Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

ЧЕТКИ ПАМЯТИ. «Узел для прокурора»

При укладке парашюта есть такой элемент укладки, когда чехол вытяжного парашюта привязывается к чехлу основного парашюта специальной ниточкой и особым узлом, который мы называли «узел для прокурора». А специальная ниточка должна быть только хэбэшной, ни в коем случае не капроновой. Если эта ниточка не рвалась, то чехол с основного купола не стаскивался, потому что вытяжной стабилизирующий парашютик не раскрывался. Правда, на этот случай конструкторами парашюта были придуманы два огромных кармана с боку чехла. Когда парашютист летит к земле, то встречный поток воздуха надувает эти карманы и, как чулок, стаскивает чехол.
Так вот, если что-то случалось с парашютом, очень часто причиной был «узел для прокурора». Всегда внимательно смотрели: не подменил ли кто-то хэбэшную веревочку на капроновую, был ли узел правильно завязан. Нас учили, что, если даже по какой-то причине разрыв не произошел, никогда нельзя было на земле этот узел разрывать.

Однажды в Герань пришло молодое пополнение. Среди ребят был боец, даже помню его фамилию – Лунин, по-моему, москвич. Он был чем-то похож на Виксну, такой же белобрысый. Этот Лунин доставлял мне много хлопот – был не очень физически развитым. И вот настала очередь ночного прыжка. Я прыгал со всеми… И уже на площадке приземления бегаю, свечу фонариком, опрашиваю и пересчитываю всех своих бойцов – все ли в порядке. И вдруг мне кто-то из моих говорит: «Там Лунин, у него что-то не так». Я испугался, кричу: переломался или что? Мне отвечают: «Да нет, вроде все нормально, но что-то у него там не сработало». Я побежал искать Лунина. Нашел, вижу: купол раскрыт, он, слава Богу, цел и невредим, правда, бледный весь (и так был бледный), одни глазища на лице и даже, по-моему, заикается.
Я спрашиваю: «Что случилось?».
Он отвечает: «Я очень долго летел».
– Мы все долго летели.
– Нет, я долго летел и парашют не раскрывался.
Я спрашиваю: «А ты кольцо дергал?»
–Дергал.

Понимаю, что произошла та самая ситуация – чехол стащился потоком воздуха и, конечно, вместо положенных 5 секунд, боец летел где-нибудь с полминуты. Хорошо, что успел чехол стащиться, купол раскрылся, и он приземлился. Лунин подтвердил, что когда купол раскрылся, его дернуло, и через несколько секунд была уже земля. Я посмотрел: с ним все в порядке, но если узнают, что случилось, то будут разбираться, «повесят» на наш учебный взвод это ЧП. И я не долго думая рванул два чехла, разорвал контровку между ними, стащил чехол с вытяжного парашюта. Одним словом, сделал так, как будто все сработало штатно.

А мои «балды» уже успели рассказать о случившемся с Луниным не только мне, но и «Поздеичу», командиру учебной роты. И он как раз в это время «подлетает» к нам с Луниным, кричит: «Где?». Я отвечаю: «Все нормально, товарищ старший лейтенант, уже сделал». И тут «Поздеич» молча разворачивается и хуком бьет мне по скуле, я – кубарем. Тут же протягивает мне руку, помогает встать и с упреком говорит: «Я-то думал, что у тебя ума хватит. Ты хоть понимаешь, что это подсудное дело?». Я говорю: «Товарищ старший лейтенант, так никто не знает».
– Как никто не знает? Все уже болтают.
– Сейчас построим, сделаем инструктаж, скажем, что так и былó.
Он вздохнул: «Все-таки дурак ты, сержант».
Так это дело мы и замяли. Кстати, нагнувшись и взяв ниточку, я увидел, что она была капроновой. Откуда она появилась – непонятно. Ну, дело прошлое.
Tags: ЧЁТКИ ПАМЯТИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments