Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

ЧЕТКИ ПАМЯТИ, Отпуск. Часть 1.

Осенью 72-го года к нам в роту пришел служить бывший курсант Рязанского воздушно-десантного училища. Он отучился первый курс, а с начала второго за какие-то провинности был отчислен из училища и направлен дослуживать один год (тогда такой закон был) в линейные части. Звали его, по-моему, Виталий. Начал служить он рьяно – парень физически крепкий, веселый, балагур. Но нашла «коса на камень» в отношениях с тогдашним старшиной нашей роты Гаджиевым. Чем-то Виталий ему сразу не понравился.

Началось, как сейчас помню, с мелкого конфликта. Виталий спорол свои курсантские погоны и хотел их оставить себе на память, поэтому попросил у старшины чистые, новые, голубые, на что Гаджиев сказал: «Спарывай продольные лычки с курсантских, вот тебе и будут обычные погоны». Виталий не захотел, ну и пошло-поехало. В итоге служба у него не задалась. За какую-то провинность командир сказал, что будет он служить не год, а полтора, а через какое-то время заявил, что год в училище он ему не засчитывает, поэтому объявляется Виталий молодым воином и будет служить по полной два года. Ну и Виталий, видимо, сломался, начал, что называется, «косить», начал изображать попытки к самоубийству, причем именно изображать. Его отправляли в госпиталь, потом он снова приходил. И так длилось всю осень.
И вот в начале января 73-го года в конце концов его комиссовали. А так как в документах было написано, что у него психическое расстройство (склонность к суициду), то по правилам его до дома должен был сопровождать кто-то из военнослужащих. У командира роты я был на хорошем счету, и решили дать мне 10 суток на то, чтобы отвезти его до дома куда-то в среднюю полосу России, а потом обратно.

Оказалось, что у него в его небольшом родном городке отец служит военкомом. И Виталий сразу предложил мне: «Хочешь, быстренько на самолете довезешь меня? Попроси своих родителей, чтобы на мой домашний адрес выслали «до востребования» денег на дорогу, а батя тебя отметит так, как будто ты все дни провел у меня в городе, а ты слетаешь в Ленинград". Идея была абсолютно авантюрной, но тем не менее показалась мне очень даже привлекательной, и я согласился.



Кстати, в глубине души поначалу я действительно думал, что у Виталия не все в порядке с головой. Но как только мы вышли за КПП и направились к автобусной остановке, он повернулся в сторону части и сказал: «Ну вот, товарищ Гаджиев, ты теперь кукарекай, как хочешь, а я поехал на дембель». И, посмотрев на меня, добавил: «Батя мне «белый билет» переправит». И что-то, видимо, увидев в моих глазах, произнес: «Ты что, думаешь, я действительно «психушник»?» – «Да нет», – сказал я неуверенно. И тут Виталий рассказал, как он разыгрывал настоящие спектакли, изображая якобы самоубийства. Подробности пересказывать не буду, но, оказывается, делал он это артистично и хорошо готовился к таким «концертам». В конце концов я успокоился, рассудив, что у меня не будет с ним никаких хлопот. Как раз после этого и родилась идея, если называть вещи своими именами, о краткосрочной самовольной отлучке в Питер.

Мы сели на поезд и доехали до Тбилиси. В Тбилиси нужно было брать билет до его городка, вернее до ближайшего областного центра – Воронежа. По нашим воинским требованиям билетов не было, а Виталий уже успел где-то купить бутылочку винца, немножко «дернуть». Предлагал и мне, но я отказался – я же сопровождающий, его документы у меня, я за него отвечаю. Вообще Виталий вел себя, хоть и был в форме, мягко говоря, вольготно для военнослужащего. (Кстати, выдали ему парадную форму с условием, что я ее обратно привезу – у меня было и такое задание от нашего старшины).

Понимая, что, если мы просидим здесь еще несколько часов, Виталий допьет бутылку и совсем в разнос пойдет, я решительно направился в воинскую кассу. Кроме военного билета и требования, я достал справку, где говорилось, что рядовой такой-то комиссован в связи с психическим заболеванием. Отгородившись плечами от стоявших за мной других солдатиков, страшным шепотом обратился к молодой женщине-грузинке, которая работала в военной кассе: «Он уже стоит на балконе второго этажа и собирается сигануть вниз, если сейчас ему не продадут билет. Вам что, нужен труп в аэропорту и скандал большой?» Женщина испуганно заморгала, и тут же два билета до Воронежа нашлось.

Кстати, этот полет Тбилиси-Воронеж мне запомнился вот каким обстоятельством. К тому времени у меня было где-то 17 прыжков и с Ан-2, и с Ан-12, то есть я 17 раз поднимался в небо на самолете, а потом с разных высот (от восемьсот до полутора тысяч метров) выпрыгивал с парашютом – одним словом, я никогда в самолете не приземлялся.
поэтому во время взлета мне все было знакомо, хотя я летел в рейсовом реактивном самолете впервые в жизни, Ту-154, конечно, – это не Ан-12. Летим мы, летим (а полет длился всего где-то около часа), и вдруг чувствую – что-то мне поплохело. За окнами темно, ничего не видно, да еще облачность, видимо, была, а мне все как-то плохеет и плохеет – не пойму, от чего? Когда совсем стало плохо, я хотел попросить бумажный пакет, и вдруг все закончилось! Тут-то я понял, что мы уже едем по посадочной полосе. То есть виной всему была посадка, да еще в горах, да в непогоду, болтало, поэтому было немножко непривычно.

Добрались мы с Виталием к нему домой. Его батя строго расспросил меня про своего сына, я все как есть честно рассказал, что, да, «косил», но объективности ради добавил, что старшина устроил ему просто невыносимую жизнь (там и до рукоприкладства дело доходило), правда, Виталий в долгу не оставался. Видно было, что отец, профессиональный военный, конечно, расстроился. С другой стороны, я честно сказал, что Виталий – хороший парень и просто так сложилось у него. Может, как раз в благодарность за правду, а может, и Виталий уже сказал – батя забрал у меня удостоверение, а на следующее утро пришли от мамы 25 рублей. Кстати, телеграмму я ей дал такую «Мама, если хочешь, чтобы я приехал домой на несколько дней, вышли 25 рублей по такому-то адресу». И мама, увидев адрес совсем не Кировабада, где мы служили, почему-то решила, что я приеду с женой.
Одним словом, я отправился домой.

Продолжение следует.
Ваш Сергей Миронов.



Tags: ЧЁТКИ ПАМЯТИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments