Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

ЧЁТКИ ПАМЯТИ - (Друза)

Законодательное Собрание Санкт-Петербурга и сейчас находится в замечательном петербургском дворце, который носит название Мариинский, по имени Марии дочери Николая I. Построен дворец по проекту Андрея Ивановича Штакеншнейдера, того самого, который в Петербурге перестроил дворец Белосельских-Белозерских.

ДРУЗА
Буквально в начале января 1995 года после недолгих баталий мы избрали председателя Законодательного Собрания, им стал Юрий Кравцов – опытный депутат Ленсовета, юрист по образованию. А вот с заместителем получилась накладка. Очень быстро в Законодательном Собрании образовалось две группы примерно равной численности, каждая из которой хотела продвинуть своего первого заместителя и своих заместителей. На компромисс группы друг другу не шли.
На каждом заседании были попытки внести то пакетом, то отдельно те или иные кандидатуры, но никто не набирал по результатам тайного голосования бюллетенями (а голосовали именно так) нужного числа голосов – 26.

С первого дня работы в Законодательном Собрании практически я перестал работать в той фирме, в которой работал, честно сказав работодателям, что хочу посвятить себя, по крайней мере, первые полгода глубокому погружению в депутатскую деятельность.
Я внимательнейшим образом изучал всю повестку дня, все законопроекты, был членом нескольких комитетов, на каждом заседании я неоднократно выступал и с докладами, и с поправками.
Нужно сказать, что со многими моими предложениями как мои коллеги из той группы, в которую входил я, так и мои оппоненты всё-таки соглашались, потому что руководствовался я прежде всего здравым смыслом, ну, и кое-какой опыт законотворческой работы появлялся.

Я активно занимался продвижением на пост первого зама одного из коллег из нашей группы, участвовал в различного рода переговорах – тайных, открытых, закрытых и так далее. Жизнь была бурная. Но замов мы не могли избрать несколько месяцев.
И вот где-то в конце марта мы решили провести очередное толковище, собраться представителям двух группировок и попробовать найти какой-то компромисс. Собирались мы в разных помещениях. Почему-то то традиционное помещение, где мы обычно собирались, в этот день оказалось занятым.
И тут кто-то сказал:
– А давайте пойдём на вахту и откроем кабинет заместителя.

Действительно, послали кого-то на вахту и на втором этаже мраморной лестницы открыли высокие, красивые тёмнокрасные двери в кабинет заместителя. А так как заместителя не было, то и кабинет был на замке. И вот мы заходим в гулкую приёмную и первое, что я вижу – на журнальном столике большая друза горного хрусталя. Меня это очень удивило.
Уж чего-чего, а привет из своего геологического прошлого я тут никак не ожидал увидеть.

Друза была на специальной деревянной подставке.
Причём, если по виду друзы нельзя было понять, как давно она находится здесь, а вот по деревянной подставке я понял, что она сделана, возможно, ещё до революции. Как потом оказалось, а я специально почитал литературу, муж Марии герцог Лейхтенбергский был страстным коллекционером минералов и в Мариинском дворце собрал уникальную минералогическую коллекцию. Та друза, которую я увидел, наверное, если не единственная, то один из последних образцов из той самой коллекции.

Нужно сказать, что лично у меня никакого ни намерения, ни желания избираться в заместители и работать на постоянной основе на тот момент не было, но почему-то, когда мы прошли в кабинет и сели за длинный-длинный стол (а окна из этого кабинета, кстати, выходили прямо на Исаакиевскую площадь с видом на памятник Николаю I, на Исаакий, на "Англетер" – потрясающе красивый вид), я стал внимательно осматривать стены, потолки этого очень красивого кабинета. Увидел недалеко от письменного стола ещё какую-то дверь и, сидя за длинным столом, споря о тех или иных возможностях согласованного пакета по заместителям, я всё время думал: "Интересно, а что за той дверью?" Оказалось, думал я так не зря, потому что через два дня меня вызвал Кравцов и неожиданно для меня сказал:
– Есть только единственный вариант, который наберёт необходимые двадцать шесть голосов – мы вас избираем первым заместителем, а Виктор Новосёлов становится просто заместителем.

Я опешил от такого предложения, сказал, что мне нужно подумать. Пошёл, посоветовался со своими работодателями. Они не без сожаления, понимая, что я вынужден буду уйти из их фирмы, но всё-таки отпустили меня на политическое поприще.

И 12 апреля действительно такой пакет "Миронов – первый зам., Новосёлов – зам." был поддержан двадцатью восьмью голосами.
Так началась моя профессиональная работа законодателем, и, как первый заместитель, я получил именно тот кабинет с шикарной друзой горного хрусталя в приёмной, которая там находилась всё время, пока я был депутатом Законодательного Собрания. Находится она и сейчас в Мариинском дворце.

Вот такая немножко мистическая история.

Ваш Сергей Миронов.
Tags: ЧЁТКИ ПАМЯТИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments