Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

ЧЕТКИ ПАМЯТИ. Поездка в Сибирь. Часть 3.

Витек, действительно, сидел в тюрьме, буквально неделю назад освободился, а теперь ехал на Сахалин, где у него батя (страшно даже сказать) первый секретарь Сахалинского обкома партии. С девчонками он познакомился на вокзале, пообещав, что батя их устроит на хорошие деньги – на работу. И мне пообещал работу в геологической партии на Курилах или на Камчатке. Круто! Обе девчонки, на самом деле молодые женщины, тоже сидели где-то не Севере, работали на рыбопосоле. Нужно сказать, что Римма была очень красивая девушка, а Галка была толстая, неопрятная и некрасивая. Но смотреть на руки обеих было неприятно и даже страшно – они были изъедены солью, даже ногти. Правда, на это я вскоре перестал обращать внимание. И вот началось наше интересное путешествие.

Очень скоро выяснилось, что Витек – заядлый картежник. В соседнем вагоне нашлись богатые кавказцы, и Витек регулярно уходил к ним играть, обычно по ночам. Играл он, видимо, неплохо, потому что у нас все время была еда, был даже иногда коньяк. Ехали мы весело, с песнями.
Девчонки оказались вполне нормальными. Однажды произошел эпизод, который поверг меня и Санька в некий мальчишеский шок. Оказывается, на те деньги, которые девчонки заработали в лагере, они накупили женского белья, и в какой-то момент, причем это был не вечер, а день, они вдруг намерились прямо в нашем отсеке все это примерять – причем абсолютно на обращая на нас никакого внимания, даже просили иногда что-то застегнуть. Я, честно говоря, очень быстро убежал в тамбур. А Санька, по-моему, так и мучился – хотя как сказать.

И так мы ехали, по-моему, три или четыре дня до Красноярска. Раз в сутки, обычно вечером, ходила бригада проверять билеты. Все отрепетировано занимали свои «расчетные» места: Санек залезал на третью полку, и до Красноярска я чинно сидел в купе один, протягивая свой билет. Римма, как более худенькая, пряталась под кучей пальто, которые мы все повесили на одну сторону (хорошо, что никто ни разу не догадался заглянуть под эти пальто), а Галка с Витьком умудрялись бегать из вагона в вагон, изображая все время, что они из соседнего вагона, и у них уже билеты проверяли. Самое удивительное – как им это удавалось.


И вот наступил день, когда мы проехали город Красноярск. Так как компания у нас была веселая, я не обратил на это внимание. Когда в первый же вечер после Красноярска Витек (а как-то он чувствовал или знал, когда идут контролеры) дал команду: «Все по местам!», я сначала беспечно остался сидеть на месте. Более того, моя беспечность продолжалась аж до того момента, пока я не услышал голоса контролеров в соседнем отсеке. И вдруг я понял, что билет у меня уже тю-тю: Красноярск был часа три тому назад. Лихорадочно думая, что же делать, я тут же завалился на полку и решил – притворюсь, что напился и просто-напросто проспал. Подошли контролеры, стали пробовать меня разбудить. Я что-то замычал, перевернулся на другой бок и, самое удивительное, меня так и не разбудили. Поэтому первую проверку билетов я прошел таким способом. Со следующего дня я уже по примеру Санька забирался на третью полку, так как комплекцией был не намного его крупнее, и мне тоже удавалось оставаться незамеченным.

Вот мы проехали Тайшет, Иркутск и повернули огибать Байкал. У меня в чемодане (все-таки в Сибирь еду) был хороший перочинный ножичек. Мы этим ножичком резали хлеб, открывали консервы, бутылки. Он обычно, даже днем, лежал на столе, но вечером, чтобы не украли, я убирал его в карман брюк или клал под подушку. Спал я, кстати, на второй полке. Напротив, тоже на второй полке, спала Римма. Витька и Галка располагались на нижних полках. Саньке доставалась третья полка, а когда Витьки не было, он спал внизу.
И вот где-то посреди ночи меня тормошит Витек:
– Серега, где у тебя нож?
– Зачем?
– Надо.

Я даю ему нож. Он куда-то убегает. Буквально спустя минут десять – я не успел заснуть – смотрю: он прибегает, глянул на меня. Почему-то интуитивно я сделал вид, что сплю, а сам сквозь прищуренные глаза увидел, как он достал задвинутые под нижние полки девичьи сумки, выгребает пакеты с их бельем, кажется, переложил все в одну из девичьих сумок, схватил пальто Санька и куда-то быстро рванул. Ничего не понимая, я остался лежать. И вдруг через полчаса – крик, шум, гам, зажегся свет. Нас стали будить. Тут же оказалась какая-то станция, зашла милиция и сразу же к нам.

Выясняется вот какая картина: видимо, Витек проигрался, что-то там не поделил, прибежал ко мне, взял мой нож и пошел резать этих кавказцев, похоже, кого-то действительно зарезал. Уж не знаю, насмерть или нет, одним словом – порезал. Не постыдился украсть у девчонок купленное на заработанные в лагере деньги белье и спрыгнул с поезда. Уже от милиционера мы узнали, что он – довольно известный рецидивист. Я уж не знаю, как на блатном жаргоне называется тот, кто ходит по поездам и грабит, но выяснилось, что Витек этим и промышлял: он действительно иногда играл в карты, а большей частью просто ходил по вагонам и ночью грабил народ. Вот откуда у него все время были деньги. Похоже, то, что он тратил на еду для нас, это была всего лишь маленькая толика. Витек сидел и не раз, последняя сидка у него была где-то года полтора назад, и все это время он промышлял по поездам дальнего следования. Естественно, никакой он не сын первого секретаря Сахалинского обкома, может, вообще никогда на Сахалине не был.

Девицы, поняв, что едут в никуда, а самое главное – что у них украли их вещи, матерились на чем свет стоит. Санек приуныл. Еды не было. Вообще все стало тоскливо. Одним словом – посмотрев по схеме, что ближайший крупный город – Чита, я решил, что дальше мне с этой компанией не по пути.

Продолжение следует.
Ваш Сергей Миронов


Tags: ЧЁТКИ ПАМЯТИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments