Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

ЧЁТКИ ПАМЯТИ - (Саня Груздев)

Продолжаю  "Четки памяти"  ...

САНЯ ГРУЗДЕВ

Саня Груздев был техником-геофизиком. Он окончил техникум, работал геофизиком в Майминской геофизической экспедиции (это в Республике Горный Алтай). В Монголию он приехал, наверное, в 86-ом, а может в 87-ом году.
Саня впервые приехал к нам в лагерь, который находился недалеко от Ховда – это запад Монголии. Я был геофизиком отряда в единственном лице – сам себе начальник. У меня было высшее образование горного инженера-геофизика.

Когда в отряд приехал техник-геофизик, я, конечно, обрадовался и даже не тому, что вдвоём работать будет легче, да и план быстрее сделаем, сколько, не скрою, тому, что у меня, наконец-то, появится подчинённый, которому я буду говорить, что и как делать.
Первое наше знакомство состоялось в первый же маршрут, когда я тоже по молодости не отказал себе в удовольствии покомандовать. Саня исполнял всё, что требовала работа, но было видно, что ему очень не нравится ни мой тон, ни моё начальственное усердие. К концу первого же маршрута у нас состоялся хороший мужской разговор, после которого мы просто подружились.
И уже не важно было, кто начальник, а кто подчинённый, просто мы были два геофизика, которые делали общее дело.

Саня был большой выдумщик, отлично играл на гитаре, чего я никогда не умел, знал много песен, в том числе тех, которые я никогда не слышал и не знал до него, отлично готовил. Это он ввёл добрую традицию лепить всем отрядом пельмени, когда у нас появлялось свежее мясо, и многие другие кулинарные изыски появились благодаря ему.
С ним, впрочем, как с любым из нас, приключались самые невероятные весёлые истории. Вот одна из них, наиболее экзотическая ...

Это было в первый же год, когда он приехал к нам в поле. Мы стояли лагерем перед невысокой цепью горушек. Лагерь обычно представлял из себя вагончик, который стоял на колёсах, в этом сезоне у нас уже появилась юрта и несколько палаток. Для того, чтобы забраться в вагончик, мы приставляли лестницу-трап с широкими удобными ступенями.

В вагончике, в торце, в закутке, спал начальник отряда Витька Чувилин. Рядом была камералка, где стояла моя раскладушка старшего геофизика. Следующая комната, соседняя с камералкой, была столовой, где и находился вход в вагончик. Под крышей был большой бак, куда мы закачивали воду, была раковина. Слив через трубу шёл в большую ямину, которую мы выкапывали рядом с вагончиком и накрывали досками, кусками железа и засыпали землёй.

Всегда в лагере был дизель, который давал нам электричество, на ночь мы его обычно выключали, экономя солярку, но, тем не менее, на кухне у нас стоял холодильник, иногда он, правда, размораживался, но если нужно было подморозить, особенно когда появлялось свежее мясо после охоты, или когда мы делали пельмени, тогда мы на ночь дизель не выключали.

Вечерами, после ужина, часов в десять была такая традиция (а ужин был обычно часов в семь-восемь), мы все собирались в столовой за большим столом, ставили чайник, доставали варенье, печенье и шли разговоры, споры. Я иногда допоздна сидел в камералке, разносил из пикетажек на карту данные геофизики, что-то пробовал в полевых условиях интерпретировать. Стенки в вагончике были тонкие, слышно было хорошо, и я прямо из камералки включался в разговор, иногда выходил, чтобы тоже чайку хлебнуть.
Одним словом – была своя жизнь.

Как-то поздним вечером приключилась такая история. Мы все сидели за общим столом, пили чай, о чём-то разговаривали. Санька встал и вышел из вагончика. Простите за такие пикантные подробности, но вышел он по нужде. Это имеет непосредственное отношение к рассказу, поэтому я это и фиксирую.

Вот мы сидим, за окнами темно, здесь у нас горит электрический свет. И вдруг мы видим, что за окном всё озарилось зелёным светом. Первая наша мысль была, что кто-то пустил ракету, но зелёный свет, который становился всё ярче, не гас, и длилось это уже где-то, наверное, полминуты.

Мы толпой ринулись к выходу, распахнули дверь и увидели подбегавшего Саню с вытаращенными глазами. Он что-то хотел сказать, но не успел, потому что в ту же секунду зелёный свет на небе погас и мы услышали страшный грохот. Вагончик на колёсах и рессорах заходил ходуном. Многие из нас даже присели от неожиданности.
Мы наперебой стали кричать: "Что? Что такое?"

И вот что рассказал Санька.
Он отошёл подальше от лагеря и только собирался сделать то, что хотел, как вдруг увидел, что небо осветилось зелёным светом. "Вот, зараза, – подумал он, – кто-то ракету пустил, чтобы не дать мне нужду справить". Стал вертеть головой, ища, где ракета, как вдруг увидел, что по небу наискосок, откуда-то высоко с неба к земле несётся, озаряя всё зелёным светом, огромный, яркий шар. Длилось это несколько десятков секунд. В это время Саня уже бежал к вагончику, чтобы сказать об этом, а сам всё время смотрел на быстро приближающийся к земле шар, который вдруг исчез за грядой гор, и в тот момент, когда мы распахнули дверь, послышался этот удар. Это было ничто иное, как комета, или крупный метеорит.

Мы долго и возбуждённо обсуждали, где этот космический гость примерно мог упасть. По нашим прикидкам получалось, что не более чем где-то в километрах двадцати. Утром, естественно, ни в какой маршрут мы не пошли, сели на машины и ломанули в том направлении, где, как нам казалось, этот метеорит упал. Весь день мы прошастали, ничего не нашли.
Судя по всему, метеорит упал значительно дальше, может быть даже в сотне километров от нас. Но, судя по удару и тому, как закачался наш вагончик, это был метеорит серьёзный.

Ваш Сергей Миронов
Tags: ЧЁТКИ ПАМЯТИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments