April 8th, 2009

Миронов С.М.

"Золотоискатели" (рассказ-быль для детей)

Дорогие друзья!
Не так давно одному из френдов обещал написать о своём детстве. Выполняю обещание.


Родился я в городе Пушкине – это пригород Ленинграда. Жили мы на самой окраине бывшего Царского Села, на улице Красной Артиллерии, дом 30. Дом наш был старинный, трёхэтажный, кирпичный, покрашенный жёлтой штукатуркой и мы называли свой дом – Дом с башнями. Наш дом являл собой фрагмент своеобразной крепости с башнями, с крепостной стеной. Где-то в промежутках между башнями были трёхэтажные дома. Крепость занимала целый квартал, внутри которого находилось военное училище. Была легенда (а может быть и быль), что эти дома-крепость были подарком королевы Англии (короля?) Николаю II перед Первой мировой войной. По крайней мере на одном из флюгеров-флажков над башней были выбиты цифры: "1914 г.". Наша улица, как я уже сказал, была крайняя. Мимо нашего дома всегда шли похоронные процессии, потому что совсем недалеко, в километре от дома, было старинное Казанское кладбище. Я помню время, когда ещё в доме не было газа и у всех были керосинки или керогазы, а в ванной стоял титан – водогрейная колонка, которую нужно было нагревать дровами. Поэтому под окнами первого этажа у подъездов лежали огромные поленницы дров. Улица представляла из себя булыжную мостовую, по которой проезжали машины 3-4 раза в день, а в основном тарахтели конные телеги.

История, которую хочу рассказать, произошла, наверное, в 1964 году. Это было ещё при Хрущёве и я помню, какие были перебои с хлебом, когда белые пшеничные батоны совсем исчезли, продавались только кирпичики чёрного, какого-то липкого хлеба, и те давали по одной буханке в одни руки. Какие это был руки – неважно (взрослые, детские), но чтобы хлеба хватило, очередь нужно было занимать в пять утра, а магазин открывался в семь. И вот я помню, что мама поднимала нас с сестрой Маринкой, сонных вела к булочной, а булочная была на бульваре Киквидзе (это где-то в километре от нас в сторону центра нашего города). Мы стояли в очереди, потом получали буханку хлеба, бегом неслись домой, успевали попить чай и шли в школу.

Кстати, для нашей "артиллерийской" окраины понятие "поехать в город" означало не в Ленинград, что было бы естественно, потому что Пушкин – это пригород Ленинграда, а это просто в центр Пушкина. Вот такая у нас была окраина.
Через дорогу от дома была детская площадка, причём я помню, что сначала это были какие-то заросшие бурьяном бугры. А бугры – это руины трёхэтажного дома, который был разбомблен фашистами во время Великой Отечественной войны. Потом все эти бурьянные неровности разровняли бульдозером и сделали замечательную детскую площадку с качелями, каруселями, футбольным полем, павильонами и прочим. За детской площадкой было несколько частных домиков, а за ними начиналось поле, за полем виднелось справа кладбище, а прямо километрах в двух был глубокий овраг, а за оврагом в четырёх километрах протекала река Поповка, где я в своё время впервые увидел окаменелые ракушки моллюски-трилобиты. Это было ещё до школы.
Collapse )