Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

ЧЁТКИ ПАМЯТИ - (Путч), окончание

Мы подошли к Мариинскому дворцу. Вся площадь перед ним была заполнена людьми, из дверей Мариинского дворца выходили взволнованные бородатые мужчины. Я спросил у Сашки:
– Кто это?
– Это – депутаты Ленсовета. Это – настоящие демократы.
Я с уважением и с каким-то почтением смотрел на людей, причастных к власти, на людей, которые, находясь во власти, будучи депутатами Ленсовета, не хотят сдаваться никаким ГКЧП, а всю ночь строили баррикады. И вот они сновали туда-сюда из дверей Мариинского дворца, и мне страшно интересно было за всем этим наблюдать. Мог ли я знать, что буквально через три года буду тоже депутатом, даже буду первым заместителем Председателя Законодательного Собрания, и этот самый Мариинский дворец на восемь лет станет почти моим самым родным домом. Но это будет в будущем.
А сейчас мы с Сашкой пошли на площадь. Когда мы вышли на площадь со стороны Адмиралтейства, я на секундочку приостановился. Вместе с нами шло огромное число людей, мы все понимали, что идём на митинг, было понятно, что на митинг придёт много людей, но то, что мы увидели, меня просто потрясло – столько людей на Дворцовой площади никогда больше в жизни я не видел. Говорят, что в тот день там собралось более ста тысяч человек. Думаю, что это правда.

Мы с Санькой стали пробиваться к улице Халтурина (ныне Миллионная), то есть, к тому месту, где он жил. Параллельно Эрмитажу, а в данном случае, лучше сказать, Зимнему Дворцу (ситуация-то революционная) стояла огромная шаланда со спущенными бортами, на ней стоял микрофон. Когда мы пробрались через толпу примерно в тот угол, откуда начиналась улица Халтурина, на самосвале появился Собчак. До этого Собчака я видел только по телевизору, когда работал в Монголии, видел его как депутата Верховного Совета СССР.
Собчак начал говорить. Конечно, я плохо помню, что он говорил, ну, может быть, даже важнее не что, а как. Думаю, что это был звёздный час Анатолия Александровича Собчака. Каждое его слово стотысячная толпа ловила и внимала, после каждого предложения раздавались крики "Ура!" и громкие аплодисменты.
Собчак говорил о том, что он не признаёт ГКЧП, что на город ночью действительно шли танки, но вместе с Щербаковым они эти танки остановили на подступах. Он говорил о том, что какое безумие совершили ГКЧПисты, что Ленинград никогда не согласится с этим переворотом, что власть в Ленинграде не подчиняется ГКЧП и многие другие правильные, а самое главное, очень нужные для всех ленинградцев слова.
В какой-то момент времени кто-то подал ему листок бумаги, он быстро пробежал его глазами, а потом радостно и громко сказал: "Товарищи! Воздушно-десантные войска с нами! Пришла телеграмма из Москвы". Стотысячная толпа хором взревела: "Ура!" Я кричал громче всех, одновременно крича: "Слава ВДВ!" Как я был горд, что мои братья-десантники, включая командующего, не пошли за ГКЧП, а встали на сторону народа!
Через какое-то время вдруг вся толпа стала поворачивать головы куда-то позади меня и вверх, я тоже оглянулся. Сзади находилось здание Штаба пятой воздушной армии. Я увидел как, по-моему, в окнах четвёртого этажа стоят офицеры и держат в руках огромный, склеенный из кусков ватмана плакат размером где-нибудь шесть на десять метров. На плакате синей гуашью прописью были написаны буквы, с которых ещё стекала краска. Слова были такие: "Авиация с вами!"
Когда офицеры развернули этот плакат, и вся толпа прочла эти слова, раздался такой рёв ликования и восторга, что я абсолютно чётко понял, что никакое ГКЧП победить наш народ не может!
Митинг закончился, я попрощался с Сашкой, пошёл пешком на метро, переполненный весь впечатлениями. У меня было полное ощущение, что мы победили, хотя на тот момент 20-го утром ещё не было ничего ясно. Весь в эйфории я доехал до своей "Политехнической". Поднимаясь наверх, я опять увидел угрюмые лица, радостно вскинул уже две руки с "Викторией", в ответ тоже увидел встречные улыбки и вскинутые руки.
Когда я это сделал, кто-то, видя моё восторженное, не побоюсь этого слова, шизофреническое лицо, спросил: "Вы были там?" Конечно, я был ТАМ! И не нужно было переспрашивать: где там? Я начал своим соседям по эскалатору рассказывать о митинге, тем самым чуть ли спровоцировав давку и остановку эскалатора, потому что и с верхних ступенек, и с нижних, все потянулись ко мне. Но мы доехали до верха благополучно и люди, которые стояли со мной, попросили: "Давайте, давайте выйдем на улицу, расскажите подробнее, что ТАМ происходило? Что сказал Собчак?"
Я вышел на улицу, стал рассказывать. Буквально через несколько минут вокруг меня стояли уже несколько сот человек. Кто-то притащил ящик, чтобы я мог залезть на него и чтобы меня было видно. Стоящим рядом со мной я довольно быстро всё пересказал, но дальние не слышали, подходили ближе. Одним словом, почти час я проводил такой несанкционированный митинг и пересказывал людям о том, что же ТАМ произошло.
А вечером уже стало ясно, что всё идет по-нашему. 21-го вся страна поняла, что путч провалился!
Как сейчас вспоминаю, мы все были безумно рады. У всех было такое ощущение, что наконец-то мы вырвались из какой-то темницы и теперь жизнь будет счастливая, хорошая, свободная. Свободы, действительно, стало очень много.
Ну, а дальше было то, что хорошо известно вам, дорогие читатели.

Ваш Сергей Миронов.
Tags: ЧЁТКИ ПАМЯТИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments