Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

ЧЕТКИ ПАМЯТИ. Лингвистическая история

Это было в середине 80-х, в западной части Монголии.
Воду мы обычно набирали из колодцев, которые в свое время в Монголии были построены румынами. Обычно мы искали специальное обозначение на карте – что это оборудованный колодец. Выглядел этот колодец таким образом: над поверхностью земли возвышался, как бетонный дот, усеченный, конусный многогранник с плоской площадкой на высоте примерно метр от земли. В середине этой площадки выходила труба, к которой была приварена другая длинная труба – как рычаг, и нужно было этот рычаг вращать. Внутри трубы, которая уходила в глубину, находился «винт Архимеда». И, когда мы его крутили, вода из водоносных горизонтов поднималась на поверхность.

Обычно под землей проходила непосредственно труба с водотоком и выходила в виде такой трубы над бетонным желобом. Этот бетонный желоб заполнялся водой, к нему подходили верблюды, овцы, яки, сарлыки и пили воду. А мы обычно на этот выход трубы надевали резиновый шлаг, конец шланга опускали в «квасовозку» и потом по очереди (как правило, по 4-5 человек) крутили рычаг. Крутить нужно было с очень значительным усилием.

В Монголии в основном находились колодцы, где в одиночку невозможно было прокрутить этот «винт Архимеда». Монголы обычно использовали либо верблюда, либо лошадь. Ну, а мы использовали сами себя. Поэтому поездка за водой – это всегда было не очень приятное занятие. Примерно как в городах, в старых домах, где нет мусоропровода, а нужно регулярно выносить мусор. Делать это нужно обязательно, но никакого энтузиазма к этому нет. Вот также мы ездили за водой. Собиралась артель, иногда человек десять – тогда работали в две смены по пять. Очень строго считали: кто сколько кругов сделает. Заранее знали, сколько кругов потребуется, чтобы наполнить бочку. Что-то около ста кругов, чтобы 900 литров воды (по-моему, такая была емкость «квасовозки») перелилось из колодца в бочку.

Как-то были мы в таком месте, где не было таких благоустроенных и механизированных колодцев, а вода нужна. И вот мы с Санькой Груздевым, вдвоем (он – за рулем ГАЗ-66, я – рядом), поехали искать воду. Так как заранее знали, что «винта Архимеда» в здешних колодцах нет и толкать не придется, а нужно будет просто черпать ведром из колодца воду, поэтому взяли ведро с веревкой. Нас двоих было достаточно, тем более мы не собирались заливать «квасовозку» полностью: требовалось взять литров 100-150 для самых первоочередных нужд. Потом мы планировали ехать дальше, а километрах в ста уже должны были быть «румынские (как мы их называли) колодцы».

Мы с Санькой взяли карту, посоветовались со всем отрядом, потому что каждый был великий знаток и дебета воды, и нахождения «удачного» колодца на карте. Выбирать особенно было не из чего, потому что с приличным дебетом, когда наполняемость колодца полторы тысячи литров в час (дебет), как сейчас помню, на ближайшем расстоянии в радиусе 20-ти километров был только один колодец. Вот мы с Санькой и поехали туда. Когда подъехали, увидели практически на ровном месте около небольшого подковообразного холма колодец. На склоне холма стояла юрта, немного ниже – кошара для овец. Увидев нашу машину, к колодцу поскакал монгол-пастух. Он, видимо, жил в этой юрте, а сейчас находился на выпасе стада.

Мы подошли к колодцу. Колодец представлял собой бетонное кольцо, выступающее из земли, сверху покрытое досками. Мы сняли пару досок, заглянули внутрь. Вода была на глубине двадцати метров – это нормально, бывало еще и глубже. В зеркале воды мы увидели траву, мусор, пух. Одним словом, очень настороженно мы посмотрели на эту воду. Тут как раз подскакал арат. Мы находились в глубинке и были абсолютно уверены, что здесь по-русски нас не поймут, поэтому обратились по-монгольски:
– Сайнбайну-у!
– Сайн-сайнбайну-у! – ответил монгол.
– Ус байна? («ус» – вода, «байна» – есть, а «сайбайну» – это мы так поздоровались).
– Байна, байна!
Подозрительно глянув в колодец, мы еще раз уточнили:
– Ус сайн? (монг. «вода хорошая?»)
– Сайн, сайн ус! – подтвердил монгол и заулыбался.

Делать нечего, вздохнув, мы стали опускать ведро вниз. В это время я Сане говорю: «Для него-то сайн: ему что не выпей, с ним ничего не будет – вишь, улыбается, а мы потом будем бегать по окрестным горкам – пронесет весь отряд, смотри, какая зараза плавает на поверхности!» И вдруг монгол на абсолютно чистом русском языке, без всякого акцента говорит: «Ребята, да вы не сомневайтесь, вода действительно хорошая, здесь очень хороший дебет, я только с утра все прокачал для скота. А то, что соринки, не берите в голову, из ведра вынете и все. Вода отличная, родниковая, гарантирую!» Мы с Саней обалдели! Я тогда монгола спрашиваю: «Слушай, а чего ты по-русски с нами не разговаривал?» – «Ну, вы со мной по-монгольски, и я по-монгольски».

Разговорились. И оказалось, что это не просто арат, а животновод с высшим образованием, которое оно получал – где бы вы думали? – в сельскохозяйственном институте в городе Пушкине под Ленинградом. Земляки, одним словом. Вот такая была у нас интересная встреча.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments