Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

ЧЁТКИ ПАМЯТИ (Как я работал в музее)

Дорогие друзья!
Предлагаю ещё один эпизод из  
"Чёток памяти" ...

КАК Я РАБОТАЛ В МУЗЕЕ
Когда я учился на первом курсе Горного, несмотря на то, что у нас была повышенная стипендия (аж целых 45 рублей!), денег, конечно же, не хватало. Я был уже после армии, и хотелось и одеваться нормально, да и девчонку куда-нибудь сводить, одним словом, проблема приработка стояла ребром.

Как-то кто-то из родственников мне подсказал, что освобождается вакансия в Екатерининском дворце (а жил я в Пушкине) ночного вытряхальщика войлочных тапочек. Разузнав, в чём состоит работа, какой график и сколько за это платят, я пришёл в восторг.
Платили за эту как раз пыльную работу аж целых 70 рублей. Нужно было три раза в неделю в любое время, начиная с 8 вечера до 7 утра, приезжать во дворец. Там надо было позвонить в дверь, тебе открывал дежурный милиционер.
Во дворце в специальном помещении в огромных ящиках лежали использованные большие войлочные тапки-лапти на резинках, которые посетители обязательно надевали, чтобы во дворце не испортить паркет каблуками.
Естественно, тапки пылились и по ночам нужно было их вытрясать.

Процедура была следующая...
Нужно было накладывать в тележку тапки и вывозить тележку на задний двор, вываливать содержимое на крыльцо, потом брать по паре тапок в руки, колотить друг о друга и складывать выбитые тапки обратно в тележку. Потом тележка перевозилась в комнату, где тапки перекладывались уже в другой ящик – пустой.

Наступила первая ночь моего дежурства.
Я где-то в час ночи приехал на последней электричке из Ленинграда, бодро пешком дошагал от вокзала до Екатерининского дворца (автобусы уже не ходили), позвонил милиционеру. Он проверил, что я есть в списке, пустил меня.
И вот я стал брать эти тапки и вывозить – всю эту процедуру мне показали накануне. Оказалось, что трудился я 4,5 часа (пришёл в полвторого, а ушёл в шесть утра), а в семь мне нужно было ехать в Ленинград. "Эге, – подумал я, – в следующий раз нужно провести рационализацию".

В следующий раз (а он наступил через день) я делал то же самое, только когда вывозил тележку на задний двор, брал не по два тапка в руки, а прямо целую охапку и тряс их. Оказалось, что на это уходит всё равно где-то часа 2,5-3. Тогда я решил продолжить рационализацию.
Но какие бы ухищрения я не предпринимал, получалось, что минимум 2,5 часа на это дело нужно тратить.

И вот буквально на четвёртый или пятый раз, после, кстати, некой студенческой весёлой вечеринки, когда особенно захотелось спать, я приехал на работу. Увидев этот огромный ящик с тапками, и представив, как буду сейчас туда-сюда мотаться с тележкой, решил сачкануть. Силёнок после ВДВ хватало и я с помощью нехитрого приспособления подтащил один ящик к другому и просто перевалил тапки из грязного ящика в чистый.
Ну тут поднялась такая пыль, что в комнате видимость упала практически до нуля. "Нет проблем", – подумал я, залез на батарею, открыл форточку и сел на кушеточку, которая стояла перед запылённой комнатой, ждать, пока пыль осядет, чтобы потом закрыть форточку.

Сижу, всё тихо. Вдруг слышу: крики, топот, какие-то слова с ненормативной лексикой и это всё приближается ко мне. Я на всякий случай встал. И вот вижу: бежит группа милиционеров с пистолетами наперевес и все ко мне. Я не на шутку перепугался.
Как оказалось, (а ведь это я должен был сообразить!) и окна, и форточки находились на сигнализации, и, когда я открыл форточку, сигнализация на пульте дежурного милиционера во дворце сработала. Но милиционер благополучно спал и не услышал этого. А параллельно сигнализация сработала на пульте в отделении милиции.

Из отделения приехал наряд, стучится в музей, а дежурный милиционер спит. Они его добудились, дали ему по башке, сказали всё, что о нём думают, и ринулись искать нарушителя. А нарушитель никуда не убегал, а спокойненько сидел. Нужно ли говорить, что это была моя последняя рабочая ночь в этом замечательном музее.
              *               *                  *
Но коль скоро я вспомнил эту историю, тут же расскажу ещё одно интересное обстоятельство.
По-моему, на второй или третий раз работы во дворце, когда я уже закончил работу, было где-то три часа ночи. Прежде чем идти домой, я подумал: "А почему бы мне не прогуляться по анфиладам дворца в темноте?" Сказано – сделано.

Прямо рядом с той комнатой, где посетители переобувались в тапочки, была лесенка, которая вела на второй этаж дворца.
Перед лесенкой был натянут бархатный шнурок. Я, естественно, через него перешагнул, поднялся по лестнице, прошёл один зал, второй. И вот я оказался в каком-то огромном зале, только не в Зеркальном, за окном был рассеянный свет, качались деревья, тени от которых играли на стенах. Было темно, но в принципе что-то было видно.
Вдруг я почувствовал, что меня охватил какой-то дикий страх.
Причём, я никогда не боялся темноты, ещё в детстве на спор мы лазили по одиночке в подвал разрушенной церкви, стоящей по середине кладбища, а тут взрослый мужик после армии – ну просто абсолютно дикий страх и ожидание из-за каждого поворота появления каких-то то ли привидений, то ли не знаю кого или чего.

Вокруг меня что-то постоянно поскрипывало, даже как будто постукивало и всё время казалось, когда идёшь, что параллельно тебе слышны ещё шаги, когда останавливался, шаги замирали. Вероятно, это было такое эхо.
Несмотря на то, что я десантник и вроде не должен ничего бояться, всё-таки дальше трёх залов я никуда не пошёл и быстренько ретировался обратно.

Так что, когда сейчас объявляют "Ночь музеев", я всегда вспоминаю этот случай.
Ночью в музее, когда там горит свет и можно быть просто посетителем – хорошо, а вот так, да ещё не просто в музее, а настоящем царском дворце, всё-таки, как оказывается, неприятно.

Ваш Сергей Миронов
Tags: ЧЁТКИ ПАМЯТИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 66 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →