Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

ЧЕТКИ ПАМЯТИ. Поездка в Израиль

В марте 2002 года мне предстояло совершить одну из первых моих поездок в качестве Председателя Совета Федерации – в Израиль. В плане стояли переговоры в Тель-Авиве, посещение Иерусалима, там тоже переговоры и посещение в Рамалле Ясера Арафата.

Я начал готовится к поездке, много читал, много изучил материалов по ближневосточному урегулированию, по вопросу терроризма, по израильским проблемам. Кто-то мне посоветовал связаться с Александром Бовиным – на тот момент он уже был бывшим Послом России в Израиле, а я его знал заочно по замечательным книгам и репортажам. Мы созвонились, договорились, и он пришел ко мне в Совет Федерации. Мы проговорили с ним часа три. Александр Евгеньевич говорил о том, что понимает и принимает позицию России, которая выступает за мирное сосуществование двух государств (Израиля и Палестины), говорил очень много интересного и не всегда лицеприятного не только в адрес израильского руководства, но и в адрес Арафата, который с его слов фактически покрывает и обучает террористов. Как в таких случаях говорится, я принял информацию к сведению.

И вот я прилетаю в Израиль. Когда приземлились, я узнаю, что накануне поздно вечером в Иерусалиме в одном из молодежных кафе террорист-смертник взорвал бомбу и погибли одиннадцать молодых девушек и юношей, 54 раненых (из них 11 – тяжело), среди них десять тех, кто совсем недавно приехали вместе с родителями из России. Я попросил внести изменения в программу визита.

Рано утром мы начали рабочий день с того, что я приехал на место взрыва. Там продолжали расчищать завалы, но вокруг было много цветов, а за полицейскими лентами стояли люди и плакали. Я подошел и на кучу разбитых кирпичей (на некоторых из них была видна кровь) положил букет алых роз.
Кто-то из стоящих за лентой по-русски спросил:
– Вы из России?
Я подошел к ним.
– Вот видите, что они творят? – сказали мне. – А вы их защищаете!
– У террористов нет национальности, и мы никогда не защищали и не защищаем террористов, – ответил я.

Потом была большая встреча с депутатами Кнессета, предстояли переговоры с премьер-министром Шароном. После Шарона прошла еще одна встреча в Кнессете с депутатами, в том числе с депутатами – выходцами в прошлом из России. У нас был очень жесткий и где-то нелицеприятный разговор. Каждый остался при своей позиции, но я чувствовал, что разговор надо продолжать, потому что в чем-то они стали слышать нашу позицию и нашу точку зрения на ближневосточное урегулирование.

Тогда я принял решение не тратить протокольные три часа на поездку в Рамаллу – абсолютно протокольный двадцатиминутный визит к Ясеру Арафату, а продолжить дискуссию-спор с израильскими депутатами. Очень мне хотелось, чтобы они услышали иную точку зрения, в частности, на израильские поселения на оккупированной территории, на проблему Восточного Иерусалима и на многие другие вопросы. Решил, что после этой встречи вечером проведу еще одну встречу с депутатами, а сейчас меня в здании Кнессета ждали журналисты, к которым я вышел с мыслью, что скажу им об отмене своего визита к Арафату.

Здесь нужно сказать честно, кроме прагматичного понимания бесполезности этого протокольного визита, конечно, были примешаны эмоции после посещения утром места гибели молодых людей. Одним словом, когда появилась объективная причина больше времени уделить дискуссии с израильскими парламентариями, мне себя не долго пришлось уговаривать отменить визит к Арафату, потому что после того, что я увидел утром, боюсь, эта протокольная встреча, по крайней мере с моей стороны, все-таки выглядела бы несколько лицемерно.
Нужно сказать, что с нами на борту самолета в Израиль прилетел будущий Посол России в Израиле, нас встречал действующий посол, который вот-вот должен был вернуться на Родину, его срок полномочий заканчивался. И с нами также прилетел представитель России по Ближнему Востоку из МИДа.

Все три дипломата сопровождали меня повсюду. После переговоров с депутатами Кнессета я вышел в холл, там уже выстроились телекамеры, наши и израильские журналисты. Я отвел в сторону трех наших дипломатов и сказал, что принял решение не ехать к Арафату, а вместо этого провести еще одну серию встреч с депутатами Кнессета.

Реакцию на лицах моих визави я не забуду никогда. У посла, который прилетел с нами, в глазах невольно мелькнула радость, он ее быстро погасил, но я это успел увидеть: он начинает свою работу с того, что привез политика, который публично отказывается от встречи с Арафатом, но он-то скоро будет Послом в Израиле. У посла, который прекращал свою работу на этом посту, было полное равнодушие. Это не говорило о неумении дипломата скрывать свои эмоции – ему просто уже было все равно. А вот в глазах представителя МИДа по Ближнему Востоку я увидел настоящий ужас, потому что его начальство явно ему за это потом выговорило. Я все им сказал довольно жестко и безапелляционно, никто мне ничего из трех дипломатов в ответ не сказал, только то, что я прочел на их лицах.

Я подошел к журналистам и сообщил о том, что мной принято решение не ехать к Арафату. Дальше, если кто помнит, была огромная буча в российской прессе, не меньшая буча в арабских СМИ, и, конечно, не отстали от них израильтяне. С трех раз догадайтесь, кто и что писал? У меня до сих пор хранятся вырезки и перепечатки из самых разных газет.
Вот с такого дипломатического демарша я начинал свою работу на международном направлении на посту Председателя Совета Федерации.

Ваш Сергей Миронов

Tags: ЧЁТКИ ПАМЯТИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments