Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

ЧЁТКИ ПАМЯТИ

Дорогие друзья!
Начинаю записывать очень короткие даже не рассказы, а скорее зарисовки из прошлого. Эту серию зарисовок хочу назвать "Чётки памяти". Часто всплывает, непонятно почему, и непонятно по какому поводу, тот или иной эпизод из жизни, из детства и, как правило, это действительно эпизод, какая-то короткая либо история, либо просто наблюдение.
Вот поэтому я и решил так назвать эту своеобразную рубрику, которую буду вести, пока не надоест или пока всё не перевспоминаю, хотя всё вспомнить, конечно же, невозможно.
Итак, "Чётки памяти" ...

ДВА ВОСПОМИНАНИЯ О БАБУШКЕ
Бабушку мою звали Дарья Ильинична, фамилия у нёё была Варламова. Это мама моей мамы. На лето нас с сестрой Маринкой увозили в Новгородскую область к бабушке в деревню, по-моему, она называлась Большая Любунь. Ездил я туда, когда мне было три или четыре годика, потом ездить почему-то перестали. Впрочем, помню, что потом бабушка стала жить у нас в Пушкине.

Маринка никогда не пила молоко, и не ела ничего молочного. Ну и я, как маленькая обезьянка, тоже заявлял, что молоко я не пью. И тогда бабушка придумала вот что ...
Когда в саду поспевала малина, бабушка её насыпала в стакан, заливала молоком, давала мне ложечку и говорила: "Серёнька, давай, ешь". Ну, я и ел, стараясь вылавливать ягоды, а молоко не трогать. С каждым разом, изо дня в день, в стакане малины становилось всё меньше, а молока – полный стакан. И так, потихонечку, я привык пить молоко в прикуску с малиной. Кстати, этот вкус до сих пор вспоминаю с удовольствием.
Вот так бабушка приучила меня пить молоко.
* * *
Вторая история связана как раз с тем периодом, когда бабушка жила у нас в Пушкине.
Мы жили в коммунальной квартире, у нас была хорошая комната – больше 30 метров, за ширмой стояла бабушкина кровать. К ширме (со стороны, где стояла кровать бабушки) булавкой была приколота какая-то иконка.

В классе, наверное, уже в пятом, одним словом, когда в школе мы начали изучать химию, был такой специальный урок, который назывался "Развенчание религиозных чудес". На этих уроках учительница показывала нам какие-то опыты-фокусы с постоянной присказкой, что религия – это опиум для народа, и мы, как настоящие пионеры, должны бороться с таким предрассудком, как вера в Бога. И ещё учительница сказала, что если кто-то из наших родственников молится Богу, то он неправ и с этим нужно бороться. Сказано – сделано.

Вернувшись из школы, я первым делом направился, естественно, к иконке. Бабушка в это время занималась где-то по хозяйству. Хорошо, что у меня ума хватило иконку не выбросить, а куда-то спрятать.

Каждый вечер, когда все ложились спать, бабушка за ширмой вставала на колени и тихонечко шёпотом молилась своему Богу. В этот вечер я старался не заснуть, мне было интересно, что же будет делать бабушка, когда увидит, что молиться ей не на что – иконки-то нет. Слушал я, слушал, пока не услышал бабушкин плач, плакала она очень-очень тихо, но мама всё равно услышала. Через две минуты я стоял в одних трусах по середине комнаты с иконкой в руках и выслушивал от мамы-коммунистки, а заодно от бати-коммуниста всё, что они думают обо мне. Иконка была водружена на место, а бабушка попросила родителей меня очень не ругать, потому как "ничего он не понимает".
Похоже, бабушка была права.

ФРУКТОВОЕ МОРОЖЕННОЕ
Дело было после армии, в Пушкине.
Лето, жарко. Захотелось окрошечки и пошёл я за квасом.
С улицы Красной Артиллерии нужно было свернуть на бульвар Киквидзе, там, в торце продовольственного магазина, летом стояла бочка с квасом и, естественно, там всегда выстраивалась здоровущая очередь. И вот встал я с 3-литровым бидоном в очередь, стою, солнышко греет, птички поют, очередь хоть медленно, но движется. А рядом лоток с мороженым.
И как раз между очередью за квасом и лотком с мороженым моё внимание привлекла очень интересная троица.

Две девочки, наверное, второклассницы – только что закончили первый класс и перешли во второй, а с ними маленький, годика три, братик одной из них. Методично, перекладывая копеечки с ладошки одной девочки на ладошку другой, девочки вели счёт – чай, почти второклассницы, считать уже умеют!
А мальчишка, взглядом следя за денежкой, которая кочует с ладошки на ладошку, аж рот открыл от тревоги и в то же время сладостного ожидания.
И очень быстро я понял, что самое дешёвое мороженое – фруктовое в картонном стаканчике с палочкой – стоило семь копеек, три порции мороженого – 21 копейку, а у девчонок было где-то копеек 18. Они-то давным-давно уже поняли, что денег хватит только на две порции, но никак не могли сказать этого братику, и в который уже раз, по-моему, в пятый или шестой, начинали перекладывать и вслух пересчитывать копеечки.

И так меня тронул этот пацан, который уже палец засунул в рот, представляя, наверное, что это та самая палочка с мороженым, и глаза его, следящие вопросительно, жалобно-тревожно и в то же время с надеждой за денежками, и девчонки, которые могли бы давным-давно купить два мороженых и дать одно братцу, но почему-то для них это был какой-то моральный тупик – не хотелось никого обижать.

Я, конечно, подошёл и дал им денег – сколько не хватало.
Нужно было видеть (я хорошо запомнил) эти три пары благодарных глаз. Похоже, я выступил, если не тем Волшебником на голубом вертолёте, который привозит в известной песне сто эскимо, то уж просто волшебником точно. Почему-то стало очень приятно, правда, ещё больше захотелось кваса.
Окрошка в тот день удалась!

Ваш Сергей Миронов

Tags: ЧЁТКИ ПАМЯТИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 56 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →