Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

ЧЁТКИ ПАМЯТИ - (Рыбалка в Монголии), окончание

Сегодня расскажу заключительную часть моего "повествования" о рыбалке в Монголии . Начало - разместил в блоге  в прошлую субботу.

РЫБАЛКА В МОНГОЛИИ
Проснувшись утром на второй день, походили под дождём, ещё порыбачили, перекусили и где-то в обед сложили палатку, выпотрошили рыбу, пересаливая, сложили во все восемь фляг. Несколько наиболее симпатичных рыбин, почти не присыпая солью, переложили крапивой и положили в ящик в надежде, что удастся привезти её ещё свеженькой, а ту, которую солили, потом планировалось вялить. (Вяленый хариус и ленок, должен вам сказать, – это объедение.)
И рванули обратно. Двадцать километров до Идера прошли незаметно.

Кстати, когда ехали на рыбалку, за рулём попеременно был то Женька, то Саня. Не помню, Коля мог машину водить или нет. Я ГАЗ-66-ой водил, впрочем, как и любые легковые и грузовые машины – у меня были с 77-го года профессиональные права категории "В" и "С". Я, ещё когда работал в Горном, пять месяцев учился в автошколе с отрывом от производства.
Когда мы подъехали к переправе, увидели, что Идер очень сильно разлился и остров стал намного меньше, но ещё виделся именно как остров, первая протока, которая была поуже, шире стала не намного, но вода там просто вся бурлила, а вот вторая, мы увидели (там берег более пологий), стала шире раза в два.

Опять сняли ремень, за рулём был Санька Груздев, медленно съехали с берега. Санька поддал газку и вот уже передние колёса были на острове, когда вдруг машина "села" на задние колёса. Саня газанул, нос у машины задрался и через заднюю дверь в "кунгу" стала поступать вода. Саня на нервах ещё газанул, машина ещё глубже "села", мотор чихнул и заглох.
Моросил мелкий, противный дождь. Мы вылезли и увидели, что сели капитально. На том берегу, с которого только что съехали, в километре мы видели свежеструганные брёвна, приготовленные для вкапывания в землю в качестве столбов линии электропередач. Посоветовавшись, решили пойти и принести пару брёвен, чтобы сделать вагу, попробовать поддомкратить и что-то сделать.

Пошли за брёвнами, они были довольно тяжёлыми, подтащили до брода, разделись до плавок (впрочем, разделись мы ещё, когда туда переходили). Бревно через протоку тащили вчетвером. Насмеялись вдоволь. Бревно тяжёлое, течение сильное, устоять довольно трудно, дно неровное и достаточно глубокое. Были моменты, когда, особенно Санька, который не очень высокого роста, не плечо подставлял, а висел на бревне, держась за него, чтобы его не унесло течением, а ноги у него при этом болтались в воде. Мы это чувствовали по резко возросшему весу бревна.
Потом в такую же яму попадал кто-то из нас и тоже повисал на бревне.
Но худо-бедно мы перетащили шесть брёвен. Попытались положить одно бревно вдоль колёс, второе пытались подсунуть под ступицу колеса, сделать рычаг, получалось плохо, потому что бревно лежало в воде, ступица всё время соскакивала. Одним словом, когда уже совсем стемнело, а было это где-то часов в десять вечера, Женька дал команду: "Отбой, будем ждать рассвета". Дождь всё шёл.
Я поставил вешки у обреза воды, наблюдая за тем, как вода движется на остров. Хотели разместиться в машине, но там получалось, что спать нужно почти вертикально, потому что машина ещё больше накренилась. Тогда достали брезент, расстелили на земле (а остров абсолютно плоский, без кустика), достали спальники, залезли в них, второй половиной брезента накрылись, кое-как заснули.

Проснулись утром. К счастью, показалось солнышко – дождь закончился. Женька сказал, что пойдёт на другой берег через вторую протоку в сомон на почту пытаться дозвониться, сказать, что мы "сели" хорошо, а самое главное, чтобы нас не потеряли.
Он ушёл, мы остались втроём, и, памятуя известную истину, что утро вечера мудренее, решили возобновить свои попытки подложить под колёса брёвна. И к удивлению, у нас получилось. Да так получилось, что когда Женька пришёл, у нас переднее левое колесо уже стояло на бревне. От этого машина, правда, ещё больше запрокинулась назад, но главное, что мы попробовали, и у нас получилось.

Потихонечку, на том берегу, где был сомон, стали появляться монголы. Они рассаживались вдоль берега, как в партере театра, в предвкушении очень интересного зрелища. Должен сказать, что мы их не разочаровали: весь световой день мы чертыхались, падали, матерились, извалялись все в грязи, но дело медленно, но двигалось.
Кстати, Женька у монголов попросил "Беларусь", но "Беларусь" не рискнул даже через первую протоку проехать. Помощи нам ждать было неоткуда. Честно говоря, не очень верили в успех, но по принципу "глаза боятся, руки делают", мы важили, подкладывали брёвна, домкратили, те срывались, снова важили, снова домкратили.

Где-то часов в семь вечера, уже стало смеркаться, наш ГАЗ-66-ой стоял ровнёхонько, абсолютно горизонтально, всеми четырьмя колёсами на брёвнах, более того, брёвна проложили, как колею, на сам остров, осталось только завести мотор и тихонечко-тихонечко, не дай бог вильнуть хоть на миллиметр колесом, вывести машину на остров.
Долго спорили: кто сделает эту ювелирную операцию. Санька, который всю ночь и весь день переживал, что это он "посадил" машину, очень хотел, чтобы дали реабилитироваться ему. Мы это поняли, спорить не стали.
И вот мы втроём (я, Коля, Женька) стоим на острове. Санька, только что не дыша, открывает дверцу кабины, залезает, включает зажигание. К удивлению и великой радости, мотор завёлся с полуоборота. Санька чуть-чуть погрел, погонял движок, но так, без фанатизма, боясь, что даже от такого небольшого сотрясения, от вибрации, ГАЗон соскочит с брёвен. Наконец, настал момент истины.

Санька показал нам через стекло, что он готов, мы ещё раз присели, посмотрели на колёса, показали, что всё стоит ровно, и крикнули Саньке: "Давай!". И Санька дал. Нужно сказать, что дал неплохо – машина вылетела на остров. А ремень мы уже давным-давно одели на вентилятор.
На том берегу, где сомон, мы услышали искренний восхищённый рёв монгол, которые, видимо, никак не могли поверить, что четыре, прямо скажем, не атлетического вида хлопчика, смогли голыми руками вытащить ГАЗ-66-ой из казалось бы абсолютно дохлой засады.

Кстати, смотреть-то они смотрели, но никто не пришёл помогать, правда, днём принесли горячего мяса с лапшой – пообедали. Но, честно говоря, мы хотели сами показать им: вот, мол, смотрите, что могут советские специалисты. А Санька, сигналя что есть мочи в клаксон, наворачивал круги по острову, радуясь, что наконец-то машина вырвана из этого глинистого плена.

Ну, ладно. Теперь встала вторая дилемма: куда ехать дальше? Дело в том, что выше по течению Идера в ста километрах находился мост. То есть, мы могли вернуться обратно на тот берег, с которого только что приехали, рвануть вверх за сто километров, проехать через мост, потом обратно сто километров до сомона и только дальше уже триста вёрст "махать" до базы. Благо бочка с бензином у нас была в кунге, это вообще было законом в Монголии – всегда двести литров бензина мы возили с собой. Бензина нам хватало.
Конечно, был очень большой искус попробовать всё-таки вторую протоку преодолеть и тогда впереди у нас всего лишь триста километров до лагеря. А так – пятьсот, да ещё неизвестно, удастся ли нам вновь проехать эту злосчастную протоку в обратном направлении.

Нужно ли говорить, что минут тридцать споры были жаркие. Потом было принято решение: возвратиться через ту же протоку, найти другое место, прощупать дно, срыть лопатами и берег острова, и противоположный берег, чтобы было полого для машины, и всё-таки сделать лишние двести километров, но зато с гарантией, что мы не "посадим" во второй протоке машину. Как только решение было принято, закипела работа.

Я думаю, что с такой скоростью берега не срывали никто и никогда. Наверное, через полчаса, максимум, всё было готово. Мы перешли на тот берег, Санька сел в машину, и легко, быстро, одним махом, проскочил протоку и выскочил на берег. Мы тут же бегом запрыгнули в кунгу и помчались. Сто километров до моста почему-то показались очень долгими. Правда, сто километров по другому берегу до сомона прошли быстрее. Оставалось триста.

Но это приключение не было бы полным, если бы ещё (а так как уже стемнело, ехали ночью) мы не плутанули. Когда рассвело, поняли, что очень сильно отклонились от направления (дороги в Монголии – это довольно условная вещь), что где-то километров пятьдесят дали лишнего в сторону. Часов в одиннадцать утра мы уже мчались по отличной песчаной дорожке, которая вела на наш полуостров – пионерский лагерь.

И вдруг мы видим: навстречу едет другая наша бортовая машина ГАЗ-66. Мы им посигналили. Они, проскочив, наверное, километр, вдруг развернулись (а мы остановились) и направились к нам. Это они, оказывается, нас уже поехали искать. И в таком они были азарте и, честно говоря, тревоге, что сразу не поняли, что те, кого они поехали искать, уже подъехали почти к самому лагерю.
В лагере, как потом нам рассказали, очень долго спорили: сообщать ли по рации, что мы не вернулись вовремя? Решили: не сообщать, а поехать на поиски. И вот, как раз переждав ночь, с утра рванули нам навстречу, но мы уже сами нашлись.

Эту рыбалку мы вспоминаем, когда встречаемся, а, слава Богу, мы встречаемся и с Женькой, и с Саней, и с Колей до сих пор. Кстати, есть фотографии с той памятной рыбалки.
Обязательно найду их в своём архиве, а может и другие фотографии из Монголии, и размещу вместе с этими воспоминаниями.
Вот такая замечательная рыбалка бывает в Монголии.

Ваш Сергей Миронов.
Tags: ЧЁТКИ ПАМЯТИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →