January 27th, 2013

Миронов С.М.

ЖКХ – «заповедник» дикого капитализма

Дожили! Согласно недавнему опросу ВЦИОМ, большинство россиян (57%) «главной проблемой России» назвали не преступность, не бедность, не алкоголизм и наркоманию, и даже не коррупцию. На первое место люди поставили жилищно-коммунальное хозяйство. Видимо, рассуждают граждане примерно так: от преступника можно спрятаться, с коррупционером можно не связываться, но куда ты денешься от текущей крыши, холодных батарей, промерзающих стен и растущих, как на дрожжах, цифр в квитанциях по оплате услуг ЖКХ?

Реформе ЖКХ уже многие годы. Но результаты удручающие. Сегодня только на приведение изношенных фондов к нормативному состоянию надо 6.5 триллионов рублей, а таких денег у государства нет. Да и откуда им взяться, если примеры безхозяйственности и воровства происходят прямо под самым носом Правительства и правоохранительных органов? К примеру, недавно обнародована информация, что в России возникла целая теневая отрасль по так называемой «реставрации» старых труб. Вырывают из канав ржавые трубы, наспех латают и опять зарывают. И наплевать дельцам, что через пару месяцев случается авария: денежки-то льются потоком! По данным Минпромторга, в стране целых 90 предприятий заняты таким бизнесом на ржавых трубах, и практически каждая третья труба, используемая при ремонте, – бэушная.

ЖКХ – это заповедник самого дикого, самого циничного капитализма. Тут все, словно специально, сделано вопреки здравому смыслу. Там, где целесообразней монополии (теплоснабжение, энергетика и т.д.) приняты решения о приватизации и об отмене всякого госконтроля. Там, где есть возможность конкуренции и выбора (обслуживание и ремонт домов, уборка территории и т.д.) делается всё возможное, чтобы придушить ростки малого бизнеса. С одной стороны, - плодится масса липовых ТСЖ, с другой, - изобретаются изощренные препоны для тех ТСЖ, которые реально создаются жильцами. Должного контроля за управляющими компаниями нет, а многие из муниципальных чиновников, обязанные этот контроль осуществлять, сами греют руки на ЖКХ, создавая посреднические фирмы под родственников и знакомых.
Вопрос: что делать с этим хаосом? Прежде всего, надо решить ключевую проблему, превращающую жилищно-коммунальное хозяйство в «жилищно-криминальное». Я имею в виду полную непрозрачность тарифообразования. Никто сегодня не в состоянии внятно объяснить суть тех методик, по которым оно происходит. Поэтому СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ настаивает: тарифы на услуги ЖКХ не должны превышать уровня инфляции. Это уже само по себе станет стимулом к наведению порядка, сокращению издержек и сильно затруднит воровство.

Collapse )
Миронов С.М.

ЧЕТКИ ПАМЯТИ. Снежный перевал. Часть 2.

Летели долго, в сплошной облачности, стало сильно болтать. В общем-то мы были привычные, но кое-кто уже начал «травить», и ему передавали ведерко. Настроение, честно говоря, у всех было не очень воинственное (как будто мы чувствовали, что нас ждет). Вот зажглась желтая лампа над люком, рампа стала открываться, снежный вихрь ворвался во внутрь – мы увидели сплошную облачность. Зажегся зеленый сигнал, и с криками «Ура!» мы бросились в люк.

Меня закрутило, но все прошло штатно, дернул купол.
Сначала летел секунд десять в облаках, потом внизу увидел: местами торчат черные скалы и все в снегу. Мне казалось, что я еще должен был минуту находиться в воздухе, как вдруг увидел, что земля стремительно приближается (это я потом сообразил, что воздух-то «разряжен» и летишь намного быстрее). Наконец – земля: я напружинил ноги, но можно было этого не делать, потому что буквально через секунду по самую шею в прямом смысле слова я оказался в снегу. Быстро начал вырываться – нужно было подтянуть стропы, чтобы купол меня не понес. Впрочем, на земле было абсолютное безветрие, а самое главное – пугающая тишина. Я продолжал лихорадочно выкапываться, но потом почувствовал, что у меня нет сил. Я еще не осознал, в чем дело, снова стал шебуршиться, и опять то же самое. Только потом мы догадались, что на высоте трех тысяч метров просто элементарно не хватает кислорода, а к этому мы не были готовы.

Все-таки кое-как мне удалось выбраться. Слава Богу, когда попробовал, отползя от лунки, которую сделал своим телом, встать на ноги, оказалось, что я проваливаюсь не по шею, но, скажем так,»вам по пояс будет», это точно. Стал оглядываться – мне показалось, что уже смеркается. И это было близко к правде: мы долго просидели, вылетели где-нибудь в час дня, часа два летели, а зимой темнеет быстро, особенно на юге.

Вдруг за ближайшим холмом я увидел черный дым, причем совсем близко. «Здорово!» – подумал я. И начал проламываться туда. Но потом с удивлением понял, что дым движется, а через секунду услышал странный звук, похожий на шум мотора то ли танка, то ли еще чего-то. Тут на полном ходу выскакивает БМП (боевая машина пехоты). Меня осенило: «Пехота не с трехлинейками, она же вся на броне, на БМП». Это был мой «противник»!

Collapse )