Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

Category:

ЧЕТКИ ПАМЯТИ. Подарок ко дню рождения

В тот сезон, о котором хочу рассказать, у нас уже постоянно с собой был вагончик, для перевозки которого мы вызывали специальный МАЗ или КрАЗ с базы. В вагончике располагалась столовая, а в закутке, в торце вагончика, была маленькая комнатка у Виктора Чувилина, начальника наземного отряда. В камералке я спал через фанерную перегородку, голова к голове с Витькой.

Я знал, что Витьке очень нравился романс из фильма «Жестокий романс», где такие слова: «А на прощанье я скажу...». Уезжая из Улан-Батора, я взял переносной кассетный магнитофон со специально записанным на кассету любимым романсом Виктора (батарейки у нас всегда были для геофизической аппаратуры). А на месте спрятал магнитофон на дно вьючника под свитера, хэбэ и прочую одежду.

Здесь нужно сказать, что такое вьючник – это деревянный ящик, обитый алюминиевыми уголками, с ремнями и с брезентовой ручкой. На боку этого ящика под брезентовые ремни продеты специальные кольца, с помощью которых деревянный ящик вьючится на лошадь, на осла, одним словом, на любой гужевой транспорт. Отсюда и название – вьючник. Естественно, лошадей у нас никаких не было, но вьючник был незаменим для перевозки и хранения как носильных вещей, так и любых документов. У меня обычно было три вьючника. В одном действительно лежали белье и вещи, второй отдавался под всякие геофизические пикетажки, геофизические материалы и прочее, а третий был с книгами и журналами, которые я забирал из Улан-Батора, а прочитав, возвращал посылками, потом мне присылали новые. Одним словом, получалась такая маленькая походная библиотечка.

День рождения у Виктора был летом – то ли в июле, то ли в августе, к стыду своему уже точно не помню, но помню, что во второй половине полевого сезона. Половину полевого сезона (май, июнь, июль) я никому не говорил, что у меня есть магнитофон, хотя искус имелся - были нескольков праздников, приемники ловили плохо, и народ сокрушался: «Вот бы сейчас сюда магнитофончик, музычку бы послушали». Но я молчал – готовил Виктору сюрприз.

В день его рождения мы устроили почти выходной день. С утра съездили в маршруты, а после обеда отправились в ближайший сомон, купили мяса – баранины, приготовили шашлыки, к этому дню запасли специально архи и хорошо посидели. Витька отлично играл на гитаре, кроме него еще играл на гитаре и Санька Груздев. Пели обычно мы хором, а иногда они исполняли какие-то песни что называется соло. Одним словом, душевно посидели. В первом часу ночи народ разошелся по палаткам, мы с Витькой пошли в вагончик.

Вот Витька прошел к себе, через тонкую фанерную перегородку было слышно, как он усаживается, а потом укладывается на скрипучую раскладушку. Когда он затих, я ему сквозь стенку говорю: «Витька, я тебя еще раз поздравляю с днем рождения, и у меня для тебя необычный подарок-сюрприз, слушай!» – и включил магнитофон. Я не видел и никогда не узнаю, какое выражение лица было у Витьки. Когда романс закончился, он только хрипло сказал: «Еще!». Я гонял, по-моему, этот романс раз десять. Где-то после восьмого раза на фоне романса он стал что-то говорить. О чем мы говорили, честно говоря, не помню, да и не важно, просто я знал, что мой сюрприз удался, и Витька просто был растроган от такого нежданного подарка. А если учесть, что поначалу, в первые несколько сезонов, у нас отношения не очень складывались, то такой подарок был на самом деле знаком того, что мы сработались. И именно с тех пор и до сих пор я могу с гордостью говорить, что Витька – настоящий геолог и настоящий товарищ.
Tags: ЧЁТКИ ПАМЯТИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments