October 21st, 2012

Миронов С.М.

ЧЕТКИ ПАМЯТИ. Учебка. Начало.

В конце недельного житья в спортзале нас однажды, уже поздним вечером, когда все укладывались спать, подняли и под проливным дождем стали рассаживать по машинам. Мы поняли, что наконец-то везут к настоящему месту службы-учебы. И, действительно, нас привезли на плац той самой гайжунайской учебки, построили, и «сваты» стали разбирать бойцов по подразделениям. Выглядело это так. Кто-то из сержантов кричал: «А кто хочет в операторы–наводчики ПТУРС?» Что такое ПТУРСы, мы с Костиком не знали. Как потом оказалось, расшифровывается очень просто: противотанковые управляемые реактивные снаряды. Но почему-то нам это не казалось столь романтичным, как просто крылатая пехота. Также кричали про механиков-водителей; интересовались, нет ли артистов, потому что одна рота специализировались как певческая; интересовались, нет ли у кого разряда по какому-либо виду спорта. Костик сказал, что вообще-то у него первый разряд по мотогонкам, но так как у меня никакого разряда не было, а мы уже не мыслили себе службы друг без друга, то он промолчал.

Нас в строю под проливным дождем становилось все меньше. Костик уже порывался на каждый призыв тащить меня туда, а я как чувствовал, говорил: «Это все не то, давай еще подождем». И вдруг появился невысокий, коренастый человек с залысиной на лбу, причем это было видно даже из-под шапки – это был Миша Шуманский, наш будущий старшина. Ему исполнилось 28 лет. Его призвали служить, когда ему было 26 – еще год, и он никогда бы не попал в армию. Видимо, в силу своего возраста, да и той работы, которой он занимался на гражданке, он был неплохим психологом, поэтому Михаил Шуманский, гвардии старшина ВДВ, гаркнул очень характерным голосом на весь плац следующее: «А кто, салаги, не сдрейфит пойти в морской десант?» – «Морской десант? А что это?» – крикнул я. Миша ответил: «В обычном десанте бывают ночные прыжки – это все туфта, морской десант прыгает ночью в 5-бальный шторм на море».

Уже попав в ВДВ, понимая, что это круто, я почувствовал, что может быть еще круче. Мы переглянулись с Костиком и, не сказав друг другу ни слова, шагнули вперед. Так мы попали во вторую роту первого батальона обычных десантников или «курков» – крылатой пехоты, как о десантниках пишут в газетах. Никакой это был не морской десант, просто Шуманский не хотел, чтобы среди его подопечных были отказчики. И если уже гипотетически призывник не боялся прыгнуть ночью в 5-бальных шторм в открытое море, то уже днем с высоты 800 метров прыжок с Ан-2 точно не побоится сделать. Он оказался прав: именно в нашей роте не было ни одного отказчика. И вот началась служба.
Ваш Сергей Миронов