Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

Против ювенальной юстиции

К сожалению, для нашей страны преступный бизнес – не исключение, а правило. Бесконтрольно торгуют оружием и лекарствами, вывозят и выводят в оффшоры капиталы. Но торговля детьми – последняя грань, опустившись ниже которой, общество перестает существовать. Да и, говоря по совести, теряет на это право.

На фоне той демографической ямы, в которой мы оказались сегодня, принятие закона о ювенальной юстиции может окончательно добить нацию. Отмечено огромное количество случаев, свидетельствующих, что передача повседневных надзорных функций от родителей опекунским органам не только ломает детские судьбы, но и является первым звеном в позорной торговой цепочке. О том, что русских детей, усыновленных иностранцами, убивают и продают в сексуальное рабство, в СМИ писали бессчетное число раз. Приводились факты, цифры, результаты расследований. Но гораздо реже заходила речь о том, что для увеличения объемов этого рынка, как бы страшно это не звучало, постоянно требуется новый человеческий материал. Как его получить? Только силой. Отнять у тех, кто слабее. У социально незащищенных. У бедных и многодетных семей, которые не могут противостоять произволу государственных чиновников. Как часто из интернатов приходят известия о несчастных случаях, самоубийствах и таинственных пропажах воспитанников. Гораздо реже – о том, что руководство такого заведения понесло хоть какую-то ответственность.
 
Вот совсем недавний случай, возмутивший всех, в ком осталась хоть капля милосердия. Это произошло в Архангельской области. Елены Сергановой, матери-одиночки, отобрали троих детей. Причина: нежелание пьющего отца, разведенного с матерью, съезжать из общей жилплощади. Не абсурд ли это? Кристину, Карину и Каролину, по решению органов опеки, насильно поместили в детский дом города Североонежск, где старшая девочка, не вынеся разлуки с матерью, повесилась. Никто из администрации детского дома до сих пор не понес наказания. А что же органы опеки, без которых невозможен отъем детей?
Показательна запись телефонного разговора с Ларисой Жаворонковой, специалистом отдела образования города Мирный.  На 5 минуте 24 секунде записи Лариса Жаворонкова, которой говорят об ответственности за изъятие ребенка, хихикает. Не настало ли время задаться вопросом: кто работает в органах опеки и можно ли доверять им наших детей?

Подобные истории – а их немало – очень напоминают практику 1930-х годов, когда малолетних детей «врагов народа» грузили, как скот, в товарные вагоны и вывозили в спецучреждения. Думаю, мы вправе спросить: не происходит ли сегодня в стране создание детского ГУЛАГа? Слишком многое говорит в пользу этого предположения.

Мы прекрасно знаем, что согласно новому проекту закона, права и обязанности органов опеки выглядят крайне расплывчатыми. А где нет четкой правовой грани, там царит беззаконие. Уже сегодня сотрудники опекунских учреждений по наводке школьной администрации могут зайти в любую квартиру, пересчитать продукты в холодильнике, порыться в постельном белье. Не слишком ли много прав у чиновников, живущих на народные деньги? Уже сегодня сотрудничество со школьными психологами – то есть право тестировать (читай: допрашивать) ребенка без присутствия родителей – навязывается семьям всеми правдами и неправдами. Школьная администрация нередко требует подписать письменное согласие на эту процедуру, потому что без такого согласия закон этого не позволяет. Пока не позволяет!

Понятно, что «тестирование» служит одной главной цели: нарушению тайны личной жизни, а иногда и доносам на родителей. Так проще управлять подопечными. Таким образом, школа создает почву для работы опеки. А та – в масштабах всей страны – помогает государству контролировать институт семьи. Такое и Оруэллу не пришло бы в голову! А у нас существует в реальности. И никакой «идеологии» не требуется, и никакие «срока» не нужны. Достаточно лишения родительских прав по суду.

Что бывает с неугодными детьми и родителями, известно. Механизм отработан. Семью ставят на внутришкольный учет, этим занимается «тройка» соцпедагог – классный руководитель – директор (завуч). Ребенка вызывают к соцпедагогу, пишут характеристику, приходят домой с комиссией для акта обследования. Исходя из добытого «компромата» детей ставят на учет в Комитет по делам несовершеннолетних, а родителей привлекают к административной ответственности по статье 5.35 КОАП («ненадлежащее исполнение родительских обязанностей»).
Затем суд и лишение родительских прав. Дальнейшее понятно. Остановить этот маховик почти невозможно.

Ювенальная юстиция, если она появится в стране, сведет все контролирующие и репрессивные механизмы в единую систему. Чем это лучше сталинского террора?
Остается напомнить: это последняя возможность. Пока еще не поздно повернуть ситуацию вспять. Аналогичный закон о ювенальной юстиции уже заблокирован в соседней Украине, а отдельные его положения сейчас вычищаются из украинского законодательства. Лично я буду последовательно бороться с введением ювенальной юстиции. Иначе ее сторонники оставят нацию без будущего. 
Tags: Законы, Реформы, СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ, Социальные проблемы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →