Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

Categories:

Поездка в Триест

Продолжаю разбирать летние архивы...
Некоторое время тому назад ректор МГУ, академик Виктор Антонович Садовничий рассказал мне, что у него в Италии, в Триесте, есть друг – итальянец, страстный коллекционер минералов. Некоторые образцы, подаренные им МГУ, я видел при посещении университетского музея, поэтому мог себе представить, если такие образцы были подарены, что же у этого коллекционера в самой коллекции. А Виктор Антонович регулярно подогревал мой интерес рассказами о действительно уникальных образцах. Я стал напрашиваться, чтобы как-нибудь на выходные Виктор Антонович согласился бы меня свозить туда и познакомить.

И вот в одну из суббот августа рано утром мы с Виктором Антоновичем полетели в Триест. Забегая вперёд, я должен сказать, что очень благодарен Виктору Антоновичу за это новое знакомство и за возможность увидеть, наверное, одну из крупнейших коллекций бразильских агатов, аметистов и цитринов в мире.

Зовут коллекционера Примо Ровес.
Если я всё правильно понял, то Примо Ровес из бедной многодетной итальянской семьи. Родители не могли дать ему хорошего образования и всего, чего он добился в жизни (а добился он очень многого), он достиг сам, своим трудом, своей смекалкой, своей предприимчивостью.
Дело в том, что Примо Ровес – это тот человек, который ещё перед Второй мировой войной впервые привёз в Европу бразильский кофе и долгое время его компания практически была монополистом по поставкам бразильского кофе в Европу.
Однажды в Бразилии он познакомился с красивой женщиной, с которой связал свою судьбу и всю свою жизнь, она стала его женой. А родственники его жены имели карьеры, в которых добывали полудрагоценные камни. Так Примо Ровес, который никогда не увлекался геологией, впервые увидел уникальные бразильские агаты и аметистовые жеоды и "заболел" минералогией на всю жизнь. Сегодня у него, как я уже сказал, не только уникальнейшая коллекция, но и сеть магазинов по всему миру, в которых продают уникальные минералы, в основном опять же из Бразилии, хотя есть и из других стран.

Примо Ровес лично встречал нас в аэропорту вместе со своими помощниками. Это уже немолодой человек, ходит с палочкой. Но когда мы оказались в его "пещерах Алибабы", он, конечно же, забыл о своём возрасте, да и я этого не замечал. Хотя он говорил по-итальянски, а я не на очень хорошем английском, понимали друг друга с полуслова. Буквально с первых минут, после того как Виктор Антонович сказал, что я окончил Ленинградский Горный институт и 18 лет работал в геологии, Примо стал звать меня не иначе как профессор. Я сначала пытался его поправить, что, мол, никакой я не профессор, но потом понял, что это бесполезно.

Сначала Примо привёз нас в свой магазин. Вот так он выглядит.

Причём, эта фотография сделана примерно с середины магазина.
Чего там только не было!
Огромное количество спилов агатов, очень много окаменелостей, включая огромные плиты и спилы окаменелого дерева, и конечно уникальные жеоды аметиста и цитрина. И, конечно же, замечательные друзы горного хрусталя.

Вот на этой фотографии мы с господином Примо Ровесом у двух половинок распиленного вдоль окаменелого дерева.


Агаты и в магазине, и в коллекции выложены абсолютно правильно: спилы, лежащие на наклонно подсвеченном матовом стекле.



Вот мы с господином Ровесом у различных экспонатов и образцов в его магазине.



Эту смешную композицию (надо учесть, что размер головы лягушки более метра высотой) сделал один из внуков Примо Ровеса.


А это целестин в углистом сланце из Китая.

У меня есть подобный образец, только здесь кристаллы целестина искусственно путём обточки приподняли, получились две огромные объёмные астры. В моей коллекции они более, что ли, плоские.

А это плита размером примерно метр на полтора, в которой видны различные окаменелые моллюски.


Это опять же аметистовые друзы.


Из магазина мы прошли в один из ангаров, как их сам называет Примо, где находится первая половина его коллекции.
Когда мы ещё были в магазине, я обратил внимание на альбом, в котором представлена часть коллекции Примо, на котором по-итальянски было написано "Arte di Dio", что в переводе означает "Искусство Бога".
В этом названии вся философия любви Примо Ровеса к камням. Он говорит (и я с ним согласен), что природа, а в его понимании – Бог, как великий творец, создал уникальные произведения искусства, которые только нужно увидеть, иногда приложив небольшие усилия, например, распилив камень и отполировав его.
И таких примеров настоящего искусства Природы – Бога в коллекции Примо очень много.

Прежде всего, это уникальные по своей пейзажности, по рисунку и по цветовой гамме агаты.
И вот, во втором ангаре Примо провёл нас в небольшой закуток, где стояли два кресла, несколько стульев, в конце закутка на стене висела как раз эта надпись – "Arte di Dio", а под ней на специальном постаменте горела яркая, наверное, 500-свечовая, как минимум, лампа.


Помощник, а вообще, по-моему, даже какой-то дальний родственник Примо, стал брать с полок огромные спилы агата и ставить их перед лампой. Всё это называлось агатовые слайды.
На этой фотографии Примо показывает на интересный рисунок у агата. Здесь часть рисунка он прикрыл рукой, показывая как раз на эту интересную деталью.

Как сказал итальянец Примо, здесь Господь в камне показал мужскую силу. И по поводу этого спила он сказал, что его знакомый доктор-уролог постоянно просит отдать ему этот спил, чтобы повесить его у себя в приёмной.

Почему? – хорошо видно на следующей фотографии.


Итак, мы сели и начался показ самого удивительного слайд-фильма в моей жизни.










Дав нам вкусить пищи духовной, Примо Ровес решил покормить нас замечательным обедом (который, забегая вперёд, был действительно очень вкусным), но самое главное – за какой стол он нас посадил! Стол представлял огромный спил прямоугольной формы окаменелого дерева.
Это была древняя секвойя. Этому дереву 220 млн. лет. Весит она 1007 кг и найдена была в штате Аризона (США).

На этой фотографии я снял необработанный торец этой плиты:


После обеда Примо попросил принести три из четырёх самых больших чудес его коллекции.
Первое чудо называется "Райский сад". Это халцедоновая плита, примерно метр в поперечнике, на которой растут кристаллы кварца, представляющие собой как бы ствол деревца, увенчанный небольшой кроной.
Вот господин Примо Ровес показывает своё сокровище:


На этих фотографиях я более крупно взял, видно, что это за чудо!



Потом из бархатного мешочка Примо достал спил агата, который, на первый взгляд, ненамного уникальней и красивей других, но, поставив его определённым образом, Примо сказал: "Ну чем не автопортрет Пикассо?"
И действительно, похоже, что Пикассо свой портретный стиль подглядел у природы.


Третьим из чудес в коллекции Примо Ровеса был "олимпийский факел".
Но этот "факел" сделала природа и рука человека не прикасалась к изваянию этого уникального олимпийского символа. Ручка из себя представляет столб из аметистов. С одной стороны к аметистам примыкает нахлыстование кальцита, потом идёт шестигранник лавового туфа, как обычно бывает у факелов, а пламя изображает большой, мощный желтовато-беловатый кристалл кальцита.
Для такого сокровища, на которое давно зарится Международный Олимпийский Комитет, предлагая абсолютно сумасшедшие деньги Примо Ровесу за это чудо природы, подготовлен специальный футляр с бархатным ложем.


Господин Ровес доверил мне подержать этот "факел" в руках.


А на этой фотографии я сижу между Виктором Антоновичем и господином Ровесом.

Ровес держит "автопортрет Пикассо", я держу "факел". Перед нами сад камней.
Как видно, у Ровеса и у меня рот до ушей от счастья, а Виктор Антонович, видимо, думает: "Странные люди эти коллекционеры минералов!"

А в третьей "пещере Алибабы" Примо Ровеса меня ждало настоящее потрясение.
Когда я увидел многотонные, вскрытые жеоды аметиста в виде пещер (в некоторые действительно можно было залезть человеку спокойно), я восхищался, но не удивлялся. Когда я видел огромные щётки крупнейших и чистейших кристаллов наифиолетовейшего аметиста, я тоже восхищался, но не удивлялся.
Но когда с хитренькой улыбкой на устах Примо вместе с помощниками стал снимать крышку с огромного ящика, который лежал на полу, я ещё не представлял, что я там увижу.

А внутри находилось вот что – огромная друза аметиста, очень качественного, густо фиолетового, с огромными кристаллами, очень чистыми, в диаметре около двух метров, но чья-то рука (как здесь не вспомнить искусство Бога!) разбросала по этому фиолетовому полю белые пирамидки кальцита.
Отдельные кристаллы кальцита в аметисте есть и в моей коллекции. То, что здесь их много, скажем, дело вкуса, но самое уникальное заключалось в том, что строго по граням кальцитовых пирамидок кто-то "насыпал" полоски "алмазной" крошки – прозрачные кристаллы бледных-бледных аметистов.
Вот такого я действительно никогда в жизни и нигде в каталогах не видел!
Такое ощущение, что какой-то ювелир, найдя такое природой созданное чудо, решил помочь природе и разукрасил кристаллы кальцита такими "алмазными" дорожками.



Но это было ещё не всё.
Как я написал выше, я уже знал, что, не считая этого аметисто-кальцитового чуда, у Примо есть ещё какой-то уникальный минералогический образец, который во многих мировых каталогах именуется как "Свеча". И Примо показал мне, вынув из очередного футляра, эту "Свечу".

Основание, сам подсвечник, да и сама свеча, представляют собой сростки кристаллов горного хрусталя. Но наверху, там, где у свечи фитиль, природа тоже сделала фитиль, только из кальцита.

Под конец господин Примо Ровес взял свой альбом, сел за стол, на углу которого стояла большая глыба розового кварца, и подписал мне альбом, написав в том числе, что эта книга им дарится "профессору Миронову, чьи глаза светились счастьем, когда он смотрел на мои камни".

И это правда!
Ваш Сергей Миронов.
Tags: Встречи, Геология, Люди, ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ, Фотографии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 55 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →