Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

ЧЁТКИ ПАМЯТИ - (English)

Когда я учился в школе, иностранный язык, а у нас это был английский, начали изучать в пятом классе. И помню, мне очень понравился этот предмет ...

ENGLISH
Наш класс разбивали на две группы. Почему-то мы занимались в библиотеке, и почему-то нас в группе было человек семь-десять, хотя класс был большой – человек тридцать пять. Может нас на три группы даже разбивали?
Мне нравилось произносить какие-то иностранные слова, очень нравился английский алфавит. Одним словом, я чувствовал, что английский будет моим любимым предметом.

Честно говоря, что случилось дальше, смутно помню, но уже в седьмом классе самый ненавистный предмет для меня был английский. Я ничего в нём не понимал и понимать не хотел.
Я регулярно получал "пары". Как ни пыталась воздействовать на меня учительница, у меня было просто какое-то физическое отвращение к изучению этого предмета.

Как-то заканчивается полугодие, я понимаю, что мне "светит" "пара", хотя иногда, что называется, на чистом энтузиазме я получал даже тройки. И вот наша "англичанка" задаёт нам домашнее задание: написать сочинение о своей семье и о том, какую профессию каждый из нас хочет выбрать в будущем.

Понимая, что сам никакого сочинения не напишу, а в то же время, если за сочинение поставят положительную оценку, глядишь, трояк мне "натянут" в четверти, я решил обратиться к маме. Нет, вы не подумайте, что мама моя знала английский. Мама оканчивала школу во время войны, у неё было девять классов средней школы, от природы у неё была безупречная грамотность, но никакого иностранного языка, тем более английского, она не знала.

По уму, мне нужно было сразу обратиться к Маринке, моей сестре, которая на пять лет меня старше и к тому времени, по-моему, или оканчивала школу, или училась на первом курсе института. Но Маринка была строгим моим воспитателем и она бы никогда не согласилась написать сочинение за меня. Она бы вымотала мне всю душу, мучила бы меня несколько дней, и мы, наверное, написали бы в конце концов под её неусыпным контролем это злосчастное сочинение, но такая перспектива корпеть над английским меня абсолютно не прельщала. Поэтому я решил обратиться к маме.

Однажды за ужином, сделав грустное лицо, я сказал:
– Ну что, мама, похоже, в целом четверть закончу нормально, только боюсь, будет одна "пара".
– Как "пара"? – воскликнула сестра.
– Да так, – ответил я, глядя не на Маринку, а на маму. – По английскому.
– И что же, ничего нельзя сделать? – спросила мама.

Тут я выждал, как бы сейчас сказали, мхатовскую паузу, а потом ответил:
– Да нет, можно. Вот сочинение задали.
На что Маринка сказала:
– Так давай прямо после ужина сядем и начнём писать.
– Не-е, мам, – сказал я, не глядя на сестру, – если Маринка меня будет "гонять", мы только разругаемся и ничего не получится.

Мама обескуражено спросила:
– А что же делать?
– Мам, ты скажи Маринке, пусть она напишет сочинение за меня, я сдам, получу пятёрку. Маринка же английский хорошо знает, глядишь, у меня будет твёрдая тройка.

Маринка тут же заявила:
– Ещё чего, самому надо делать.
Но мама непререкаемым тоном сказала:
– Доча, пожалуйста, напиши за него сочинение, нам ещё не хватало, чтобы этот оболтус (тут я сделал возмущённое лицо) принёс "пару" в четверти.
Маринка вздохнула, сердито зыркнув на меня, села к письменному столу. Буквально через пятнадцать минут она подошла ко мне:
– На, переписывай в тетрадь своим дурацким почерком, но только сначала прочти, что я написала, и подумай.
"Ещё чего, – про себя решил я, – и думать сто лет мне не нужно. А, потом, если готовое сочинение, чего же буду его читать?"

Я аккуратненько переписал буквы и слова, абсолютно не вдумываясь в то, что я пишу, уж тем более не пытаясь понять смысл написанного.
На следующий день, довольный, я сдал сочинение и стал ждать, предвкушая следующее занятие, когда "англичанка" будет объявлять оценки за это сочинение.
Вот наступил счастливый, как мне казалось, для меня день. "Англичанка" вошла в класс довольная и почему-то первое, что она сделала, с большим удовольствием посмотрела на меня. Я скромно потупился.

"Англичанка" начала раздавать сочинения, хваля кого-то, говоря: вот здесь четыре, вот здесь пять. Я смотрю, что уже давным-давно могла бы мою фамилию назвать, но не называет. "Понятно, – подумал я, – хочет привести в пример, потому что у меня самое лучшее сочинение. Наверное, поставила пятёрку с плюсом. Ну ладно, подожду".

И вот, действительно, "англичанка" дошла до моего сочинения и сказала:
– А сейчас я хотела бы, чтобы Серёжа Миронов прочитал своё уникальное, замечательное сочинение сам.
"Опа-на! Вот это засада!" Читать, мягко говоря, я не хотел, но самое печальное, и не умел. Но делать нечего. Начал пекать, мекать.
Вот я пекаю, мекаю, класс слушает, вроде всё нормально. Я дохожу до финала, с горем пополам дочитываю последние две строчки и вдруг весь класс взрывается хохотом и просто начинает падать под стол. Я, не понимая, смотрю на "англичанку", смотрю на класс.

Учительница спросила:
– Ты хоть понял, что сейчас прочитал?
– А как же!

Кстати, когда Маринка написала сочинение, я спросил, что она там написала. Маринка сказала, что написала про нашу семью, написала, что я очень люблю учиться в школе, и что очень люблю английский язык и в будущем хочу стать геологом и может быть язык пригодится мне в экспедициях в другие страны.
– Молодец! – тогда сказал я Маринке.
Когда я читал сочинение перед классом, то английское слово "geology" я понял: это что-то про геологов. А значение других слов: "my mother", "my sister", которых было очень много, я знал.

Короче, не буду вас томить, уважаемые читатели, оказалось, Маринка сыграла со мной злую шутку, потому что сочинение заканчивалось в переводе на русский такими словами:
"У меня есть много любимых предметов, особенно я люблю химию, люблю историю, но английский я не люблю, потому что ничего в нём не понимаю и понимать не собираюсь, и это сочинение писал не я, а моя сестра".

Конечно, поставили мне "пару". Я пришёл домой, сделав самое трагическое лицо, в присутствии Маринки сказал маме:
– Ну что, мама, скажи "спасибо" Маринке, помогла она братику: "пара" теперь будет у меня в четверти.

Маринка не сразу поняла, в чём дело, и воскликнула:
– Слушай, идиот ты несчастный, неужели ты так и переписал?
– Конечно, я же доверяю своей родной сестре.

Мама сначала ничего не могла понять, а когда выяснила, она стала ругать Маринку, но та сказала:
– Слушай, мама, если он такой балбес, что даже не мог понять, что я там написала, пускай у него будет двойка, будет знать.
Кончилось тем, что мама попросила меня сходить к "англичанке" и договориться с ней о возможности переписать сочинение, попроситься на дополнительные занятия. Маринка занималась со мной неделю. Это было ужасно.
Но, в конце концов, за четверть свою "тройку" я получил.

Спустя много лет, когда оканчивал трёхгодичный курс английского языка, и сдавал устный экзамен в Москве на Неглинной улице, при подготовке к экзамену ощутил то хорошо понятное чувство людей, знающих язык, когда уже стал думать на английском языке, я вспоминал эту забавную историю. Всё-таки язык нужно учить вовремя, а не "валять дурака", как это в своё время делал ваш покорный слуга.

Ваш Сергей Миронов.
Tags: ЧЁТКИ ПАМЯТИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 60 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →