Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

Путевой дневник (поездка в Новую Зеландию и Филиппины)


Традиционный поцелуй носами с представительницей коренной национальности на церемонии открытия 16-й сессии АТПФ

 Дорогие друзья, выполняя Ваши многочисленные пожелания, выношу на Ваш суд свой путевой дневник о поездке в Новую Зеландию и Филиппины.


Вылет на самолете Ил-62 в Дубаи (18 января 2008 года, 20:30, Внуково t — 3). Время полета 5 часов.

По заведенной привычке знакомлюсь по документам со страной посещения. После полутора часов технической остановки в Дубаи (t +15, время + 1 час по отношению к московскому) вылетаем в Джакарту. Время в пути 8 ч. 35 мин., в Джакарте +26, время +4 часа по отношению к московскому. И потом 10 часов полета до Окленда. В Окленде t +22, разница с Москвой 10 часов. Итого — почти сутки в пути.

В Окленд прибыли в 10 часов местного времени и нас долго не выпускали из самолета пока все не опрыскали какой-то жидкостью внутри. Дело в том, что новозеландцы очень дорожат своей уникальной природой, говорят, у них даже комаров нет, и всех, кто прилетает со всяких нехороших континентов (а нехорошие все, кроме них), они тщательно обрабатывают. Говорят, некоторых даже заставляют ботинки мыть. Нас эта чаша минула. Сели в машину, поехали в гостиницу.

Окленд разбросан на очень большой территории. Сначала это была одноэтажная Англия, потом мы приехали в сити, в гостиницу "Скай Сити". Гостиница прямо под телебашней, высота которой 360 метров, и тут же пошли на завтрак во вращающийся ресторан телебашни. Красивая панорама на океан, заливы, проливы, на сам город. Численность 1 млн. 300 тыс. человек, крупнейший город в Новой Зеландии. В столице Веллингтоне проживает всего 300 тысяч. Есть не хотелось, и не было ничего необычного в этом ланче, потому что в крутящихся ресторанах на телебашнях мне доводилось бывать. Но когда я пил чай, в какой-то момент чашка чуть не выпала у меня из рук: за стеклом мимо меня пролетел человек. Видимо, все, что я подумал, отразилось у меня на лице, потому что посол поспешил сказать, что это аттракцион и молодые новозеландцы любят таким образом развлекаться. Оказывается, действительно, это аттракцион и устроен он следующим образом. На высоте 200 метров площадка, от которой до земли, а если быть точным до специальной поднятой метра на три над землей площадки приземления, натянуты два параллельных троса на расстоянии примерно 5 метров. По тросам скользит нечто похожее на коромысло, не очень жесткое. Желающего сигануть одевают в специальный оранжевый комбинезон. Надевают на него подвесную систему, похожую на парашютную, и двумя карабинами зацепляют. Одним карабином по середине того самого коромысла, а вторым карабином – на тросе, который будет разматываться, видимо, от какой-то неподвижной части башни. После предварительной моральной подготовки, это виделось как похлопывание по плечу, показывание инструктором большого пальца, широкой улыбки, из которой должно было следовать, что ничего страшного в этом нет, и что после этого аттракциона жизнь будет продолжена. Некоторых, кстати, для большого приведения в чувство, правда, на страховочных веревках, водили по карнизу туда-сюда. Кстати, как раз видели девочку-подростка лет 12, которой все то же самое, что я описал выше, показывали, видимо, родители: улыбку, большой палец, похлопывание. А потом человека морально подготовленного, я так думаю, в полуобморочном состоянии, интеллигентно подводили к краю площадки и рекомендовали сигануть. После того как человек шагал, он пролетал метра 3 и его тормозили, он зависал, и от него ждали ответной реакции (надо понимать, что он еще жив). Демонстрировали это примерно таким же образом: широкой улыбкой, несколько диковатой, и показыванием аж двух больших пальцев. Технические работники, увидев это, отпускали тормоз и человек чуть-чуть медленнее, но не намного, чем в свободном падении, летел эти 200 метров. Перед самой площадкой его затормаживали, причем, видно было, что это делалось с одной стороны быстро, но я профессионально (парашютист), заметил, что все-таки это делалось плавно. Динамического рывка в конце не наблюдалось. Вот такой аттракцион, который пользуется очень большой популярностью. Окна моего номера выходили как раз на эту сторону башни, и я с регулярностью каждые 15 минут, когда находился в гостинице, видел очередного смельчака, который сигал с этой башни.

 

Что бросилось в глаза, когда ехали из аэропорта: абсолютно незнакомые деревья, ни одного знакомого. Я уже бывал в разных южных странах, но ничего подобного нигде я не видел. Даже казалось бы обычные пальмы были: а) примерно в два раза выше; б) примерно в три раза толще. И много абсолютно непонятных растений, которые непонятно как называются, но очень интересных. Ни одного желтого листочка, в Новой Зеландии январь – это разгар лета. Но что интересно, многие деревья выглядели так, как у нас выглядят деревья в мае: нежная, нежная зелень. Когда я расспрашивал посла о том, какая в Новой Зеландии фауна, мне долго говорилось о птицах, еще в России я слышал, что в Новой Зеландии есть олени, на которых охотятся, у которых самые большие рога в мире, но больше о животном мире почему-то ничего не удалось узнать.

 

Приехал я в Новую Зеландию на открытие 16-ой сессии АТПФ. В первый день после ланча на телебашне, которая называется "Скай Тауэр", я поехал на встречу с Генерал-губернатором Новой Зеландии господином Анандом Сатьянандом. Новая Зеландия формально управляется королевой Великобритании, которая назначает генерал-губернатора. Генерал-губернатор, индиец по происхождению, оказался очень приятным и интересным собеседником, и мы обсудили очень много самых разных вопросов. Ну а начал я с выражения соболезнования в связи с кончиной 11 января этого года сэра Эдмунда Хилари - выдающегося новозеландского путешественника, альпиниста и полярника. Он умер на 89 году жизни и это действительно огромная потеря для Новой Зеландии, потому что Хилари для них - как для нас Гагарин.

Сэр Эдмунд Хилари известен во всем мире как человек, первым покорившим Эверест в мае 1953 года. Он это сделал как раз в день коронации Елизаветы, и именно поэтому она присвоила ему почетный титул - сэр. Через день я принимал участие в траурной церемонии, об этом напишу отдельно.

А на следующий день с утра состоялось торжественное открытие 16-ой сессии АТПФ. Сначала руководителей делегаций повели знакомиться с церемонией традиционного маорийского приветствия, в частности, учили здороваться носами: нужно прикасаться кончиком своего носа к кончику носа своего визави, одновременно можно при этом пожимать друг другу руки. И отдельно рассказали о церемонии племени маори при встрече гостей. Хорошо, что меня предупредили, как это будет происходить. Кстати, когда мы останавливались в Джакарте и разговаривали с послом, там говорилось, что на многочисленных островах Индонезии самая разнообразная культура, традиции, обычаи. И на острове, который одной частью принадлежит государству Новая Папуа-Гвинея, а другая часть принадлежит Индонезии, где-то там в глубине, сказал посол, или где-то на ближайших островах еще есть племена, которые не чураются каннибализма. Это я вспомнил в тот момент, когда перед началом церемонии перед гостями в полутемном коридоре под звук раковины-трубы раздались устрашающие вопли и по лестнице, исполняя страшный, воинственный, ритуальный танец, спустился маориец, полуголый, босиком, в какой-то растительной пачке и с длинным деревянным копьем, весь в татуировках и в боевом раскрасе. Страшно вращая глазами и высунув язык (тут-то я и вспомнил про рассказ посла Индонезии и пожалел, что я выгляжу явно не худеньким, а, похоже, вполне аппетитным), крича что-то воинственное, воин приближался ко мне, распаляя себя все больше и больше. Потом он стал махать и крутить копьем прямо у меня перед носом. Наконец, размахнулся копьем и ткнул его в район моего левого уха.



Если бы меня не предупредили, что это будет так, я бы мог дернуться, не знаю, чем бы это закончилось. Но я стоял и интеллигентно улыбался, думаю, вид у меня был глупейший. Наконец, отойдя на два шага от меня, воин бросил мне под ноги какую-то веточку. Я, памятуя инструкцию, стал медленно наклоняться, чтобы поднять эту ветку, при этом не спускал глаз с лица воина. Эту часть ритуала я для себя понимал так: ты, конечно, меня напугал до смерти, я понимаю, что ты хочешь меня съесть, но я поднимаю эту веточку, наклоняюсь перед тобой, доверяя тебе, но на всякий случай глаз с тебя не свожу. Подняв веточку, я встал, держа ее перед собой. Разочарованный воин (обеда не будет) крикнул напоследок что-то совсем страшное, повернулся ко мне спиной и очень красноречиво хлопнул себя по ляжке, что могло означать одно из двух: либо, черт с тобой, живи пока, либо, иди за мной. Но я, собственно говоря, и пошел за ним, за мной пошли все остальные. Вот такой замечательный ритуал.

Когда мы зашли в зал, маори запели, кстати, даже очень неплохо. Потом были пляски, высовывание языка, красивые мелодии, красивое пение, форум открылся.



Потом была работа, были выступления, было много двусторонних встреч, всего 7. Но об этом уже на моем официальном сайте.

На следующий день, 22 января, Новая Зеландия прощалась с сэром Эдмундом Хилари. Прощание происходило в католической церкви, в соборе. Меня посадили на почетное место, прямо за генерал-губернатором и спикером парламента госпожой Уилсон. Перед алтарем, или как он там называется у католиков, стоял гроб, накрытый национальным флагом, перед гробом на подушечках были выложены многочисленные новозеландские и международные ордена и медали, а на гробу крест на крест лежал альпинистский ледоруб и очень своеобразный, как я потом понял, посох шерпы. Кстати, через некоторое время появились четыре шерпы (проводники), я сразу понял, что: а) они буддисты; б) они в каком-то родстве с монгольской культурой, потому что на них был надет дели, запахивающийся халат, а в руках они несли хадак - это кусок ткани, как шарф. Четыре хадака они положили на гроб. Потом зашла семья покойного: вдова, дети, внуки. Уже после церемонии посол мне рассказал удивительную историю. Дело в том, что вдова, которая находилась в храме, это вторая жена Хилари. Первая жена погибла в авиакатастрофе в Бирме, в Катманду. У него был друг, тоже полярный исследователь, и он, этот друг, через какое-то время погибает вместе со всей экспедицией на самолете, который летел и должен был приземлиться в Антарктиде, самолет врезался в какую-то скалу. У друга осталась вдова, вот она потом и стала второй женой Хилари. То есть, они оба овдовели, потеряв свои половинки в авиакатастрофах.

Церемония для нас, православных, была необычной. Многие официальные лица, выходящие к микрофону, не выступали с речами, а зачитывали те или иные молитвы, либо фрагменты из Евангелие. В частности, генерал-губернатор зачитал известный фрагмент из Экклезиаста, где говорится, что для всего есть свое время: время любить и время ненавидеть, время жить, время умирать, время разбрасывать камни и время собирать камни и так далее. Премьер-министр Новой Зеландии Хелен Кларк выступила с проникновенной речью, в которой рассказала о том, кем был для Новой Зеландии сэр Хилари. Потом выступали родственники: дочь, внуки, сын, друг покойного. И вот тут было самое необычное, потому что их выступления неоднократно прерывались дружным смехом всего зала, потому что, говоря об усопшем, многие вспоминали самые разные веселые истории из его жизни. И, оказывается, так принято, причем смеялись громко и от души. Из того, что я услышал, я понял что действительно, Хилари был уникальным и очень незаурядным человеком, и чувство юмора его никогда не покидало, даже в самые опасные, смертельно опасные минуты его жизни. Кстати, в Непале на него только что не молятся. Он построил в Непале 83 школы, он построил там больницы, дороги и вообще много занимался благотворительностью по всему миру. Кстати, я привез для премьер-министра специальное письмо-соболезнование от Артура Чилингарова, который был хорошо знаком и даже дружил с Хилари.

Когда закончилась церемония в церкви, началась процедура выноса гроба из церкви. Сначала подошли военные, в том числе женщины, одетые в форму трех родов войск: морской флот (белая форма), авиация (серо-голубая) и армия (цвета хаки). Сначала вынесли подушечки с орденами, потом отдельно ледоруб, отдельно посох. Потом подошли 8 военных, встали около гроба, все это происходило под ритмичные удары барабана. Кстати, на барабан был надет траурный черный чехол. Так вот, те 8 военных, это были уже только мужчины, не все из них молодые, я не разбираюсь в их званиях, но, похоже, это были высокопоставленные офицеры, но самое главное, на что я обратил внимание (потому что я помню, на аналогичных процедурах в России такие добры молодцы иногда в фуфайках диковатых, как во время похорон Брежнева, иногда в каких-то куртках, иногда это были солдатики), все были орденоносцы, причем орденов и медалей у некоторых было не по одному ряду. То есть, право нести гроб великого гражданина было предоставлено самым лучшим представителям армии, авиации и флота.

Процессия вместе с гробом вышла из здания церкви. Всех присутствующих гостей, за исключением родственников, которые пошли за гробом, попросили остаться и сидеть. Но перед нами были большие мониторы и мы видели, что происходило на улице. А на улице я тоже увидел интересный ритуал. Вдоль дорожки, по которой несли гроб, стояли люди в штатском: мужчины, женщины, наверное, это были альпинисты, как я понял. И они держали ледорубы киркой к себе, прижимая кирку к груди, а острый конец направляли в небо под углом 45 градусов. Смотрелось как будто винтовки. И вот вдоль этих людей с ледорубами и пронесли гроб великого альпиниста сэра Эдмунда Хилари. Потом процессия поехала в крематорий. На всем протяжении траурной процессии стояли люди и аплодировали как у нас, когда хоронят великих актеров. Могилы у сэра Хилари не будет, наверное, будет памятник и не один, а могилы не будет, потому что он завещал кремировать свое тело и развеять пепел над Тихим океаном.

Вечером этого же дня был официальный прием от имени премьер-министра Хелены Кларк для членов делегации - участников 16-ой ежегодной сессии АТПФ. Официальный прием проходил в здании Оклендского музея. С экскурсией в музее я побывал на следующее утро. А тем вечером меня посадили за столом рядом с Хелен Кларк и мы с ней проговорили весь вечер, причем главной темой нашего разговора было кино. Оказывается, Хелен Кларк на посту премьер-министра имеет нагрузку министра культуры и, в частности, она ведает вопросами новозеландского кинематографа. У новозеландского кино те же проблемы, что и у российского: засилие американских блокбастеров, но им удалось сделать прорыв. Дело в том, что фильм "Властелин колец", о котором я много слышал, но который не смотрел, честно говоря, до разговора с Хелен Кларк и не собирался смотреть (но теперь посмотрю), этот фильм был снят в Новой Зеландии, новозеландским режиссером. Это фэнтези по известному роману Толкиена. Там очень много, как рассказала Хелен Кларк, интересной компьютерной графики, но вся натура, вся природа - это реальная природа Новой Зеландии, а я уже видел много фотоальбомов, много слышал от самых разных людей (так как самому-то кроме Окленда ничего не удалось посмотреть) такую характеристику, что если есть где-то рай на земле, то это как раз Новая Зеландия. И вот самые красивые пейзажи, самые красивые места дикой природы и стали фоном для этого фильма. И Хелен Кларк говорит, что три года, пока этот фильм с триумфом шел в кинотеатрах планеты, это были три года презентации Новой Зеландии. А я рассказал Хелен Кларк, что буквально 4 февраля собираю Совет по культуре, который я создал при Председателе Совета Федерации, и мы будем обсуждать проблемы российского кино. И потом мы вышли на очень интересную идею. Я ей сказал: "А почему бы нам не снять совместный фильм об известном путешествии 190 лет тому назад русских моряков Беллинсгаузена и Лазарева?" Кстати, Новая Зеландия - это два острова: северный и южный, которые разделены проливом Кука. И еще, кстати, Кука убили и съели(?) не здесь, а в Папуа Новая Гвинея, примерно там. Премьер-министру понравилась эта идея. Я выяснил, что, оказывается, снимать фильм для иностранцев в Новой Зеландии выгодно, есть очень интересные налоговые преференции. Об этом я с удовольствием расскажу нашим кинематографистам на Совете по культуре. И вообще суровая и волевая Хелен Кларк оказалась очень милой, интеллигентной, умной, интересной собеседницей.

23 января была процедура возложения венка в зале воинской славы в Национальном музее. Тоже, кстати, интересная церемония. Был осмотр музея, в частности, всякие артефакты из жизни племен маори. Основной материал для копий, топориков, ножей - либо твердое дерево, не знаю, как называется, либо нефрит. Вообще у каждого вождя, да похоже у каждого маори обязательно на груди должен был висеть в прошлом, и в настоящем какой-нибудь амулетик из нефрита. Еще, все божества и вообще люди, вырезанные из дерева, из камня, - все обязательно изображаются с высунутым языком, как мне объяснили, чтобы отпугивать злых духов. (Так что, когда ваши дети показывают вам язык, вы их не ругайте, они делают благое дело).

Маори появились в Новой Зеландии всего лишь в 14-ом веке, пришли они откуда-то из Индонезии. А реальная колонизация Англией Новой Зеландии началась в 1842 году, всего-то 160 лет назад. До этого тут было, в прямом смысле слова, чистое поле или чистый лес, кому как нравится. Кстати, в отличие от Австралии, куда, как известно, ссылали всяких каторжников и прочий элемент, в Новую Зеландию чуть ли не по конкурсу отбирали и еще желательно, чтобы имелся первоначальный капитал. Насчет капитала поступали власти Великобритании очень мудро: образованных, сильных физически людей отбирали, агитировали переехать на постоянное место жительства в Новую Зеландию и вот на каких условиях. Практически каждый приехавший, за исключением тех, кто был очень богатым, должен был несколько лет отработать на тех переселенцев, которые приехали раньше, помогая им в огороде, в саду, на строительстве, в том числе дорог, при этом получали неплохие деньги в качестве заработной платы. Накопив за несколько лет требуемую сумму, переселенцы сами покупали себе земельный участок и уже им давались своеобразные батраки в работу и они обустраивали свое имение. Вот так проходило заселение Новой Зеландии.

А потом мы попрощались с госпожой Уилсон, я отправился в аэропорт, и полетели в Манилу. Сначала три часа до Сиднея, там техническая посадка, заправка, кстати, из беседы с нашим послом в Австралии выяснил, что самые большие и самые свирепые в мире крокодилы, до 8 метров в длину, живут именно в Австралии. Так же я выяснил, что всего существует более 50 разновидностей кенгуру. В Австралии также живут сумчатые опоссумы, как и в Новой Зеландии, еще какие-то сумчатые, а вплоть до начала 20-го века водились даже сумчатые волки, но потом их всех убили. В Австралии много национальных парков, и в частности, там, где реки, особенно в устьях рек, впадающих в океан, живут крокодилы. И тоже с удивлением узнал, что крокодилы заплывают в море где-то километров на 20 и преспокойненько охотятся на разную крупную рыбу, включая акул. Вот такие хитрые австралийские крокодилы. Потом еще 8 часов полета и мы в Маниле.

В Маниле мы на 5 часов ближе к часовому поясу Москвы. Температура плюс 30, парит. Ночью было ничего не видно, казалось, что гостиница находится посередине какого-то черного пустыря. А утром оказалось, что это не пустырь, а Манильский залив Тихого океана. Очень красиво. Весь следующий день прошел в переговорах, смотреть было некогда, да почему-то создалось впечатление, что особо и нечего. Но что меня потрясло, что мне ужасно понравилось и на что можно смотреть бесконечно - это манильские джипни. Это как наши маршрутки. Сначала, когда я увидел эти длинные то ли автобусы, то ли пикапы, то ли легковые машины очень характерного дизайна, я подумал, что это какие-то реликты 50-60-х годов, со специфическим капотом, фарами, со всякими клаксонами, трубами, очень многие из них сделаны из нержавейки, разрисованы, обклеены чем-то. Вход у них сзади, по ступенькам. Большинство людей садятся и выходят на ходу. Так вот, оказалось, что это не старинные ретро-автомобили, а современное производство Филиппин — средство общественного транспорта. Мотор у них мощный — японский, но делают их стилизованно под ретро. Самое интересное, я не видел двух одинаковых, на что только способна фантазия этого владельца джипни, то мы и видим на борту, на крыше, на капоте, сзади, на бампере, под бампером. Это могут быть какие-то абсолютно немыслимые причиндалы, торчащие во все стороны, огромное количество зеркал, зеркалец, фар, подфарников, каких-то непонятных вещей, хромированных труб, клаксонов, еще чего-то, а другие - это прямо передвижная картинная галерея, причем, настоящие картины: Мадонна, какие-то классические сюжеты, всё, что угодно. Причем выполнено очень профессионально и красиво. Разной длины, где-то на 5-6 человек, где-то на 15-20. Как я выяснил, плата вполне доступная для большинства манильцев. За 3-5 километров примерно 1,5 американских доллара. И вот это чудо техники лихо разъезжает по всем улицам Манилы, и у меня осталось абсолютное убеждение, что это самая главная и самая интересная достопримечательность Манилы. Попросил своего фотографа, чтобы он обязательно нафотографировал и, думаю, что через несколько дней на своей страничке размещу максимум фотографий этого чуда техники.


Этот текст успел надиктовать еще в Маниле.
Остальное допишу после, может быть только в ближайшие выходные, так как начинается работа в Совете Федерации — будет некогда.

По вашим многочисленным просьбам, выкладываю фотоальбом поездки.

г.Окленд, Новая Зеландия
16-я сессия Азиатско-Тихоокеанского парламентского форума


г.Манила, Республика Филиппины
Официальный визит в Республику Филиппины

Tags: Визиты, ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ, Фотографии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 99 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →