Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

ЧЁТКИ ПАМЯТИ - (ГОБИ. После дождя)

Однажды, когда искали место для лагеря, увидели на горизонте тоненькую-тоненькую полосочку невысоких скалок и огромный вынос в пустыню камней, щебня, сухих веток (откуда там ветки, было сначала непонятно). Мы поняли, что это следы, видимо, огромного временного водотока, который, может быть возникает весной, когда снег начинает таять, – вода аккумулируется и со всех скал стекает по многочисленным ложбинкам, овражкам и логам в одно, видимо, самое главное русло и всё это потом выносится так далеко в пустыню....

ГОБИ. ПОСЛЕ ДОЖДЯ.
Поехали к горушкам и увидели, что прямо за одной из них растёт, как мы его называли, "гобийский вяз".
Уж не знаю, вяз это или нет, но это было дерево с тонкими жёсткими листочками. Кстати, несмотря на то, что дерево давало тень, наученные горьким опытом, мы никогда не спали под деревом, потому что на нём очень часто было огромное количество клещей. И если лечь или сесть под дерево, очень скоро эту "приятную" живность можно было обнаружить у себя в голове или на теле.

Разбили мы лагерь, который представлял из себя раскладушки, большой ящик с крышкой (метра два в длину и примерно метр в ширину), в котором мы перевозили и продукты, и посуду, он же был для нас столом. Были у нас складные стульчики, поставили "квасовозку", в ряд расставили раскладушки. Были у нас две машины: "топик" и ещё одна – ГАЗ-66.

И вот однажды мы были все на маршрутах, кто-то дежурил в лагере. Готовили мы в основном на паяльных лампах. Были сделаны специальные таганки, на которые можно было ставить вёдра, завжигали паяльную лампу – и завтрак, ужин и обед готовили таким образом.
Вдруг посередине маршрута неожиданно небо затянуло огромной тучей, хлынул дождь, я бы даже сказал – хороший ливень.
Не помню, говорил об этом или нет, но во время дождя и даже спустя шесть часов после него работать при поисках урана нельзя, потому что повышается радиоактивный фон из-за того, что радиоактивный радон (газ), который находится в воздухе, прибивается дождём к земле.

Мы свернули все работы и поехали к лагерю. Когда доехали, дождь уже кончился, а потом уже и солнце выглянуло.
Стали ждать обеда, а сами сели в топопривязчик, окна и двери были открыты, "топик" стоял прямо вдоль русла, открытой дверью в сторону горушек, а капотом в сторону пустыни.

И вот сидим, о чём-то болтаем. После того, как закончился дождь, прошло, наверное, минут тридцать.
Тут кто-то из нас услышал шипение. Водитель "топика" спрыгнул, обошёл все четыре колеса, потому что была полная иллюзия, что где-то "травит" колесо. Послюнив ниппели и послушав у колёс, пожал плечами, залез обратно в "топик". Шипение усиливалось, стало очень явственным. Мы прислушались – исходит оно откуда-то извне и, похоже, именно от горушек. Кто-то из нас первым догадался встать, выглянул в дверь, и мы услышали: "О-па!"

Выпрыгнув из машины, мы увидели, что по руслу из-за скал движется на нас двухметровая стена какой-то грязной пены, движется довольно медленно и это она издаёт такое неприятное шипение. Сначала сдуру не поняли, что нас ждёт, и побежали навстречу этому валу. Мы поняли, что это по руслу идёт саккумулированная со всего этого горного массива вода, которая гонит перед собой эту реку.
Уже сквозь шипение мы услышали какой-то грохот – сомнений не было, так могут грохотать только бьющиеся друг о друга камни, причём, большие камни. Когда поняли, что сейчас будет, то немножко опоздали.
"Топик" успели перегнать на ближайшую горушку, а ГАЗ-66-ой, как назло, не заводился. Так же мы успели поднять на небольшую скалку ящик с продуктами (потом дважды перетаскивали ящик ещё выше), успели подхватить и раскладушки, да практически всё, только ГАЗ-66-ой с брезентовым кузовом остался стоять как раз поперёк этого русла.

Буквально через пару минут, стоя на вершине возвышенности, увидели, как огромный грязеводоселевой поток обрушился на то место, где только что был наш лагерь. Огромные валуны, некоторые чуть ли не в метр диаметром, летели как мелкая галька.
Самое ужасное, что всё это начало биться о борт, кабину ГАЗ-66-ого. Был момент, когда вода стала перехлёстывать через кузов. Машина начала раскачиваться, вот-вот норовя упасть под напором этой грязеводы, но не упала.
Мощно этот грязевой сель шёл примерно минут десять, потом он стал спадать и уже через час протекали только отдельные тонкие ручейки той грязеводы. Машина была вся ухайдакана.

Забегая вперёд, оказалось, что песок попал в двигатель и своим ходом ГАЗ-66-ой с этой стоянки не мог уехать. Но что такое стихия, мы увидели воочию и ещё раз убедились, насколько коварна пустыня Гоби.

Ваш Сергей Миронов
Tags: ЧЁТКИ ПАМЯТИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments