Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

ЧЁТКИ ПАМЯТИ - (ГЕОЛОГИЯ. Монголия. Дмитрий Демежко)

На днях разговаривал по телефону с дочерью. Она живёт и работает в Питере, и с большим удовольствием, как сама говорит, читает мой блог, особенно любит мои воспоминания.
Кстати, она, можно сказать, тоже "монголка", родилась, правда, в 1985 году в Свердловске, но, когда ей было полтора года, мы её увезли в Монголию, и с 1986 по 1991 годы она была с нами в Улан-Баторе.


Так вот, дочка мне сказала:
– Папа, ты как-то сразу обозначай, когда пишешь про кого-то из своих друзей, что он делает сейчас, потому что ты обо всех пишешь в прошедшем времени, о некоторых ты потом вдруг пишешь: "Царство им Небесное" – как-то сразу грустно становится. Поэтому ты указывай, во-первых, года, о которых рассказываешь, и может быть в самом начале говори, что сейчас с этим человеком.
Иду навстречу пожеланиям трудящихся, как раньше говорили, и дочурка, я думаю, правильно подметила, поэтому рассказ о Дмитрии Демежко ...

ДМИТРИЙ ДЕМЕЖКО

Димитрий – как я его начал звать ещё в Монголии и зову до сих пор – начну с того, что сейчас он доктор наук, живёт и работает в Екатеринбурге. Он продолжает заниматься геофизикой, на самом деле занимается палеоклиматом, а также очень многими интересными вещами. Я, может быть, потом об этом ещё даже отдельно расскажу.

Познакомились мы с ним в середине 80-х, когда он приехал в нашу монгольско-советскую геологическую экспедицию в качестве инженера-геофизика. Димитрий очень интеллектуальный и эрудированный человеком, с ним интересно разговаривать на любые темы. А ещё у него было отличное, я бы сказал, тонкое чувство юмора. И плюс – настоящий полевик, настоящий товарищ, надёжный и, как геофизик, очень профессиональный.
Итак, Димитрий. Приключений и всяких смешных историй у нас была масса. Расскажу о двух из них.

Дело было, наверное, в 83-ем году, а может в 84-ом, в Арвай-Хээре. Наш лагерь стоял рядом с аэродромом, недалеко от воинской советской части, километрах в семи-восьми от самого города.
Когда у нас было свободное время или просто был выходной – воскресенье – и какая-нибудь машина ехала по каким-то надобностям в Арвай-Хээр, мы на ней доезжали до города, чтобы побродить по магазинам. Все очень любили это занятие, а иногда мы специально просили, чтобы нас туда на "топике" отвезли. Больше всего мы любили ходить по книжным магазинам.

В Арвай-Хээре было несколько замечательных мухлагов (мухлаг – это лавка). Очень часто в сомонах можно было видеть автомухлаг, то есть автолавку. Чем характерны мухлаги? Размещались они буквально в каких-то сараюшках, с виду очень неказистых, а внутри на прилавках, на стеллажах, на поперечных жердинах были выложены, развешены или навалены следующие товары: мясо (мах), канцелярские принадлежности, хлеб (талх), гуталин, табак (тамхи), женские бюстгальтеры, водка (архи), конская сбруя, книги, в том числе наши советские и очень даже неплохие, леденцы, бинокли, вьетнамский бальзам "Звёздочка", дели (национальная одежда-халаты), корейская зубная паста, сапоги, в том числе национальные с загнутыми носами (по монгольской вере, а у них разновидность буддизма – ламаизм, земля священна и поэтому нельзя носком даже ковырнуть землю) и прочее, прочее…

Я специально перечислял в таком порядке, вернее, беспорядке, потому что именно так всё это было и представлено. В частности, на жердинах те же самые лифчики висели вместе со сбруей, тут же висели какие-нибудь штаны, тут же были переброшены кеды или пучки репчатого лука. Одним словом, мухлаг – это что-то любопытное и колоритное.

И вот однажды с Димитрием (были мы почему-то вдвоём) мы пришли в давно примеченный мухлаг на предмет посмотреть, не поступило ли каких-нибудь новых книжек на русском языке из Советского Союза.
Мы зашли. За прилавком, следя за жужжащими у потолка мухами, с абсолютно отрешённым лицом, стояла монгольская продавщица (кстати, похоже, такое выражение лица – это профессиональная особенность всех продавщиц во всём мире, будь то супермаркет или универмаг, или подобный, забытый Буддой в аймаке мухлаг).

Мы чинно поздоровались, сказав: "Сайнбайну-у". Нас не удостоили не то, что ответом, даже взглядом. Потоптавшись для приличия прямо перед носом продавщицы, видя, что никакой реакции на нас нет, мы пошли осматривать всё, что есть в этом мухлаге, особенно интересуясь книгами.

Книги стояли, как назло, на полке, до которой было не дотянуться. Мы жестами и всякими доброжелательными звуками стали приглашать продавщицу, чтобы она подошла и показала нам товар – ноль эмоций. Мы уже стали думать: может она глухая? Как тут, пригнувшись (а нужно сказать, что вход, вернее, – притолока в эту неказистую избушку или сараюшку была очень низкой), зашёл немолодой арат (монгол) в национальной одежде дели, подпоясанный кушаком, с туго набитой запазухой, где, как правило, находились: овечий сыр, нюхательный табак, просто табак, трубка, спички и…. что угодно. Это у них вместо карманов.

Он зашёл, большой, грузный, отдуваясь, – на улице стояла жара градусов сорок, а он был, мягко говоря, тепло одет, впрочем, как все монголы. Встал посередине, даже, по-моему, сделал "руки в боки" и на выдохе громко и очень внятно сказал: "Фу-уй!"

Здесь нужно сказать, что первую букву я поменял из приличия, потому что произнёс он как раз то, что, возможно, некоторые из вас и подумали. Мы вздрогнули. Со страхом посмотрели на девушку, забыв, что это, может быть, по-русски звучит неприлично, а по-монгольски может быть совсем наоборот. И, похоже, это действительно так и было, потому что девушка встрепенулась, перестала считать мух, заулыбалась, радостно что-то затараторила на своём языке и стала показывать какие-то сбруи, какие-то товары.

Мы с Димитрием переглянулись, сделали вывод, и, показав друг другу глазами, решили выйти из мухлага, дождаться, когда арат уйдёт и повторить этот опыт. И, видимо, так нам хотелось поскорей это сделать, что я, идя первым, забыл про эту низкую притолоку и со всего размаха, не успев открыть дверь, зафитилил лбом об эту притолоку.

Похоже, я сказал значительно больше слов и примерно на таком же диалекте, как при входе монгол, потому что когда я пришёл в себя после огромного количества искр, высыпавшихся из моих глаз, я услышал дружный хохот трёх человек. Хохотал Димитрий, хохотал арат и хохотала, утирая слёзы, продавщица, хлопая себя ладонью по лбу и приговаривая: "Толгой, толгой". (Я уже знал, что "толгой" – это голова). Не хохотал, как вы легко можете догадаться, только я.
Зло сказав Димитрию: "Пойдём отсюда!", мы вышли. Я уже не захотел повторять эксперимент и заходить вновь в этот мухлаг, и мы пошли восвояси.

Но через неделю, в следующее воскресенье, мы всё-таки с Димитрием зашли в знакомый нам мухлаг. Продавщица радостно заулыбалась, хлопнула себя, как в прошлый раз, ладонью по лбу, сказала: "Толгой, толгой", и с удовольствием показала нам все книжные новинки.

Мы тогда очень много накупили книг к обоюдному удовольствию – продавщица, похоже, сделала план, а мы приобрели хорошие издания. И сколько бы мы потом ни заходили в этот мухлаг, она всегда жутко радовалась, традиционно хлопала себя ладонью по лбу и произносила: "Толгой, толгой!" Видать, ей очень понравилось соприкосновение моей толгой с притолокой её мухлага.

Вот такая интересная лингвистическая история.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ ...
Tags: ЧЁТКИ ПАМЯТИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →