Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

Дневник 19-25 марта (окончание)

Подъехали к железному домику на сваях, на стене которого было написано «СССР. Научная станция Беллинсгаузен. 22 февраля 1968 г.».



А на углу домика висит чисто петербургский фонарь.



Станция «Беллинсгаузен» была задумана как опорная в районе архипелага Южных Шетландских островов, отделенных с юга от Антарктического полуострова проливом Брандсфилд, а с севера омываемых проливом Дрейка.

К строительству приступили 31 января 1968 г. с борта дизель-электрохода «Обь». Место под строительство станции было выбрано в восточной части острова Ватерлоо (Кинг-Джордж) на полуострове Файлдс (62°12'ю.ш. 58°58'з.д.).

Остров Кинг-Джордж, на котором расположена станция, является самым крупным из островов архипелага. Большая часть острова покрыта льдом. Полуостров Файлдс представляет из себя самый большой свободный ото льда участок. Его береговая линия изрезана многочисленными бухтами и мысами, важнейшими из которых является п-ов Ардли на восточном побережье. Северо-западный берег п-ова Файлдс омывается водами пролива Дрейка, юго-восточный — замыкает собой залив Гуардия-Насьональ, с юга полуостров отделен узким проливом Файлдс от соседнего о-ва Нельсон (Лейпциг).

Климат п-ова Файлдс морского типа, среднегодовая температура воздуха составляет минус 2,8°С.

22 февраля 1968 г. состоялось официальное торжественное открытие самой западной советской станции, получившей имя «Беллинсгаузен».

Выгодное географическое положение и относительная доступность этого района для плавания судов обеспечили активное присутствие здесь большинства национальных антарктических экспедиций, а впоследствии и развитие здесь международного туризма. Если в 1968 г. на о. Кинг-Джордж (Ватерлоо) находились всего две постоянные станции — Беллинсгаузен и Хубани (Аргентина), то к настоящему время к ним присоединились зимовочные и сезонные станции и базы Чили, Уругвая, Китая, Южной Кореи, Бразилии, Польши, Перу, Эквадора, США, ФРГ. На острове сооружен постоянно действующий грунтовый аэродром чилийских ВВС на военно-воздушной базе «Теньенте Рудольфо Марч Мартин (сокращенно — база Марч), при которой действует научная станция Чили «Эдуардо Фрей».

Станция Беллинсгаузен — единственная островная российская станция, находящаяся почти в полтысячи километров севернее южного полярного круга.

В районе станции Беллинсгаузен обнаружено 12 видов гнездящихся птиц, а также 6 видов залетных. Здесь представлены пингвины Адели, ослиные пингвины, антарктические пингвины, различные виды буревестников, поморники, капские голуби и др. Встречаются южные морские слоны, тюлени Уэдделла, тюлени-крабоеды, морские леопарды и южные морские котики.

Сооружения станции расположены на свободном ото льда участке по обе стороны ручья Станционного, берущего начало из озера Китеж, которое находится в 300 м к северо-западу от станции.

Большинство членов зимовочного состава — мои земляки-петербуржцы. Зайдя в помещение, переобулись. Во всех помещениях нельзя ходить в уличной обуви. Кстати, курить в Антарктиде можно только в помещении, чтобы, не дай Бог, даже случайно не выбросить окурок на улице. Вообще экологическая чистота соблюдается очень жестко.

В домике прошли в кают-компанию, очень уютную. Хотя после официантов в белых рубашках с бабочками и изысканного интерьера чилийского аэропорта здесь у наших все, мягко говоря, очень даже скромно (обидно!). После первых сумбурных рукопожатий, восклицаний, кто-то сказал, что нужно сделать сразу же групповую фотографию, чтобы потом не забыть, что и сделали.



Потом я вспомнил, что мы привезли две освещенные иконы в церковь, которую соорудили на горушке рядом со станцией в 2004 году.



Деревянная православная церковь, построенная в Горно-Алтайске, в разобранном виде была доставлена в Антарктиду на борту научно-исследовательского судна «Академик Сергей Вавилов». Собирали храм сами полярники.




Храм на самом южной материке возвели по благословению Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II. Его размеры позволяют проводить службу одновременно для 30 человек.

На станции есть два священнослужителя, иеромонах Кириллов Валентин Викторович, он исполняет обязанности техника-ремонтника, но самый настоящий батюшка, в рясе, еще очень молодой человек (Кириллов В.В. — 1 декабря 1976 г. рождения, родился в г.Курганинск Краснодарского края, образования высшее, в 2005 году закончил Московскую духовную академию); а также послушник Попинако Николай Викторович, он тоже исполняет обязанности техника-ремонтника (Попинако Н.В. — 4 мая 1973 г. рождения, родился в г.Почеп Брянской области, образование начальное профессиональное, в 1996 году закончил профессиональное училище № 1 г.Брянска).

Потом сели в низкие кресла, за низкий журнальный столик, ребята налили чай (предупредив, что обедать будем в столовой и там будет серьезный, настоящий обед). Начали разговаривать.





Я сказал, что можно задавать любые вопросы.
Первый вопрос мне задал врач-хирург Александр Викторович Урядников. Вопросов было два. Он спросил: «Вы ленинградец?» Я утвердительно ответил. «Так, значит, за «Зенит» болеете?» — спросил Александр Викторович. «Конечно», — ответил я. «Можно сделать фото?» И от тут же достает приготовленный по случаю флаг «Зенита». Особенно после победы над «Марселем», в Антарктиде, за тридевять земель от Питера, было счастьем, учитывая, что я действительно являюсь горячим поклонником команды, сделать такой снимок. А доктор сказал, что обязательно пошлет это фото фанам «Зенита». А я, не претендуя на эксклюзив, тоже с удовольствием помещаю эту довольно уникальную фотографию.



И здесь, в Антарктиде с удовольствием воскликнул: «Зенит — чемпион!» 24 года мы всегда говорили это и все ждали, что после 1984 года когда-нибудь это вновь станет реальностью. А сейчас, когда по итогам турнира 2007 г. «Зенит» действительно чемпион, как приятно это говорить и надеяться, что «Зенитушко» и в этом сезоне не подкачает.

Потом ребята сказали, что у них есть коллекция минералов (видимо, знали мои пристрастия). И, конечно же, я попросил принести и мы начали рассматривать.



И вот здесь я почувствовал интересное парадоксальное ощущение, еще в институте я понимал, что шестой континент — Антарктида — это действительно один из материков, только безжизненный, который сложен теми же самыми породами, что и остальные континенты. Но когда я увидел друзочки кварца, кристаллы кальцита, сургучно-красную яшму, окаменелое дерево, отпечатки древней флоры, испытал шок.

Потом где-то в подсознании было ощущение, что Антарктида — это как другая планета, на которой, естественно, и породы должны быть какие-то особенные. Наличие образцов окаменелого дерева, которого, как мне сказали ребята, здесь большое множество, и отпечатков деревьев где-то периода мезозоя — свидетельствует, что когда-то Антарктида не была такой как сейчас, а тут росли деревья и фауна, наверное, какая-то была. Это все было до ледниковых периодов.

Потом мы проехали несколько сот метров в гору до церкви.



Когда в кают-компании я сказал, что, наверное, пора в часовню съездить, все полярники, не только батюшка, обиженно на меня посмотрели: «Не часовенка, а церковь Святой Троицы». И действительно, когда зашли внутрь, это была настоящая, правда, не очень большая церковь с алтарем, иконостасом.

Как уже говорил, я привез две освещенные иконы — Святой Троицы и икону, на которой изображен Сергий Радонежский и Серафим Саровский. Внутри церкви полярники с гордостью показали мне каменную, в стиле флорентийской мозаики икону, которую я легко узнал, так как видел ее фотографию у уральских умельцев на ВДНХ в Москве на выставке-ярмарке «Блеск самоцветов». Кроме этого, над входом висела икона Святой Троицы, сделанная из каменной крошки, которую пару месяцев назад им подарил Патрушев.

Уже собираясь уходить, поставив свечечку «за здравие» полярников и во славу России,



обратил внимание на цепь, которая через отверстие в полу уходила наверх в отверстие потолка.



Первая мысль у меня была, что это колокол так держат, чтобы не раскачивался зря, а оказалось, что эта церковь стоит на внутренних растяжках (такие же цепи в каждом из четырех углов.



Точно также на тросах держится Останкинская башня). Кстати, тот ветер, который показался нам ураганом, по оценке наших полярников, так себе ветерок, даже и ветром его не считают. «Когда более 40 метров в секунду, это да, задувает», — говорят они.
Перед тем как войти в церковь мы увидели первую антарктическую живность.

Это была крупная светло-коричневая птица, водоплавающая, с черными лапами, черным большим клювом, которая бесстрашно ходила рядом с нами, время от времени взмахивая огромными крыльями, делая круг и садясь опять рядом с человеком. Это был поморник, так полярники сказали.







На обеих лапах у него были кольца. Ребята говорят, что этих птиц очень много, но этот «приватизировал» нашу станцию, других птиц сюда не подпускает и прямо с рук у ребят берет то, что ему дают. Конечно, нафотографировал я этого единственного представителя фауны Антарктиды, которого удалось увидеть, по полной программе.

У церкви стоит указатель, на котором показаны различные святые для православной церкви места. Таких указателей, кроме этого, еще два, один у чилийского аэропорта. 



а второй на берегу бухты, рядом с домиком станции Беллинсгаузен.



Там тоже мы нафотографировались.



Ребята говорили, что в этой бухте очень часто появляются киты с фонтанами, с хлопаньем хвостов по воде, с нырянием. Говорят, очень красиво.

Александр, начальник станции, все сокрушался, что нет времени съездить на китайскую станцию, которая находится в пяти километрах. После очередного высказанного сожаления и уже посмотрев, в каких условиях живут наши полярники, я сказал Саше, что туда ходить — только расстраиваться, потому что легко могу предположить, какое там масштабное строительство и как там все отгрохано. Александр подтвердил, что это именно так. Обидно.

Ребята на мои предложения рассказать о трудностях, сказали, что все нормально и никаких трудностей нет. Кстати, всего зимовать будут 14 человек. Вот их все фамилии и должности:

Оруп Александр Анатольевич начальник станции

Александров Виктор Яковлевич ведущий инженер метеоролог

Мороз Александр Алексеевич ведущий инженер по техническому обеспечению

Елисеев Руслан Николаевич судоводитель-механик

Соловьев Александр Сергеевич инженер-механик

Дорошенко Сергей Алексеевич инженер-электромеханик ДЭС

Урядников Александр Викторович врач-хирург

Тихоненков Денис Викторович инженер-гидробиолог

Андреев Михаил Петрович ведущий специалист

Савкин Вячеслав Семенович инженер-ремонтник

Зацепин Борис Михайлович техник-ремонтник

Кириллов Валентин Викторович техник-ремонтник (священнослужитель)

Попинако Николай Викторович техник-ремонтник (священнослужитель)

Мельников Сергей Вячеславович техник-технолог


Большинство из них мои земляки-петербуржцы, хотя есть и из Новокузнецка, Брянска и других городов. Большинство из них прибыли 20 февраля и зимовать будут до марта 2009 г. Опять же многие из них зимуют на этой станции не в первый раз. Кто-то из них сказал, что 8-й раз сюда приезжает. Костяк зимовки — это уже давно сложившийся коллектив. Это мне все знакомо по экспедициям в геологии.

В качестве подарков мы привезли музыкальный центр, несколько десятков видеофильмов, два ящика фруктов. Потом ребята повели нас обедать. Еще в кают-компании я спрашивал, кто из них ведущий инженер-метеоролог, потому что с ним я хотел поговорить о глобальном потеплении. Мне было сказано, что он дежурит на кухне. Когда пришли в столовую, я перемолвился с метеорологом Виктором Яковлевичем Александровым, он подтвердил мои сомнения по поводу антропогенного воздействия на изменение климата.

Кстати, еще в докладе чилийского ученого прозвучало, что если в западной части Антарктиды действительно фиксируется в последнее время потепление, то в восточной части на всех станциях метеонаблюдения фиксируется постепенное похолодание. А ребята еще сказали, что прошлая зима, то есть для нас это лето 2007 г., была одной из самых суровых и было очень холодно. Они с тревогой ждут, какой будет нынешняя зимовка.

  А обед у полярников был просто супер. Я даже поинтересовался: это специально по поводу приезда гостей или каждый день так? И услышал, что действительно каждый день два первых на выбор, несколько вторых. Нас, в частности, накормили настоящим домашним рассольником и отлично зажаренным антрекотом с рассыпчатым рисом. Повара, моего земляка, зовут Сергей. С большим удовольствием пожал руку тезке и сделали с ним фотографию вдвоем на память. Он радостно сообщил, что повесит эту фотографию рядом с фото, где он снят вместе с Патрушевым. А я ему пожелал, чтобы за время зимовки коллекция такого рода прирастала бы.

Вернулись мы к чилийским и другим коллегам по комиссии как раз вовремя. Начальник базы вручил всем присутствующим сертификаты. На моём крупно было написано, что этим сертификатом свидетельствуется посещение синьором Сергеем Мироновым территории чилийской Антарктики. Вот здесь нужно несколько слов сказать подробнее. По договору об Антарктике 1959 г. Антарктида ни в целом, ни частью не может быть собственностью какого-либо государства. (Договор об Антарктиде 1959 г., заморозивший все территориальные претензии).

В Антарктиде запрещены любые действия по добыче или даже разведке полезных ископаемых, запрещена любая производственная деятельность. Кстати, с территории Антарктиды запрещен вообще вывоз чего бы то ни было. Так вот, конечно, Чили, наряду с Аргентиной, ЮАР, Австралией и Новой Зеландией, находятся максимально близко от берегов Антарктики. Но договор есть договор. Тем не менее, сам сертификат говорит о многом. А еще на чилийской базе имени Президента Фрея проживает 28 семей (14 семей военных летчиков и 14 семей полярников). На чилийской антарктической станции есть школа, магазин, банк, почта, самое удивительное, есть новая больница, в которой уже родились дети, в свидетельстве которых так и пишется «Территория чилийской Антарктиды». Я думаю, не надо объяснять, для чего это делается.

  Станция «Президент Эдуардо Фрей» построена в 1969 году в непосредственной близости от российской станции Беллинсгаузен (на удалении нескольких сотен метров). Станция принадлежит Антарктическому институту Чили, входящему в структуру МИД Чили. В настоящее время Антарктический институт Чили находится в городе Пунта-Аренас.

В 1981 году силами чилийских ВВС на станции был построен аэродром с грунтовым покрытием, приспособленный для приема транспортных самолетов типа С-130. В 1990 г. на этот аэродром совершил экспериментальную посадку советский самолет Ил-76ТД, а в 1997 г. российский самолет Ил-18, однако, по заключению чилийских авиационных властей, последующие посадки этих типов самолетов противопоказаны на эту грунтовую ВПП.

Наиболее крупная чилийская антарктическая научная станция «Президент Эдуардо Фрей Монтальва», названная в честь президента Чили (1964-1970 гг.), расположена в точке с координатами 62о12’0’’ ю.ш и 58о57’51’’ з.д. на высоте 10 метров над уровнем моря на полуострове Файлде на О.Кинг-Джордж, который входит в группу Южных Шетландских островов, в 200 метрах от российской станции «Беллинсгаузен».

Очень интересную историю рассказал Риккардо Лагос о первой антарктической чилийской станции. В начале 60-х годов была построена первая станция на острове, который имел очень характерное, с учетом последующий событий, название Остров Разочарования. В 1967 году приехал корабль и забрал одних зимовщиков и выгрузил очередной состав. Также привез всевозможные грузы на очередную зимовку. Выгрузив все, корабль отправился в обратный путь к берегам Чили, но не успел он отойти и на 5 миль, как вдруг с корабля увидели, что над островом взметнулся столб огня, раздался грохот, пошли огромные волны и они стали свидетелями сильнейшего извержения вулкана.

В спешном порядке корабль вернулся, полярники, которые находились на острове, спрятались в подземном бункере и еле-еле их успели эвакуировать. И лавой, и землетрясением станция была полностью уничтожена. Вот такое уникальное совпадение-везение. Если бы корабль ушел, то все бы чилийские полярники погибли. И вот уже после этого стали строить новую станцию «Эдуардо Фрей».

Впоследствии был возведен многофункциональный научно-исследовательский комплекс, который включает посадочную полосу протяженностью 1300 м, поселок «Лас-Эстрельяс» («Здвезды»), основанный в 1984 г., в котором проживают служащие ВВС Чили, ученые, работающие на станции, а также больницу, школу, банк, магазин, отделение ЗАГСа, единственное в Антарктиде почтовое отделение, библиотеку. Помимо этого, на станции действует церковь. В настоящее время «Лас-Эстрельяс» является основным туристическим центром в Антарктиде, услугами которой пользуются многочисленные туристические операторы.
Численность населения научной станции «Президент Эдуардо Фрей Монтальва» в зимнее время составляет около 150 человек, в летнее — 80.

Вот такие интересные подробности. Получив сертификат, мы двинулись обратно к самолету.
Вроде бы все последовательно описал, но чего-то не хватает. А не хватает, наверное, абсолютно непередаваемого чувства восхищения и постоянного неверия, что ты находишься в Антарктиде. Я мечтал побывать в Антарктиде все время, пока работал в геологии. И вот парадокс: в геологии, казалось, намного больше шансов поехать на шестой континент в качестве геофизика, но мне этого не удалось. А когда стал политиком, вот я и в Антарктиде. Действительно, это суровый край земли и безмолвный континент.

Кстати, про безмолвный континент. Туда регулярно приходят туристические лайнеры, останавливаются недалеко от берега и на лодках, катерах туристы приплывают в Антарктиду. Ребята-полярники говорили, что от них очень много хлопот, потому что все хотят посмотреть церковь и что называется «суют свой нос, куда не надо». Опять же о полярном безмолвии. Саша, начальник станции, сказал, что у них есть фотография, где снята бухта, находящаяся перед станцией и одновременно в этой бухте стоят 6 кораблей, огромное количество лодок и катеров, курсирующих от них к берегу и обратно. В воздухе в момент съемки видны 2 самолета и 1 вертолет, а на побережье куча всякой техники, машины, вездеходы, тракторы и огромные толпы народа. Вот такая «пустынная» Антарктида.

Уже когда улетал с Антарктиды, вспомнил, что не удалось задать вопрос нашим ребятам на станции, но, видимо, настолько был впечатлен, что обо всем на свете забыл. А вопрос касался вот чего. Изучая документы, в частности, о совместных международных проектах различных исследований, натолкнулся на то, что ведутся «астробиологические исследования живых организмов внеземного происхождения по данным антарктических метеоритов, выполняемые специалистами Национального аэрокосмического агентства США в оазисе Ширмахера». Не хило, правда?! Обязательно покопаюсь где-нибудь по этому поводу. А если кто-то что-то знает, буду рад, если сообщите какие-то подробности, потому что мы-то с вами живем, спорим: есть ли жизнь в космосе, кроме земли, а там, оказывается, вовсю уже что-то исследуют. А может быть дело в том, что только пытаются найти. В любом случае, конечно, непростительно, что я об этом забыл спросить.

Полет обратно показался опять же короче. Где-то около 7 часов местного времени мы приземлились в Пунта-Аренас. Посадка на отличную бетонку была такой же абсолютно бархатной, как и посадка в Антарктиде. С удовольствием и благодарностью командиру экипажа вручил памятный подарок Совета Федерации.

А вечером нас ждала очередная экзотика. Мы поехали, как я понял, в какой-то загородный ресторан. Когда наш автобус неуклюже пробирался между каких-то заборов в полной темноте, я подумал: может ошиблись, не туда заехали?

Но потом увидел освещенные окна и большой костер под навесом. Самое интересное было под этим навесом. Оказывается, в Латинской Америке и Чили, в частности, существует интересный способ приготовления молодых козлят. Их свежуют, потрошат и распинают на специальных железных приспособлениях, под наклоном ставят у костра, причем, примерно в метре-полуторе от костра.



И так держат, время от времени поворачивая, около 7 часов. При этом достигают того, что весь жир стекает и многие места, там, где мясо было покрыто жиром, начинают просвечиваться, а вся тушка покрывается аппетитнейшей корочкой. Когда попробовал мясо — это действительно было что-то необыкновенное.

В конце вечера хозяин ресторана исполнил несколько серенад под гитару, а потом вдруг Беатрис, мексиканка, вызвалась петь чилийскую народную песню и выполнила это блестяще под аккомпанемент гитары.



Так как чувство благодарности организаторам уникальной поездки в Антарктиду переполняло нашу делегацию, учитывая, что Паредес открыла череду номеров самодеятельности, я вместе с двумя моими коллегами вышел на место перед столом и сказал, что в знак благодарности нашим руководителям за блестяще осуществленную поездку в Антарктиду мы исполним фрагмент известной русской казацкой песни.

Предварив словами, что господин Лагос и господин Айала сегодня в Антарктиде были нашими атаманами, мы втроем, по-моему, очень дружно, уж насколько качественно, не знаю, несколько раз спели: «Любо, братцы, любо, любо, братцы, жить, с нашим атаманом не приходится тужить!» Они, конечно, мало что поняли, но так как пели мы с воодушевлением, да и вообще слова и мелодия замечательные, судя по бурным аплодисментам, всем понравилось.

На следующее утро, это было 23, воскресенье, рейсовым самолетом полетели обратно в Сантьяго. Летели с одной посадкой в каком-то городке, название которого состоит из двух слов, второго не помню, а первое тоже Пунта, как у Пунта-Аренас. Из самолета не выходили, часть пассажиров вышла, часть зашла.

Полетели дальше до Сантьяго. На первом отрезке пути самые уникальные ледяные пики оказались закрытыми облаками. Но несколько красивых ледников удалось отснять. Кстати, место мне досталось под буквой «j» — это значит у прохода. Но когда я садился, я сразу же достал из портфеля фотоаппарат и, видимо, с такой тоской посмотрел на иллюминатор, что сидящий рядом с окном иностранец, причем даже, по-моему, не чилиец, тут же предложил поменяться с ним местами, за что ему очень благодарен. Потому что, действительно, несколько кадров получилось неплохих.



 


 

Утром 24-го полный день, работа в рамках Комиссии Социнтерна по проблемам изменения климата. Дважды выступал. В окончательном заявлении комиссии, в том числе в результате моих выступлений, ничего не говорится о связи потепления климата с антропогенной деятельностью, но сам факт потепления, безусловно, признается, но с этим никто и не спорит.

Вечером наши гостеприимные хозяева повезли нас в какой-то ресторан, который находится в горах. Из окна ресторана замечательный вид на ночной Сантьяго, но ужинать долго мне не пришлось, потому что по графику в 22 часа должен был быть вылет. Немножко посидев, еще раз сказав искренние слова благодарности господину Лагосу и господину Айале, раскланялся и поехал в аэропорт. Вылетели ровно в 22.00. Спланировал полет таким образом. Первое плечо до Кабо-Верде — сон, потому что на остров должны были прилетать в 9 утра, а второе плечо (причем, первое плечо 9 часов, второе — 8) — работа, в том числе как раз сейчас надиктовываю завершение дневника.

Итак, 25-е число, утро, 9.15 местного времени, идем на посадку на остров Сал. Сделал несколько фотографий этого, в основном, плоского и очень пустынного острова. Сегодня, 25 марта — день рождения моей мамы, Царство ей небесное.

Посол Александр Романович встретил у трапа и, как обещал, отвез на ближайший курорт. Я предусмотрительно захватил с собой плавки. Океан (Атлантический), вода — классная, температура плюс 24. Как я уже писал, примерно такая же температура круглый год. Вода бирюзовая. Песчаный пляж из мелкого белого песка. Кстати, о песке, посол рассказал, несмотря на то, что весь остров такой песчано-каменистый и казалось бы песка тут навалом, песок возят кораблями из Мавритании, потому что если здесь копнуть, то тут же котлован заполнится морской водой и, как опасаются жители Кабо-Верде, будет нарушена экология. Поэтому так и возят песок за тридевять земель. А строительство идет активное. В основном строят отели итальянцы.

Посол все жаловался, что не идет сюда российский бизнес. Действительно, для того, чтобы в любое время года, особенно зимой, вдоволь накупаться и позагорать (больше здесь, правда, делать нечего), то это очень отличное место. Надеюсь, может быть и мои заметки сподвигнут кого-нибудь посетить эти острова.

Как рассказал посол, коренные жители Кабо-Верде представлены ярко выраженными во внешнем обличии двумя племенами. Северяне, все, и женщины, и мужчины, очень стройные, очень поджарые. А южане, все, особенно женщины, очень плотненькие, даже толстенькие. И это является предметом добродушных шуток и анекдотов друг о друге.

Заходил в сувенирный магазин, ничего не купил, потому что еще по дороге в Чили посол подарил интересный сувенир из дерева, в частности, искусно вырезанную рыбу, которая называется голубой марлин или парусник. Кстати, уникальная рыбалка на эту очень красивую рыбу, названную парусником из-за своеобразного в виде паруса, плавника на спине. И здесь даже проходят чемпионаты по ловле именно этой рыбы. Рыба крупная, ловится на спиннинг, ведется очень своеобразно, как спиннингист чувствую, что, наверное, это действительно доставляет удовольствие.

Через полтора часа борт взял курс на Москву. Завершается поездка. Результатами, в целом, я доволен. Надеюсь и вам, дорогие читатели, было не скучно читать мои путевые (непутёвые?) заметки.

До встречи.
Ваш Сергей Миронов.


Дневник 19-25 марта Начало
Дневник 19-25 марта Продолжение
Tags: Визиты, ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ, Фотографии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments