Сергей Миронов (sergey_mironov) wrote,
Сергей Миронов
sergey_mironov

Пожароопасная экономия

​Вот уже несколько месяцев полыхают леса в Сибири. Выгорели огромные массивы в Забайкальском крае, Хакасии, Бурятии, Иркутской области, других регионах. И хотя после долгой раскачки на борьбу с пожарами были мобилизованы большие силы, включая спасателей МЧС, военнослужащих и волонтеров, разбушевавшаяся стихия до сих пор проявляет себя: подавят борцы с огнем один очаг, с новой силой все разгорается в других местах. Надо признать честно: под полный контроль ситуация, несмотря на все бодрые рапорты, так и не взята. Надежда одна: пройдут обильные осенние дожди, а потом наступят холода, выпадет снег, и лесные пожары в Сибири сами по себе утихнут.

Ущерб от нынешних сибирских пожаров еще предстоит подсчитывать, но некоторые эксперты полагают, что многие печальные «рекорды» (по площадям выгоревших лесов, прямым потерям древесных ресурсов и т.д.) могут быть побиты. Счет суммам ущерба идет на многие десятки миллиардов рублей. При этом не все ведь, что входит в понятие «ущерб», можно точно подсчитать. Как подсчитаешь, к примеру, то негативное воздействие на нашу природную «жемчужину» – озеро Байкал, которое оказала и еще, видимо, окажет катастрофа с окружающими его заповедными экосистемами? А можно ли оценить ущерб от людских трагедий, которых в нынешнем году из-за лесных пожаров опять произошло немало? Человеческие жертвы, люди, пострадавшие от ожогов и вдыхания продуктов горения, погорельцы, лишившиеся крова, имущества и т.д. Все это горе и страдания никакими деньгами не измерить.

Помнится, после «огненного» лета 2010-го, когда даже Москва оказалась во власти удушливого смога, власти нам обещали, что подобное больше не повторится. Но лето-2015 показало, что сделанные тогда «косметические» поправки в законодательство и управленческую практику эффекта не дали. Леса продолжают гореть. Из года в год. То в одних частях России, то в других. Где-то возгорания происходят из-за человеческого фактора, где-то из-за аномальной жары, где-то еще по каким-то причинам. Но, если смотреть в корень проблемы, самым главным «поджигателем» наших лесов стоит назвать Лесной кодекс 2006 года, который ликвидировал государственную лесную службу, как единый и самостоятельный орган, и по сути разрушил систему контроля за лесами.

В небольшой Белоруссии в гослесохране (которая не только сохранена, но и активно технически переоснащается) трудится 19 тысяч сотрудников. Примерно столько же их нынче на всю огромную Россию, где лесов в 85 раз больше, чем в Белорусиии. Невольно задаешься вопросом: на что, собственно, мы надеемся? В СССР в лесной службе работало 130 тысяч человек, имелась единая авиалесоохрана, другие профессиональные структуры, подготовленные для борьбы с лесными пожарами. Теперь все это либо вовсе утрачено либо раздергано по регионам, на которые сброшена ответственность за управление лесами и профилактику пожаров.

Все делалось вроде бы под флагом «экономии» бюджетных средств. Вот только, о какой экономии может идти речь, если то, что могло быть гипотетически сэкономлено за счет ликвидации системы гослесслужбы, многократно перекрывается расходами на ту же борьбу с лесными пожарами и ликвидацию их последствий? Каждый год жизнь тычет нас в одни и те же очевидные истины. В то, что никакие спутниковые мониторинги и прочие технические средства не заменят государственного служащего в лесу и не обеспечат выявление очага пожара на ранней стадии. В то, что никакие коммерческие арендаторы лесных участков не способны всерьез заниматься противопожарным обустройством лесов и тем более не готовы к оперативной борьбе с лесными пожарами. Это требует специальной подготовки, специальных людей, специальной техники!

Сама идея - расписать всю ответственность за леса по региональным клеточкам – абсурдна хотя бы уже потому, что стихия лесного пожара не подчиняется никаким административным границам. «Регионализация» управления лесами привела к прискорбной ситуации – к утрате возможности оперативно маневрировать силами и средствами в масштабах страны.

Абсурдна нынешняя система еще и потому, что у нас появились дельцы, которым, как выясняется, лесные пожары весьма выгодны. Получать порубочные лицензии на горелый лес куда легче, чем на обычный. А под эту сурдинку циничные коммерсанты и вполне качественного леса ухитряются нарубить. Контролировать-то «черных лесорубов» особо некому. По-своему заинтересована в лесных пожарах и региональная бюрократия. На текущие работы по лесоустройству и противопожарной профилактике деньги выделяются не столь уж и большие. А вот когда дело доходит до крупных лесных пожаров, – тут уже совсем другие финансовые потоки. Не потому ли чиновники так часто до последнего тянут с докладами в центр о том, что у них начали гореть леса, поначалу всячески приуменьшая масштабы бедствия? И только, когда эти масштабы разрастаются до угрожающих размеров, когда зарево пылающего леса уже из самой Москвы видать, начинают бить во все колокола: помогите, мол, региону!

В общем, куда ни кинь – всюду клин! Все упирается в систему. Как ни тяжко признавать нынешней власти, что в 2006 году с Лесным Кодексом допущена грубая ошибка, надо набраться политической воли и сделать это. Нужно кардинально менять все «пожароопасные» законодательные нормы на иные - «противопожарные». Надо возродить полноценную государственную лесную службу, управляемую из федерального центра и имеющую сильные, хорошо финансируемые, технически оснащенные и профессионально подготовленные региональные структуры. Если это сделано не будет, из великой лесной державы Россия постепенно превратится в страну горелых пеньков. Мы не имеем права в очередной раз «проглотить» горькие уроки очередного «огненного» лета! Нужно в конце концов делать выводы и принимать не косметические, а по-настоящему эффективные меры, чтобы подобное и впрямь больше никогда не повторилось!
Tags: Безопасность, Общество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments