Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

ЧЁТКИ ПАМЯТИ - (Рыбалка в Монголии)

Память штука странная и избирательная. Подчас во всех деталях всплывает то, что казалось давно пережито и вроде бы забыто. Та история, которую хочу рассказать сегодня, произошла в 90-ом году в самой западной части Монголии, в Котловине Больших Озёр.

РЫБАЛКА В МОНГОЛИИ
Стояли мы в тот год лагерем в уникальном месте. Обычно, прямо в пустыне или где-то под горушкой ставили палатки, юрты, в большинстве прошедших полевых сезонов воды там никакой близко не было. Воду мы привозили в "квасовозке", поэтому привыкли располагаться там, где удобнее с точки зрения организации маршрутов, организации поиска и проверки аномалий.

А в 90-ом году мы нашли шикарное место – это был бывший пионерлагерь на берегу потрясающе красивого озера, причём это озеро, видимо, было местом гнездования самых разных водоплавающих птиц. Бывший пионерлагерь представлял из себя пять деревянных домиков, стоящих на срубах. Домики щитовые.
Когда мы приехали, не было ни окон, ни дверей, но крыша была. Мы быстренько всё подлатали, даже печки сделали, поставили ещё пару юрт.

Наш лагерь стоял на скале, а на другом берегу озера были самые настоящие песчаные барханы. Слева (лагерь стоял на небольшом мыске) озеро вытягивалось в протоку, поросшую камышом. Именно в этих камышах вся живность (птица) и находилась. Потрясающе красивы были закаты.

У нас была любопытная традиция: каждый вечер, без пяти девять, мы выходили из домиков на улицу, где у нас стояли скамейки, "посмотреть программу "Время"" – так мы это называли. Никакого телевизора там, конечно, не было. И вот что из себя представляло ежевечернее зрелище.
Мы рассаживались, болтали о том, о сём, в это время солнце как раз уже садилось и небо полыхало, наверное, всеми цветами радуги, в основном, конечно, пурпурно-жёлто-оранжево-бордовыми тонами. На закат было смотреть интересно, но рассаживались "на программу "Время"" не для этого.

Ровно в девять часов по местному времени справа налево (если по сторонам света, получается, что с юга на север) где-то по середине озера летела стая бакланов. У них был какой-то свой строй, я не назову это ни клином, ни цепочкой, но, тем не менее, чувствовалось, что летят они более менее упорядоченно. От нас они находились примерно на расстоянии метров 500-600, видны были прекрасно на фоне неба, воды. Летели невысоко, метрах в двадцати над водой.

И вот прямо напротив нашего мыска, как будто в воздухе наткнувшись на какую-то невидимую прозрачную стену, первый баклан резко поворачивал на 90 градусов и брал курс прямо нам в лоб. За ним, долетая до какой-то совершенно определённой точки, делая такой же резкий поворот (нам казалось, что они делают это буквально как солдаты на плацу по команде "Нале-во"), этот манёвр повторяли все остальные бакланы. Летели они точно на нас и где-то сзади наших домиков (кстати, почему-то уже не резко, а довольно плавно) вновь поворачивали, но уже направо и улетали за камыши.

Как я уже сказал, эту картину можно было наблюдать каждый вечер, что мы с большим удовольствием и делали. Это была наша фирменная фишка. И когда к нам в отряд кто-нибудь приезжал, мы не отказывали себе в удовольствии продемонстрировать это до сих пор мне непонятное явление.
На самом деле, это выглядело не то что фантастично, а просто дико, потому что самое удивительное заключалось в какой-то непонятой точке посередине озера, над которой бакланы делали один и тот же манёвр – резкий поворот налево….

Мы работали без выходных практически два месяца, пока было вёдро, то есть, солнце. И, конечно, устали. Мы ждали момента, когда самолёт Ан-2 из лётного отряда полетит на ежемесячную профилактику, на которую он улетал в Союз.
И вот пришла команда, что самолёт улетает. Мы понимали, что, не дождавшись дождичка, имеем право на пару-тройку дней так называемой камералки, но на самом-то деле все мечты и все разговоры уже давным-давно были вокруг рыбалки. Из этого лагеря ездили мы на рыбалку на реку Идер, находилась она где-то в 320-ти километрах севернее от нас.

Как только появился шанс рвануть на рыбалку, мы и рванули. Мы – это такая команда: начальник отряда Женька Мурашкин, старший геофизик – ваш покорный слуга, геофизик Саня Груздев и геолог Коля Исаев. Побросав в кунгу ГАЗ-66-го все необходимые снасти, взяв восемь пустых 40-литровых алюминиевых бидона из-под молока (под рыбу), необходимый запас продуктов, соли – посолить рыбу, чтобы она не испортилась, мы поехали. На Идере я, по-моему, был до этого один раз, а ребята нашли очень хорошее место на притоке Идера. И именно на эту притоку мы и собирались поехать.

Выехали рано утром, чтобы ещё вечером засветло успеть порыбачить. Через триста километров мы подъехали к сомону, который стоял как раз на берегу Идера. Брод был в одном месте, где могли проехать машины, он представлял из себя довольно плавный спуск берега, далее по галечному дну реки на остров, который разбивал русло на две части.

Остров был в длину примерно с километр и в ширину где-то с полкилометра. За ним была протока поуже, но зато поглубже и вода там текла побыстрее. Помню, на всякий случай, по первой протоке выехав на остров, мы сняли ремень с вентилятора, проехали быстро, закрыв жалюзи на радиаторе ГАЗ-66-ого через вторую протоку, выбрались на довольно крутоватенький берег, поставили ремень и рванули на притоку.
Место было замечательное. Приток Идера был местами буквально 5-6 метров в ширину, местами, правда, были хорошие омутки, плёсы. Нашли место для лагеря, поставили палатку, подготовили костровище и рванули за рыбой. Рыбалка была удачной. Тайменя в этой притоке, по-моему, никто никогда не ловил, но ленков и хариусов было очень много. Ночью пошли ловить на "мышá". Это, кстати, особенная песня.
На "мышá" ловится либо таймень, либо ленок. На "мышá" – это значит вот что: вместо блесны привязываешь на конец лески нечто похожее на тельце мышки.

Обычно мы делали это таким образом: брали кусок пенопласта, внутрь заливали свинец, но немного, так, чтобы всё-таки он бы тяжёленький для заброса, но в то же время не тонул. Сверху обшивали кусочками искусственного или натурального меха. На конце цеплялся хороший тройничок, такой серьёзный, под рыбу весом килограмм от пяти до десяти. И вот ночью, лучше это делать в лунную ночь, выходили на заранее примеченные в дневное время места где-нибудь на плёсик, особенно хорошо, если где-то там была ямка.

Рыбалка заключалась вот в какой штуке. Забрасываешь к противоположному берегу реки "мышá", слышно, как падает "мышь" в воду, и начинаешь крутить катушку. Этот поплавок ("мышь") по поверхности воды идёт, и от него расходятся по воде "усы" – полная имитация как будто бы эту реку переплывает настоящая мышь.

Кстати, почему мыши так делают (а мы сами видели настоящих мышей, которые плавали с берега на берег), мне до сих пор непонятно. Но для тайменя и ленка, похоже, это самое замечательное лакомство. Снизу, со дна может саму "мышь" рыба и не видит, но ей хорошо видно (как я уже сказал, особенно в лунную ночь) как двигаются эти "усы". Опытный рыбак сразу же по тому, как рыба схватила, понимал, кого сейчас вытащит.

Таймень делал это очень просто: абсолютно бесшумно подплывал, "нежно" брал в пасть "мышá" и медленно, я бы сказал, интеллигентно тянул поплавок на самое дно. Очень часто это выглядело так, как будто бы тройник зацепился за какую-нибудь корягу. Рыбак начинал совершать всякие манёвры: дёргать леску, ходить по берегу, пытаясь вытащить поплавок, пока вдруг не чувствовал, что начинается перемещение "мышá" где-то глубоко под водой. Так брал "мышá" таймень.

Как я уже сказал, в Монголии я ни разу тайменя не ловил, а знаю это по рассказам моих товарищей. А вот как берёт "мышá" ленок, я сам неоднократно и слышал (здесь, наверное, слово "видел" будет неуместно) и чувствовал. А выглядело это совершенно по-другому.

Сначала раздаётся резкий хлопок по воде – это ленок подплывает к "мыши" снизу и резким движением бьёт её хвостом (как бы оглушая настоящую мышь), потом в воде моментально разворачивается и хватает поплавок. Поэтому между хлопком и рывком максимум секунда, но для рыбака это сигнал: как только слышишь хлопок, будь готов подсекать, потому что сейчас будет рывок и ленок схватит "мышá". Нужно сказать, ночная рыбалка на "мышá" – увлекательнейшее занятие.

Так вот, мы "помышковали", поймали достаточное количество ленков, но очень скоро пошёл дождь. Забегая вперёд, дождь лил целые сутки. Честно говоря, сразу мы не поняли, какой коварный сюрприз нам этот дождь приготовит. Когда мы уезжали на рыбалку из лагеря, там, естественно, оставались дежурные, дважды в сутки выходили с базой на связь. Мы сказали, что вернёмся к вечеру вторых суток.


Окончание следует ...
Tags: ЧЁТКИ ПАМЯТИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments