Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

ЧЕТКИ ПАМЯТИ. Снежный перевал. Часть 1.

Расскажу об одних уникальных во всех смыслах учения, которые я запомнил на всю свою жизнь. Шел февраль 1973 года. До дембеля мне оставалось меньше года, был я в звании гвардии старший сержант, уже опытный десантник, ребята меня уважали. Одним словом, высказывание «службу поймете, и будет легче», которое нам говорили в первые дни в учебке, я уже постиг, службу действительно понял, поэтому служить было и легко, и интересно.

И вот пронесся слух, что нас будут готовить к каким-то необычным учениям, более того, стали опрашивать: кто умеет ходить на лыжах, у кого какой размер ноги, при этом в виду имелись не сапоги, а валенки. Стали проверять наши бушлаты, менять старые на новые. Потом привезли ватные стеганые штаны. Затевалось что-то необычное! Скоро каждому раздали лыжи. Мы ладили на них крепления, примерялись. Крепления были из брезентовой петли с резинками на пятку. А при этом на улице, на плацу, – ни снежинки»! Еще бы: температура плюс пятнадцать, где-то уже зелень в полный рост, а куда мы будем прыгать, что будем с этими лыжами делать – никому не понятно. Потом потихонечку все стало вырисовываться.

Оказалось, что Северокавказский военный округ по поручению Министра обороны СССР Гречко должен был провести мощные общевойсковые учения под названием «Снежный перевал». В то время (впрочем, как и сейчас) Турция была членом НАТО, и в этой связи гипотетически рассматривался вариант нападения Турцией на наши южные границы, и, соответственно, войска Северокавказского военного округа должны быть готовы отразить любое нападение.


По сценарию учений тактическая обстановка складывалась таким образом. Южные (читай – турки) якобы внезапно перешли границу и начали довольно успешно продвигаться вглубь нашей территории через Кавказский хребет. И уже, собственно говоря, передовые части НАТО спускались с северных отрогов Кавказа в долину. (А войска могли проходить только через одно место – через перевал, который в это время года весь в снегу.) И задача нашего десанта была десантироваться на этот перевал, который находился на высоте 3150 метров, и, заняв оборону, не пропустить новые силы «южных» на нашу территорию. Когда же наши начнут «мочить» прорвавшиеся соединения «противника», не пропустить «южных» обратно. Иными словами, оборону на перевале мы должны были занять на два фронта: и на юг, и на север. При этом нам говорилось, что коль скоро перевал занят «южными», то десантироваться будем прямо на голову врага. При этом уточнялось, что там будет размещена пехота.

Лично я так себе и представлял: в траншеях (вероятно, вырытых в снегу) сидят пехотинцы, причем понимал, что это наши, но почему-то даже видел, что они чуть ли не с трехлинейками сидят у костерков, а тут мы – как «снег на голову», в прямом смысле упадем, быстренько всех перелопатим, спокойно займем оборону и будем ждать дальнейших команд.

Готовили нас наши замполиты морально, рассказывали о негодяях из НАТО, которые спят и видят, как бы отхватить кусочек повкуснее у Советского Союза, готовили нас к трудностям, говорили, что это высокогорье (для меня это был пустой звук, впрочем, как и для подавляющего большинства моих ребят, может только ребята из Дагестана представляли, с чем придется столкнуться).

Оригинальная ситуация получалась с лыжами. Лыжи со всего взвода паковались в отдельный тюк, который потом на парашюте спускался на землю. К тюку должны были присоединить дымовые шашки, которые автоматически начинали дымить после отделения от самолета, и дымить они должны были в течение 15-20 минут. Учитывая, что до земли лететь лыжам минуты две, значит, довольно длительное время с того места, где упадет тюк, должен будет подниматься столб дыма – это нам для ориентировки, чтобы срочно искать лыжи, распаковывать их и уже на лыжах, как обычно в цепи, быстро покидать площадку приземления. Парашюты при этом мы должны были бросать на месте.
Мы несколько раз тренировались на плацу надевать лыжи, даже изображали шаг по асфальту на этих лыжах, надевали теплый бушлат с большим воротником, шапки-ушанки, ватные штаны. Вид у нас был смешной – на улице плюс пятнадцать – хохотали мы до упаду.

И вот настал день, когда мы пошли на аэродром. Слава Богу, ума хватило не поднимать нас по тревоге и тем более не заставлять бежать бегом (представляю себе картинку, как при 15-градусной теплоте мы бежим в ватных штанах, бушлатах, валенках и зимних шапках). В роте мы надели зимнее обмундирование, деваться некуда, поверх бушлатов – рюкзак десантника, взяли автомат, два рожка холостых патронов, учебные гранаты с зарядом в виде винтовочных холостых патронов, которые, ударившись о какую-то поверхность, «взрывались». И вот такие увешанные, медленным табором мы двинулись на аэродром. Когда дошли до него, с нас, конечно, все уже текло. Нас посадили, и мы еще часа два ждали погрузки. Наконец погрузились!

До этого нам показывали макет местности, на которую нам нужно было десантироваться. Вырисовывалась очень любопытная картина: перевал представлял собой низину в окружении гор, с севера и юга к нему подходила довольно узкая дорога, скажем даже, направление, тоже зажатое горами. Наши самолеты должны были перевалить через хребет северный, потом идти вниз и где-то с середины площадки приземления снова набирать высоту, чтобы перевалить через хребет южный. Поэтому десантироваться нам нужно было не более чем за полторы минуты (60 человек). Причем первую минуту мы должны были бежать к люку как бы в горку, а последнюю минуту, кому достанется, наоборот, должны были высыпаться из люка, потому что самолет будет лететь с задранным к верху носом.
И вот мы полетели...

Продолжение следует.
Ваш Сергей Миронов


Tags: ЧЁТКИ ПАМЯТИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments