в связи с лечением от алкоголизма, наркомании, токсикомании, психических расстройств. И если с последней категорией все более-менее понятно, то вот с людьми судимыми дело обстоит сложнее, ведь, известно, что судимость некоторых преступников погашается через пять-шесть лет, а в отношении лиц, осужденных за особо тяжкие преступления, она погашается по истечении восьми лет после отбытия наказания. И что же получается? «Отсидел» и пошел в народную дружину права получать? Не хотелось бы, чтобы такие дружинники, наделенные к тому же правами, наши улицы патрулировали.

Возвращаясь к инициативе губернатора Санкт-Петербурга, считаю, что она имеет право на существование. Возможно, это станет первым шагом на пути к возрождению и нормальному функционированию деятельности народных дружин. А таким шагам мешать нельзя!
Tags: Гражданское общество, ПИТЕР РОДНОЙ ГОРОД, Полиция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments