Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

ЧЁТКИ ПАМЯТИ - (ГЕОЛОГИЯ. Монголия. Дмитрий Демежко), история вторая

Кстати, о лингвистике. Сейчас расскажу ещё одну историю, связанную с Димитрием (первую историю см. в посте за 16.04.2011)  ...

ДМИТРИЙ ДЕМЕЖКО

Как я уже говорил, Димитрий был очень продвинутый, эрудированный молодой человек, причём, должен сказать, он был очень интеллигентным геофизиком, практически никогда не ругался матом.
И вот однажды в какой-то из полевых сезонов (это, кстати, тоже было, когда мы базировалась в Арвай-Хээре) у нас появилась новая повариха. Дело в том, что у нас иногда работали девчонки-геофизики, в основном это были геофизики, женщин-геологов у нас никогда не было. Всегда была проблема с поварами и с поварихами, поэтому приходилось либо самим по очереди дежурить, чего никому не хотелось, либо, если была возможность, особенно когда стояли рядом с нашими воинскими частями, нанимать в поварихи кого-нибудь из жён советских военнослужащих.

К сожалению, очень часто эти жёны не задерживались, несмотря на то, что у них абсолютно не было никакой работы, а тут можно было подзаработать, да неплохо. Но условия у нас суровые – готовить нужно было либо на дровах, либо на паяльных лампах, воды всё время не хватало, пыль, жара, духота и геологи, прямо скажем, народ требовательный. Еда-то незамысловатая (гречка с тушёнкой, макароны с тушёнкой, чай, борщи из банок), но главное, чтобы это было рано утром и в полном объёме, и когда приходим из маршрута – всё должно быть готово. А у некоторых то паяльная лампа заглохла, то дров не могут нарубить.

Так вот, появилась у нас новая повариха. Звали её, по-моему, каким-то необычным именем, по-моему, Консуэлла.
Она была замужем за старшим лейтенантом. И, если я не ошибаюсь, Консуэлла в своё время окончила Московскую консерваторию. Была она хрупкая девушка, с большими, почему-то печальными глазами, с, естественно, длинными-длинными музыкальными пальчиками.
Когда мы узнали её специальность, мы аккуратненько поинтересовались, как она насчёт готовить и насколько увязывается её профессиональная принадлежность с котлами, грязной посудой, вёдрами, паяльными лампами, дровами и прочее, прочее. Но, видимо, помочь семейному бюджету так хотелось, что она заверила, что с ней проблем не будет, готовит она прекрасно, а паяльную лампу освоит и вообще всё будет замечательно.

И вот мы в Арвай-Хээре расселись в топопривязчике, на вторую машину, ГАЗ-66, в кузов с брезентовым верхом загрузили продукты, спальники, раскладушки. Одним словом – огромное количество скарба. За нашим "топиком" и за ГАЗ-66-ым на прицепе мы везли "квасовозки" с питьевой водой. Таким табором из двух машин мы тронулись километров за шестьсот от Арвай-Хээра для того, чтобы там разбить лагерь и отрабатывать очередные поля аэроаномалий.

И тут выяснилось, что эта самая Консуэлла, мягко говоря, очень разговорчивая.
Первый час едем – она, не закрывая рта, рассказывает о каких-то музыкальных произведениях, о своих уроках у каких-то знаменитых мастеров оперного пения, ещё терпимо. Второй час едем, чувствую, что народ уже "закипает". На третий час народ стал потихонечку возмущаться. Один интеллигентный Димитрий сидел у окошка, смотрел куда-то вдаль и мне казалось, что его абсолютно не раздражает поварихина трескотня, но, как выяснилось, я глубоко ошибался.

Народ уже стал во всю роптать, а Консуэлла не унималась, её просто понесло – она несла какую-то "пургу", но остановиться, почему-то, не могла. И тут после её фразы: "Вы знаете, мне так не хватает занятий пением и всё время такое ощущение, что у меня прямо в горле стоит звук "ля"" (по-моему, я не ошибаюсь, именно так она и сказала, хотя может быть должно звучать по-другому), наш Димитрий, спокойно повернувшись от окна, холодно и, как я увидел, с бешенством глядя на Консуэллу, сказал: "Ну, мало ли что у кого стоит, мы же об этом не говорим!" И вновь отвернулся к окну.

Что тут приключилось с интеллигентной девушкой! Если называть вещи своими именами, она забилась в истерике.
Нужно ли говорить, что Димитрия, бедного, интеллигентного Димитрия, которого "достали" эти оперные рассказы, она возненавидела. Причём, не придумала ничего лучшего, как на первой же вечерней стоянке, приготовив ужин, демонстративно не стала давать ему тарелку с едой.
На наш вопрос, почему она так делает, она гордо ответила:
– Ни почему. Просто я ему не дам!

Нужно ли говорить, какой грянул хохот.
Ну, мы ей, конечно, объяснили, что обижаться она может сколько угодно, но кормить надо всех, и кормить она, конечно, Димитрия стала, но все две недели этой выброски (а, кстати, дольше она не продержалась и потом больше никогда с нами не работала) тихо ненавидела Димитрия.

Зато мы, начиная от мысленных рукоплесканий в тот момент в "топике", когда он ей это сказал, и она, что называется, вынужденно сменила пластинку, восхищались Димитрием весь тот полевой сезон и, как вы видите, я продолжаю восхищаться до сих пор.
Tags: ЧЁТКИ ПАМЯТИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments