Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

ЧЁТКИ ПАМЯТИ - (Политика. Начало.)

В конце ноября 94-го года двадцать пять человек, в их числе был и я, избрали депутатами Горсовета, это были довыборы, а первая половина депутатского корпуса избралась ещё в марте (тоже 25 человек).

ПОЛИТИКА. НАЧАЛО.
В марте в основном избрались бывшие депутаты Ленсовета, которые уже имели опыт законодательной работы. Полгода они изредка собирались в Мариинском дворце, "валяли дурака". На самом деле, тогда было принято, что все депутаты работают на неосвобождённой основе. Поэтому они все трудились на своих работах, но время от времени собирались, обсуждали какие-то вопросы.
Так как они были нелегитимны, потому что для кворума не хватало буквально одного депутата, то просто были такие посиделки.

Новоизбранные в ноябре депутаты приходили в Мариинский дворец, где находилась избирательная комиссия, чтобы узнать о дальнейших своих шагах. Я тоже пришёл и увидел объявление на дверях: "Вновь избранным депутатам Городского Собрания. Такого-то числа в такой-то комнате Мариинского дворца проводится организационное собрание депутатов для подготовки первого пленарного заседания. Всех желающих приглашаем".

"О, как интересно, – подумал я, – наконец-то начинается какая-то новая работа". И решил, что туда обязательно пойду.
Нужно сказать, что те полгода, прошедшие после несостоявшихся в марте выборов из-за низкой явки в моём округе (но там я занял первое место), до осенних выборов я времени даром не терял. Я списался, созвонился и, одним словом, заполучил регламент работы Московского и Новосибирского городских советов, ещё каких-то городов, и эти полгода внимательно изучал их регламенты. Многие положения мне казались абсолютно диковатыми, многие интересными.
Что такое "регламент" и какие там есть нюансы – к началу своей парламентской деятельности я уже понимал.

В назначенное время прихожу на обявленное организационное собрание. Как потом оказалось, практически все двадцать пять избравшихся в ноябре человек не имели опыта законодательной работы, одним словом – новички. Так вот, на это организационное собрание из новичков пришёл только я. Собрание проходило на втором этаже, в большой комнате, где стоял большой круглый стол. Это было нечто вроде библиотеки.
За столом сидели мои новые коллеги, это всё были "зубры" Ленсовета, люди известные, такие как Михаил Пирогов, Леонид Романков, Сергей Никешин, Юрий Кравцов.

Когда я зашёл, громкие разговоры на секунду прервались, с некоторым удивлением все посмотрели на меня, спросили – кто я? Я ответил, что я – депутат Миронов от двенадцатого округа. Мне предложили сесть за круглый стол.
Несмотря на то, что я пришёл вовремя, собрание уже началось. Обсуждался организационный вопрос, о котором писалось в объявлении, были другие вопросы, а также рассматривались некоторые положения временного регламента. Собственно говоря, при мне они просто продолжили когда-то ранее прерванный спор, причём, этот спор у них начался гораздо раньше, возможно, даже не в этот день.
Минут тридцать я слушал их очень экспрессивную, но, на мой взгляд, абсолютно бесполезную полемику по одному какому-то конкретному вопросу. Очень скоро я понял, что у меня есть своя точка зрения на предмет спора, но я счёл необходимым присмотреться получше.

Когда дискуссия, по определению, я это уже понял, зашла в тупик, поднял руку. Все замолчали и с большим удивлением посмотрели на меня. Кто-то из тех, кто как бы вёл это собрание, спросил:
– Вы что хотите?
– У меня есть свои предложения по тому вопросу, который вы обсуждаете.
Удивление на лицах моих новых коллег достигло высшей точки. Вообще, когда я заговорил и сказал, что у меня есть такое-то предложение, удивление на лицах моих коллег я мог сравнить только с тем удивлением, которое мог вызвать, например, вдруг заговоривший стол или стул.
– Ну-ну, – кто-то подначил меня.

Я высказал свои идеи. Собственно говоря, договорить мне даже не дали, потому что, как только я начал говорить, уже по лицам господ депутатов понял – они заранее не согласны и даже не то, что не согласны, а просто очень раздосадованы, что вынуждены слушать всякую чушь из уст новоявленного коллеги.
Не успел я закончить, как раздался целый сонм голосов, что это полная чушь, это такая ерунда, и вообще – если вы ничего не понимаете, то сидите и не мешайте умным людям заниматься подготовкой заседания. Я, несколько внутри обескураженный, взирал на это довольно спокойно.

Тут слово взял большая умница Михаил Иванович Пирогов. Он в Ленсовете в первом и втором созыве (во втором созыве умер от сердечного приступа. Царство ему Небесное) был тем депутатом, который, пожалуй, есть в любом законодательном органе – самый въедливый, самый язвительный, но самый блестящий профи, который лучше всех знает законы, лучше всех разбирается во всех хитросплетениях регламента, одним словом, дока, но тот, который за словом в карман не полезет, и более того, ради красного словца, что называется, "не пожалеет и отца". Его уважали, а если называть вещи своими именами, то просто побаивались.
– А чего вы ржёте, балды такие? Коллега Миронов дело говорит. Он очень дельное внёс предложение.

Собравшиеся замолкли, ещё больше удивились и стали ждать разъяснений от Пирогова, потому что, судя по всему, то, что говорил я, они просто не слушали. Михаил Иванович пересказал моё предложение. Тут действительно мои коллеги удивились в очередной раз и были вынуждены признать, что, пожалуй, именно так и нужно делать.

Потом дискуссия пошла дальше, но теперь, когда я поднимал руку и просил слова, все с интересом смотрели на меня и внимательно слушали, что я предлагал. Там мы прошлись по всему порядку, по всему временному регламенту. Должен сказать, что почти все мои предложения нашли поддержку в первую очередь у Михаила Ивановича Пирогова, а за ним и остальные соглашались с этими идеями.

После того, как мы закончили, Михаил Иванович подошёл ко мне, пожал руку и спросил:
– Коллега, а где вы получили такие глубокие знания по регламентным нормам законодательной власти.
Я по-честному сказал, что за те полгода, что ждал новых довыборов, проштудировал несколько регламентов.
– Это вы правильно сделали, коллега, чувствуется, что зря время вы не потратили.

Через несколько недель мы уже работали над постоянным регламентом Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, этот регламент был разработан Михаилом Ивановичем Пироговым, я внёс туда более ста поправок, около шестидесяти из них были одобрены и Михаилом Ивановичем, и всеми коллегами, поэтому первое время новый регламент у нас в ЗакСе назывался "Регламент Пирогова-Миронова"
Вот такое было начало.

Ваш Сергей Миронов.
Tags: ЧЁТКИ ПАМЯТИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 58 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →